HERALD HYDROBIOLOGY

Ученые труды А.И.Набережного

Загрязнение и самоочищение Дубоссарского водохранилища

Роль основных трофических уровней в биотическом балансе органического вещества водохранилища
Проведенные комплексные исследования Дубоссарского водохранилища позволили количественно охарактеризовать напряженное санитарно-гидрохимическое и гидробиологическое его состояние, направленность физико-химических и биологических процессов с учетом его самоочищения. Подвергаясь интенсивному загрязнению, преимущественно неочищенными стоками органического происхождения, водохранилище по всем учтенным показателям не отвечает требованиям, предъявляемым к водоемам централизованного питьевого водоснабжения, каким по сути оно является.
Серьезную угрозу сохранению качества воды и биологических ресурсов водохранилища вызывает постоянное обнаружение патогенных бактерий и ряда ядохимикатов, используемых в сельском хозяйстве Приднестровья. Прогрессирует загрязнение водохранилища нефтепродуктами, синтетическими моющими средствами, стоками животноводческих комплексов. При всем этом вода Днестра, поступающая в пределы Молдавии и обеспечивающая до 97% приходной части водного баланса водохранилища, периодически настолько загрязнена, что сама нуждается в тщательной очистке.
Детальный анализ последствий загрязнения водохранилища на физико-химические процессы и различные стороны жизнедеятельности растительных и животных гидробионтов приводится в соответствующих главах настоящей работы. В данном случае на основании некоторых цифровых материалов, приведенных выше их авторами, сделана попытка рассчитать баланс органического вещества в водохранилище (в килокалориях под 1 м²). Расчеты сделаны за вегетационный период продолжительностью 210 дней (апрель-октябрь). При составлении баланса не была учтена роль перифитона, фито- и бактериобентоса, донных отложений и других его элементов в трансформации органического вещества в водохранилище. Поэтому баланс носит сугубо ориентировочный характер.
В общей сложности в течение вегетационного периода в водохранилище поступает 11 830 ккал/м² органического вещества. Основными статьями его прихода являются: первичная продукция созидаемая фитопланктоном (53,8%), поступления с днестровской водой (33,7%) и сточными водами (10,6%).
В расходной части баланса 49,5% органических веществ минерализуется трофическими уровнями экосистемы (табл.1), а 44,1% сбрасываются с водными массами в нижний бьеф Днестра. Остальные 5,7% органического вещества, составляющие за вегетационный период 681,0 ккал/м², или 0,65 г/м² в сутки, аккумулируются в водохранилище. Приведенные величины аккумуляции органического вещества в водохранилище убедительно свидетельствуют, что система биологического самоочищения не справляется с объемом его загрязнения.

Таблица 1

Биотический баланс энергии в Дубоссарском водохранилище за вегетационный период (апрель-октябрь), ккал/м²

Группы

организмов
В Р/В Р R R/B A K2 C
Фитопланктон 18,0 353,0 6363,0 1590,0 88,4 7954
Бактерио-
планктон
40,88 62,2 2543 3500 85,5 6040 0,4
Зоопланктон
мирный
2,40 38,7 93,0 116,6 48,6 209,4 0,4 336,5
простейшие 0,11 200,0 21,4 9,2 85,7 30,6 0,7 38,2
коловратки 0,16 67,0 10,5 15,8 100,5 26,3 0,4 43,8
ветвистоусые 0,50 7,6 3,8 5,7 11,4 9,5 0,4 15,9
веслоногие 1,59 36,1 57,3 85,9 54,2 143,0 0,4 238,6
Зоопланктон
хищный
0,62 26,6 16,5 24,8 39,8 41,3 0,4 51,7
Зообентос мирный 88,0 2,24 330,9 594,5 6,3 925,1 0,3 1486,6
простейшие 0,66 142,0 93,2 39,9 60,6 133,1 0,7 166,4
олигохеты 33,3 4,2 141,4 330,0 9,9 471,4 0,3 785,6
моллюски 51,0 1,4 72,9 170,2 3,3 242,9 0,3 404,8
высшие раки 0,37 5,3 2,0 4,6 12,4 6,6 0,3 10,9
хирономиды 2,7 7,9 21,4 49,8 18,3 71,2 0,3 118,9
Зообентос хищный 0,95 14,0 13,6 31,7 33,4 45,3 0,3 75,6

Не меньший интерес представляло выявление функциональной роли отдельных трофических уровней экосистемы в процессах самоочищения водохранилища. При расчете приведенных в табл.1 величин было принято, что траты на дыхание фитопланктона (R) составляют 20% от валовой первичной продукции. Установлено, что бактериальная деструкция в водохранилище равна 50% от общей деструкции органического вещества планктонными гидробионтами; содержание сухого вещества в сыром весе бактерий составляет 15%; 1 г сырого веcа бактерий эквивалентен 0,7 ккал, а K2 = 0,42. Расчеты величин остальных групп гидробионтов приведены в главе «Материал и методика».
Из таблицы видно, что биотический баланс в водохранилище в исследуемые годы положительный. Это подтверждается сопоставлением суммарной деструкции (R) учтенных нами трофических уровней с первичной продукцией органического вещества, соответственно 5856 и 6363 ккал/м². Основную роль в процессах деструкции органического вещества в расчете за вегетационный период играет бактериопланктон — 3500 ккал/м², что составляет 63,2% от общей деструкции. Фитопланктоном в процессе дыхания минерализуется 1591 ккал/м², или 28,7% от общей деструкции органического вещества. Из животных гидробионтов 49,1 ккал/м² (0,9%) органического вещества разрушается свободноживущими инфузориям, 106,4 ккал/м² (1,9%) — остальными группами мирного зоопланктона и 224,4 ккал/м²(4 %) — бентическими животными.
Положительный баланс вытекает также из соотношения первичной продукции (Р) с продукцией нехищных форм планктонных и бентосных животных (исключая олигохет) и отношения продукции всех хищных форм животных к продуции нехищных форм (коэф. Р3/Р2). Эти величины в первом случае составляют 4,4%, во втором — 10,7%. Общие же пищевые потребности нехищных форм едва достигают 15,9% от чистой продукции, а потребности хищных форм — почти в три раза ниже продукции фильтраторов. Бактериопланктон ассимилирует всего 55% от чистой продукции органических веществ, а его продукция более чем в 2,4 раза превышает пищевые потребности фильтраторов.
Все это свидетельствует о полной обеспеченности пищевых потребностей всех трофических уровней и отсутствием пищевой напряженности, что также подтверждает вывод о том, что система биологического самоочищения не справляется с нынешней нагрузкой водохранилища органическим веществом. Для устранения создавшегося положения в водохранилище, наряду с очисткой стоков до нормируемых пределов, необходимо снизить объем сбрасываемых в него стоков не менее чем в два раза в многоводные годы и в три-четыре раза в маловодные.
© 1977. Авторские права на статью (в монографии «Загрязнение и самоочищение Дубоссарского водохранилища») принадлежат А.И.Набережному (Институт экспериментальной зоологии и физиологии АН Молд.ССР).
Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

Сентябрь 30, 2009 Posted by | Dubossari Reservoir | , , , , , , , , , , , | Оставьте комментарий

Видовая структура и продукция зоопланктона

Видовая структура и продукция зоопланктона в колхозных прудах Северной зоны Молдавии
Исследования зоопланктона прудов, главным образом колхозных Северной зоны Молдавии проведены с целью выяснения современного состояния его видовой структуры и продукционных возможностей в условиях интенсивного ведения сельского хозяйства. Результаты этой работы явятся составной частью общих рекомендаций построения схемы рационального ведения рыбного хозяйства этой категории водоемов комплексного использования.
Основная масса колхозных прудов построена для использования воды в целях орошения и рыбоводства, которому, однако, не во всех хозяйствах уделяется надлежащее внимание. Большинство прудов расположено за пределами населенных пунктов. Их водосборная площадь включает приусадебные участки, огороды, животноводческие комплексы, откуда вместе с паводковыми водами в пруды поступает большое количество органических веществ. Дополнительно значительное количество органики и пестицидов поступает в пруды в результате их смыва с полей сельскохозяйственных угодий. Не случайно характерным для воды прудов этой зоны является постоянное наличие биогенных элементов и высокие величины бихроматной окисляемости, способствующие обильному развитию фитопланктона, особенно синеэеленых, протококковых и других групп. Среди них преобладают виды родов Microcystis, Aphanizomenon, Anabаena, Scenedesmus, Cruсigenia, Tetrastrum, Еuglena, Trachelоmonas и др., которые в полной мере обеспечивают трофические потребности зоопланктеров-фильтраторов по способу питания. Водная высшая растительность в большинстве прудов этой зоны развита слабо, в некоторых отсутствует (Шалаpь, Бызгу, 1970),
Температурные условия в прудах также благоприятны для жизнедеятельности зоопланктеров. В частности, по многолетним данным (Ярошенко, 1952, 1956,а) среднесуточная температура воды в них к 15 апреля поднимается до 8 — 15° и ниже не опускается до 15 октября, а в период с июня до третьей декады августа обычно выше 24°. В редких случаях температура веды в прудах превышает 28°. Общая сумма ионов в воде колеблется от 373 до 6562 мг/л с преобладанием вод гидрокарбонатного класса группы магния, натрия и натрия магния первого и второго типов, а также гидрокарбонатно — сульфатного класса группы натрия (Ярошенко, 1956 б; Шаларь, Бызгу, 1970). Высокая минерализация воды в прудах, как показал М. Ф. Ярошенко (1956 в), подтверждается и нашими исследованиями, и она не лимитирует, а благоприятствует массовому развитие зоопланктона.
Площадь прудов колебалась от 3-4 га до 200 га, а средняя глубина от 1,2 до 3,0 м. Водное питание большинства прудов атмосферное. В среднем в этой зоне выпадает 493 мм годовых осадков. Несмотря на это, в связи с использованием воды прудов на орошение, уровень воды в них в течение вегетационного периода сильно колеблется.
Изучали 35 прудов 12 районов Северной зоны Молдавии, в том числе 7 прудов госрыбхозов (Фалештского, Глодянского и Дрокиевского). В 17 прудах наблюдения за состоянием зоопланктона велись посезонно и в разные годы, в некоторых ежемесячно, в остальных одноразово, обычно летом. При сборе материалов по зоопланктону применяли сеть Апштейна (шелковое сито № 68) с диаметром входного отверстия 25 см. Обычно количественные пробы отбирали фильтрованием 100 л прудовой воды. При подсчете биомассы зоопланктона использовали сведения по индивидуальным весам, приведенные Ф. Д. Мордухай-Болтовским (1954) и А. А. Косовой (1961).
Расчеты продукции зоопланктона проводили по величинам суточного прироста особей, приведенные в наших предыдущих работах (Набережный, 1979, 1980; Набережный, Ирмашева, 1978; Ирмашева, Набережный, 1980). Необходимо отметить, что в данном случае по уточненным данным, вытекающим из результатов проведенных нами экспериментальных работ, удельная суточная продукция науплиальных стадий циклопов при температуре 20° принята 0,25, колеподитных — 0,22, половозрелых особей — 0,025.
Изучение зоопланктона ряда прудов госрыбхозов северной части Молдавии проведено М. Ф. Ярошенко (1952, 1956 в), М. Ф. Ярошенко и А. И. Набережным (1956), В. Л. Гримальским (1974), Е. В. Кожокару, В. Я. Гримальским (1964), В. Л. Гримальским и др. (1970), В. Г. Мущинским и др. (1974), результаты которых в целом дают общее представление о состоянии этой группы гидробионтов в условиях интенсивного ведения рыбного хозяйства. Что касается зоопланктона колхозных прудов, то он, за исключением нескольких кратких сообщений (Гримальский, 1974; Гримальский, Кривцова, 1973), остался не освещен.
Необходимость же выяснения биопродукционных возможностей колхозных прудов, как недоиспользованного резерва для рыбоводства, несомненно большая. Достаточно напомнить, что площадь их составляет свыше 10 тыс. га (Ярошенко, Пояг, 1966). В результате проведенных нами исследований в таксономическом составе зоопланктона прудов Северной зоны Молдавии установлено 204 вида и разновидности, в том числе 134 коловратки, 46 ветвистоусых м 24 веслоногих ракообразных (табл. 1).

Таблица 1

Таксономический состав зррпланктона Северной зоны Молдавии

Наименование

таксонов
Пруды Наименование
таксонов
Пруды
М. Кр. Укр. М. Кр. Укр.
Rotatoria
Bdeloidea + + + Brachionus quadridentatus quadridentatus Herman + + +
Rotaria neptunis (Ehrenberg) + + B.q. cluniorbicularis Skorikov * + +
Rotaria macroceros (Gossе) + В. q. brevispinus Ehrenberg + + +
Habrotrocha sp. + + B. q. ancylognatus Schmarda +
Notommata sp. + + B. leydigii leydigii   Cohn + + +
N. diasoma Myers + B. leydigii   quadratus Rousselet + + +
Cephalodella sp. + + B. leydigii tridentatus Zernov + +
C. gibba glbba (Ehrenberg) + + B. leydigii rotundus Rousselet +
C. tenuior (Gosse) + B. bennini  Leissling + + +
C.catellina (Müller) + + B. nilsoni Ahlstrom + + +
C.remanel remanei (Wiszniewskii) + B. urceus urceus   (Linnaeus) + + +
Trichocerca (D.) vernalis (Нauer ) + B. urceus sericus Rousselet + +
Т. rattus (Müller) + + B.rubens Ehrenberg * + +
T. rosea  (Stenroos) + B.plicatilis plicatilis (Müller) + + +
T. iernis (Gosse) + B. bidentata   bidentata Anderson +
T.capucina (Wierz. et (Zachar. ) + + B. budapestinensis   budapestinensis Daday + + +
T. blcristata (Gosse) + + B. b. lineatus Skorikov + +
T. pusilla (Lauterborn) * + + B. diversicornis diversicornis   Daday + + +
T. elongata  (Gosse) + + + B. d. nomoceros   (Wierzejski) + +
Synchaeta stylata (Wiеrzejski) + + + B. calyciflorus calyciflorus Pallas * + +
S. pectinata   (Ehrenberg) + + B. c. amphiceros Ehrenberg + + +
S. tremula (Müller) + + + B. c. spinosus Wierz. + + +
Scaridium longicaudum (Mül.) + + + B. c. dorcas Gosse + + +
Polyartchra major (Burckhard) + + + B. c. anuraeiformis Brehm + +
P. vulgaris Carlin + + + B. angularis angularis Gosse * + +
P. minor Voigt +

В. a. bidens Plate

* + +
P. euryptera Wierzejeki + +

Platyas quadricorni quadricornis (Dad.)

+ + +
P. d. dolichoptera Jdelson * + +

Keratella cochlearis   cochlearis Gosse

* + +
P. longiremis Carlin + +

K. cochlearis tecta Gosse

+ + +
Dicranophorus caudatus Ehrenberg +

K. cochlearis valga   (Ehrenberg)

+ + +
Asplanchna priodonta priodonta Gosse + + +

K. irregularis irregularis   (Lauterborn)

+ + +
A. priodonta helvetica Imhoy +

K. tropica tropica (Apstein)

* + +
A.priodonta henrietta Langhans +    

K. tropica reducta Fadeev

+ +
A. sieboldi (Leydig) * + +

K. tropica aspina (Fadeev)

+
A. girodi de  Guerne +

K. quadrata quadrata (Müller)

* + +
A. brightwelli (Gosse) + + +

K. quadrata frenzeli (Ekcstein)

+
Microcodon clavus Ehrenberg +

K. quadrata dispersa (Carlin)

+ + +
Lecane  luna luna Müller + + +

Notholca   squamula squamula   (Müller)

+ +
L. luna balatonica Varga + N. sequamula frigida   Jaschnov +
L. lunaris   (Ehrenberg) + +

N. labis labis  Gosse

+
L. quadridentata (Ehrenberg) + +

N. acuminata   acuminata (Ehrenb.)

+ + +
L. tenuiseta punctata Carlin — Nilson + N.acuminata extensa Olofson +
L. closterocerca   (Schmarda) + + Anuraeopsis fissa   fissa (Gosse) + + +
Li. bulla bulla   (Gоssе) + + + Conochiloides   coenobasis (Skorikov) + +
L. stenroosi   (Meissner) + +

Testudinella patina patina (Herman)

+ + +
L. hastata (Murray) + +

T. patina  intermedia   (Anderson)

+
L. hamata (Stokes) + T. patina trilobata (Anderson et Shephard) +
Proslides substilis   Rodewald + + T. patina mucronata   (Gosse) + +
P. tentaculatus   (Beauchamp) +

Pompholyx complanata (Gosse)

+ +
Epiphanes   brachionus spinosus (Rousselet) +

P. sulcata Hudson

+

Wolga spinifera   (Western)

+

Filinia passa (Müller)

+
Trichotria pocillum   pocillum (Müller) + + +

F. terminalis (Plate)

+ +
T. pocillum bergi   (Meissner) + + +

F. longiseta   (Ehrenberg)

* + +
T. curta (Skorikov) +    

P. longiseta limnetica (Zacharias)

+ + +
T.tetractis tetractis (Ehrenberg) + + +

Tetramastix opoliensis  brevispina Ahlstrom

+
Mytilina ventralis redunca (Ehrenb.) + Hexarthra   intermedia   (Wiszniewski) +
M. ventralis brevispina (Ehrenb) + H.fennica (Levander) + +
M. ventralis macracantha Gosse + + H. oxyuris (Zernov) + +
M. mucronata mucronata (Müller) + + + H. mira  (Hudson) + +
M. mucronata spinigera (Ehrenb.) + Lepadella patella patella (Müller) + + +
Lophocharis oxysternon (Gosse) + L. similis  (Lucks) + +
L. salpina (Ehrenb.) + L. ovalis  (Müller) + +
L. naias Wulfert + L. glosa   Wulfert +
Colurella   adriatica Ehrenberg + Euchlanis dilatata dilatata Ehrenberg + + +
С. uncinata dicuspidata(Ehrenb) + E. dilatata incisa   (Carlin) +
C. uncinata deflexa (Ehrenberg) + E. dilatata deflexa   (Gosse) +
C. colurus colurus (Ehrenberg) + + E. contorta   (Wulfert) +

Обозначения: М — пруды Северной зоны Молдавии; Кр. — пруды Краснодарского края; Укр. -пруды Украины; " * " — доминирующий вид; " + " — присутствие; " — " — отсутствие

Продолжение

Наименование
таксонов
Пруды Наименование
таксонов
Пруды
М. Кр. Укр. М. Кр. Укр.
Cladocera
Diaphanosoma   brachyrum (Lievln) + + + Camptocercus rectirostris Schoedler + +
Daphnia   longispina   Müller * + +

Grabtoleberis testudinaria   (Fischer)

+ +

D. longispina hyalina (Leydig)

+ + Leydigia leydigii   (Leydig) + + +
D. cucullata apicata   Kurz + + + L. acanthoceroides   (Fischer) + + +
D. cucullata   berolinensis Schoedler + + Alonopsis  elongata   (Sars) + + +
D. magna Straus + + Chydorus sphaericus   (Müller) + + +
D. pulex (De Geer) + + + C. latus Sars + +
D. pulex pulicaria Forbes + Dunnevedia crassa King + +
Simocephalus   vetulus Müller + + + Rhynchotalona rostrata (Koch) + + +
S. elizabethae  (King) + + Acroperus harpae harpae (Baird) + +
Moina micrura   (Hellih) + + + Alona quadrangularis (Müller) + +
M. rectirostris (Leydig) * + + A. rectangula rectangula Sars + + +
M. macrocopa   (Straus) * + A. rectangula pulchra Hellich + +
Ceriodaphnia pulchella Sars + + + A. costata Sars +
C. reticulata   (Jurine) + + + A. guttata Sars + + +
C. affinis Lilljeborg + + + Pleuroxus trigonellus Müller + +
C. laticaudata  Müller + + + P. truncatus truncatus (Müller) + +
Scapholeberis   mucronata  (Müller) + + + P. aduncus (Jurine) + + +
S. m. fronte laevis   (Müller) + + Oxyurella tenuicaudis (Sars) + +
S. aurita (Fischer) + + + Eurycercus lamellatus (Müller) + +
Scapholeris kingi Sars + + Bosmina longirostris    (Müller) * + +
Macrothrlx  laticornis Jurine + + + В. longirostris   cornuta  (Jurine) + +
Jlyocryptus sordidus   (Lievin) + + B. longirostris   similis   (Sars) + +
Copepoda
Macrocyclops  fuscus   (Jurine) + + Acanthocyclops vernalis  (Fischer) * + +
M. albidus  (Jurine) + + + A. v. robustus (Sars) +
Eucyclops  serrulatus (Fischer) + + + A. americanus   (March) + +
E. serrulatus   proximus  (Lilljeborg) + + A. bicuspidatus   (Claus) + +
E. serrulatus speratus (Lilljeborg) + + A. bisetous  (Rehb) + + +
Paracyclops   fimbriatus  (Fischer) + + Mesocylops crassus   (Fischer) + + +
P. poppei  (Rehb.) + + M. leuckarti Claus + +
Eucyclops   macruroides (Lilljeb.) + + Diaptomus gracilis Sars + +
Ectocyclops phaleratus  (Koch) + + Arctodiaptomus bacilifer Koebel * +
C. strennus (Fischer) + + + Paradiaptomus alluaudi (Richard et Guerne) * +
C. vicinus   Uljanin * + + Onychocampus mohammed   Blanchard et Richard * +
Acanthocyclops   viridis  (Jurine) + + + Nitocrella hibernica   (Brady) + +

Обозначения: М — пруды Северной зоны Молдавии; Кр. — пруды Краснодарского края; Укр. -пруды Украины; " * " — доминирующий вид; " + " — присутствие; " — " — отсутствие

В отдельных же прудах состав зоопланктеров менее разнообразный и в редких случаях достигал до 75 таксонов (II головной пруд, Рышканский район). Обычно разнообразие зоопланктона в прудах колебалось от 25-30 до 45-55 таксонов с максимумом в летний период. В экологическом отношении основная масса зоопланктона принадлежит к теплолюбивому озерно-прудовому комплексу, широко распространенному в самых различных по типологии водоемах не только Молдавии, но и сопредельных территорий. Например, в прудах Украиы с более paзнообразными ландшафтно-географическими условиями установлено 214, а в прудах степной зоны, близкой к условиям Северной вы Молдавии, всего 142 вида и разновидности (Коненко и др., 1965; Пидгайко, 1961; Пидгайко, 1967; Мельников, 1953; Мирошниченко, 1954; Кражан и др., 1976, 1977). Более 69,6% состава зоопланктона этих прудов является общим и для исследуемых нами прудов. А если предположить, что ряд эврибионтных видов из родов Asplanchna, Leсane, Colurella, Braсhionus, Pompholyx, Testudinella, а также веслоногих и ветвистоусых ракообразных будут несомненно выявлены в прудах Украины, то общность состава зоопланктона будет еще выше. Приведенные для прудов Украины Polyphemus pediculus, Leptodora kindtii, Еudiaptomus graciloides и др., в прудах Молдавии не обнаружены и условия для их обитания, с учетом их экологических особенностей, отсутствуют.
Большая общность таксономического состава зоопланктона исследуемых прудов имеется с составом нагульных прудов Краснодарского края (Данченко, 1970, 1975) и Ростовской области (Харин и лр., 1954). Например, из 102 видов и разновидностей, обнаруженных Краснодарском крае 89, включая доминирующие, являются общими для прудов Северной зоны Молдавии. Различия коснулись ряда специфических видов для края, таких как Moina weberi, Macrothrix spinosa, Ilyocryptus aсutifrons и др. В прудах Ростовской области было обнаружено около 100 видов и разновидностей. Примерно 90 из них являются общими и для прудов Северной зоны Молдавии.
Несмотря на большое разнообразие зоопланктона в исследуемых прудах, состав доминирующих видов включал всего 19 видов разновидностей, что составляет 9,2% от общего количества установленного состава (см. табл. 1). Численное развитие популяций этих видов в основном и определяли кормовые для рыб ресурсы зоопланктона в прудах в течение всего вегетационного периода. Как показали результаты многочисленных исследований (Мельников, 1953, 1954; Мирошниченко, 1954; Харин и др., 1954; Ярошенко, 1952; Ярошенко, Набережный, 1956; Ляхнович, 1958; Коненко и др., 1965; Пидгайко, 1967, Данченко, 1970, 1975; Гримальский, 1974) для прудов характерно количественное развитие немногих видов, прудах Северной зоны Молдавии ими оказались Trichocerсa pussilla, Роlyarthra dolichoptera, Asplanchna sieboldi, ряд видов Brachionus, Keratella, Filinia — из коловраток, Cyclops vicinus, Aсanthocyсlops и Paradiaptomus alluaudi — из веслоногих, Daphnia lоngispina + hyalina, Moina rectirostris, Bosmina longirostris — из ветвистоусых ракообразных. Этот комплекс, за некоторым исключением, специфичен и для прудов Украины, Краснодарского края, Ростовской области и даже Белоруссии. По свидетельству В. П. Ляхновича (1958), например, высокая рыбопродуктивность части прудов Белоруссии характеризовалась массовым развитием одних и тех же, что и в Молдавии доминирующих видов зоопланктона, в частности Daphnia longispina, Daphnia magna, Daphnia pulex, ряда видов из родов Brachionus (rubens, calyсiflorus, budapestinensis) и Hexarthra.
Помимо перечисленных, в отдельных прудах северной части Молдавии, в разное время вегетационного периода ведущее место среди зоопланктеров занимал Asplanchna girodi, средняя численность которого достигала до 544,0 тыс. экэ./м³ (пруд с. Куболта, Дрокиевского), Hexarthra mira — 144,0 тыс. (пруд с. Семашканы, Реэинского), Pompholyx сomplanata — 224,0 тыс. (пруд с. Требискоуцы, Бричанского), Polyarthra major — 64,0 тыс. (пруд с. Требискоуцы), Brachionus budapestinansis — 52,0 тыс. (пруд с. Цаул, Дрокиевского), Daphnia magna — 652,0 тыс. (пруд с. Грушка, Рыбницкого), Daphnia pulex — 472,0 тыс. (пруд с. Кайнары, Флорештского районов), Ceriodaphnia reticulata, Chydorus sphaeriсus и др.
Среди доминирующих видов коловраток, периодически в отдельных прудах массового развития достигали Keratella cochlearis 620,0 тыс.экэ./м³, (Выростной, Фалештского), Keratella guadrata -326,0 тыс. (Шумна, Рышканского), Brachionus сalyсiflorus-228,0 тыс. (Редю-Маре, Дондюшанского), Filinia longiseta — 460,0 тыс. (Корпач, Единецкого), Brachionus angularis — до 7,6 млн. (Француз, Фалештского), Brachionus urceolaris — 135,0 тыс. (Устье, Глодянского районов). Многие из перечисленных видов занимали доминирующее положение по своей массовости, после чего уступали его другим видам.
Наравне с приведенными, в состав зоопланктона прудов входили около 109 редко встречающихся видов, из которых 76 относились к коловраткам. Нахождение некоторых из них представляет несомненный интерес в экологическом и зоогеографическом отношении. Например, Tetramastix opoliensis brevispina для водоемов Молдавии приводится впервые. Обнаружен в июле месяце в пруду с. Корестоуцы Единецкого района. Указан для разнотипных водоемов, в том числе рыбоводных прудов Румынии (Rudescu, 1960). Признанный холодолюбивый вид Notholca squamula frigida — обычный обитатель водоемов республики. В прудах Северной зоны встречался эпизодически и в единичных экземплярах. Подобное положение занимает Notholca labis. Ранее был найден нами в малых водохранилищах (Набережный, 1964). Приводится для русловой части Дона, его дельты, Веселовского водохранилища (Шейнин, 1960), дельты Волги (Носова, 1965). Указан для самых разнообразных водоемов Румынии (Rudescu, 1960). Lecane luna balatonica, Leсane hastata, Triсhocerсa сylindrica, Polyarthra longiremis и Lophocharis najas вообще редкие виды в прудах. Были обнаружены в прудах Михаиляны, Шумна, Прогон Рышканского района. К этому комплексу следует отнести Wolga spinifera, который, однако, по нашим наблюдениям отдает предпочтение водоемам с небольшой проточностью. Чаще других в прудах встречали Trichotria poсcillum bergi, не указанный до последнего времени для водоемов юго-западного региона СССР. По-видимому, эвригалинный вид. Приводится для некоторых пресноводных и соленых Камыш-Самарских озер (Вавилов, 1928).
К комплексу редких видов принадлежат также теплолюбивые виды Еpiphanis brachionus spinosus, Brachionus divercicornis + homoceros, Braсhionus budapestinensis + linestus, Hexarthra fennica и Braсhionus bidentata. Другой теплолюбивый вид, обычный обитатель прудов — Anuraeopsis fissa в Северной зоне встречался редко. Численность его достигает 216,0 тыс. экз./м³, (пруд с. Редю-Маре, Дондюшанского района). Определенный интерес представляет также нахождение в прудах стеноионного Microcodon clavus, обитателя обрастаний Euchlanis сontorta, серных источников — Lоphoсharis naias, фитофила Colurella uncinatа deflexa, а также Lecane tenuiseta punctata, Notholca acuminata extensa, Conoсhiloides coenobasis и др. Впервые в водоемах Молдавии обнаружен Lepadella glossa Wulfert — обитатель эфемерных водоемов и среди сфагнума (Кутикова, 1970).
Повышенная минерализация воды в прудах Северной зоны создала благоприятные условия для обитания, с одной стороны, видов коловраток пресноводно-солоноватоводного комплекса (галоксенов), которые могут переносить соленость до 6 — 8 ‰ и, с другой — видов галофилов, которые способны переносить соленость до I5 — 18‰. В число первого входит основная масса состава коловраток, второго Brachionus plicatilis, Brachionus rubens, Lophocharis salpina, Mytilina mucronata spinigera, Colurella abriatica, Colurella соlurus, Hexarthra oxyuris, Cephalodella сatellina, Lecane hastata и др. Приведенный неполный анализ экологии коловраток прудов Северной зоны Молдавии свидетельствует о присущей им более широкой экологической валентности.
Среди циклопов почти во всех прудах постоянно и массово ветречали Cyclops vicinus, Aсanthocyclops vernalis и их личиночные стадии. Остальные виды циклопов (см. табл.1) играют подчиненную роль в продукционных процессах прудов. Чаще других обнаруживали Еucyclops serrulatus и его разновидность proximus, Acanthocyclops viridis, Aсanthocyсlops americanus и Мesoсyclops сгаssus, однако численность каждого из них была невысокой — от 0,5 до 1,5 тыс. экз./м³. По своим экологическим особенностям всех обнаруженных циклопов в прудах Северной зоны следует отнести к эвритопным видам, хотя некоторые из них — Acanthocyclops bisetosus и Еucyclops serrulatus принадлежат к галофилам.
Xapaктepно, что Cyсlops vicinus по своим экологическим особенностям холодолюбивый вид. Однако в условиях прудов Северной зоны все возрастные его стадии в большинстве исследуемых прудов встречались в массовых количествах в течение всего вегетационного периода и на 65-95% определяли в них общие запасы зоопланктона. Более теплолюбивый вид Acanthoсyclops vernalis обычно появляется в составе зоопланктона прудов во второй половине апреля-мая и наиболее высоких величин количественного развития достигает в июле-августе, вытеснял Cyclops vicinus. К осени численность Cyclops vicinus несколько возрастает. В некоторых прудах (Лядовены, Боросяны, Голошаны, Второй головной, Или-Балан, Зайканы и др. Рышканского района) Cyclops vicinus не утрачивает своего доминирующего положения и в легкий период. Аналогичную сезонную динамику этих двух видов циклопов установил Н. Н. Харин и др. (1954) в прудах Ростовской области.
Средний уровень численного развития Aсanthocyclops vernalis колебался от нескольких тысяч до десятков тысяч экземпляров в 1 м³, воды. В отдельных прудах при благоприятных условиях средняя его численность достигала 400,8 тыс., а в прибрежной эоне — 572,0 тыс. (пруд с. Молдаванка, Фалештского района). В пруду с. Скаяны Дондюшанского района величины количественного его развития были еще выше — 616,0 тыс. экз./м³, в то время как в пруду с. Купчино Единецкого района — всего 74,0 тыс. Cyclops visinus также достигает массового развития в прудах. Например, в пруду с. Беличены Лазовского района средняя его численность была равной 90,0 тыс., в пруду Михаиляны Рышканского района — 144,0 тыс., а в пруду Гирло Фалештского района — 175,2 тыс. экз./м³.
Оба вида, по-видимому, эвригалинные, что подтверждается их массовым развитием в прудах с минерализацией от 373 до 6562 мг/л. По данным А. Ф. Карпевич (1955), Асanthoсyсlops vernalis во взрослом состоянии хорошо переносит соленость до 10‰, но быстрее размножается при более низкой солености.
Каляноиды в прудах Северной зоны республики представлены видами, из них ведущее положение занимают Arctodiаptomus bасilifеr и Paradiaptomus alluaudi. Оба вида населяют пруды и малые водохранилища с высокой и повышенной минерализацией воды (Ярошенко, 1956 в; Набережный, 1964), что подтвердилось и на примере прудов Северной зоны. Принадлежность Paradiaptomus alluaudi к комплексу южных видов подтверждается нахождением его в прудах степных и лесостепных районов Украины (Мельников, 1934; Мельников, Стояновский, 1954; Мирошниченко, 1954; Коненко и др., 1962), Крыма (Уломский, 1955), Причерноморских степей (Стахорская, 1957), Ростовской области (Харин, 1960), Средней Азии (Мануйлова, 1951), где ошибочно описан как Paradiaptomus desertorum. Однако имеются указания о нахождении его в водоемах Пермской области (Харин 1960). Максимальная численность Paradiaptomus alluaudi — 112,0 тыс. экз./м³ установлена нами в пруду Калугер Фалештского рыбхоза в середине июня. В пруду с. Дануцены Унгенского района численность его заметно ниже — 65,0 тыс. Обычно же численность его в прудах колебалась в пределах нескольких тысяч.
Повсеместно распространен Arсtodiaptomus baсilifer. М. Л. Пидгайко (1967), например, относит его к индикаторным формам пересыхающих прудов. По данным ряда исследователей (Sars, 1898; Еkman, 1904; Рылов, 1930; Ретовский, 1935, Мешкова, 1951, 1962; Гурвич, 1958), отнесен к холодноводному стенотермному комплексу. В озере Севан, например, где Arсtodiaptomus baсilifer является одним из важных компонентов зоопланктона, период его интенсивного размножения совпадает со временем наступления температур ниже 8°. В тоже время в прудах Молдавии, ряде водоемов юга Европейской части СССР, Кавказа и др. Arсtodiaptomus bacilifer проявляет себя как типичный теплолюбивый вид (Набережный, 1964). Во всяком случае, наиболее высокого численного развития — 90,0 тыс.экз./м³ он достигал в июле месяце (пруд с. Устье, Глодянского района). Средняя же его численность в прудах Северной зоны Молдавии колебалась от 1-2 до 10,0 тыс. экз./м³. Из гарпактицид в npудах обнаружены Onyсhocampus mohammed и Nitocrella hiberniсa. Ими бесспорно не ограничивается состав гарпактицид в прудах и для его уточнения необходимы специальные исследования. Оба вида от широко распространены не только в континентальных водоемах, но и морях (Боруцкий, 1952), что позволяет судить об их эвригалинности. В ряде водоемов республики по частоте встречаемости и количественному развитию они занимают ведущее положение среди rapnaктицид (Набережный, Витковская, 1972; Набережный, Ирмашева, 1977).
Что касается ветвистоусых рачков, то среди них не обнаружено такой общности для всех прудов как наблюдалось у веслоногих рачков. Исключение в этом отношении составляет немногие виды, в том числе Bosmina longirostris, Moina maсrocopa + reсtirostris и Chydorus sphaeriсus, которые населяют почти все исследуемые пруды. Широко распространены в колхозных прудах Daphnia longispina и Daphnia сucullata (частота встречаемости 66,6%). Daphnia magna также часто встречается в прудах, однако массового развития достигает в немногих.
Несмотря на ограниченность развития в прудах водной растительности в состав ветвистоусых входили ряд типичных зарослевых видов из родов Simocephalus, Alona, Pleuroxus, а также Graptoleberis testudinaria, Alonopsis elongatа, Dunhevedia crassa, Euryсerсus lamellatus и др. Наряду с ними в прудах обнаружены, с одной стороны, ряд видов рода Sсapholeberis, населяющих приповерхностные слои воды — гипонейстон, с другой — типичные бентические виды — Мaсrothrix laticornis, Jlyoсryptus sordidus, Leydigia leydigii и Leydigia acanthoсeroides. Большая часть перечисленных ветвистоусых отмечена в единичных экземплярах и не во всех прудах. Все они без исключения являются обитателями многих водоемов республики и за некоторым исключением встречаются эпизодически и немногочисленно.
Для суждения о количественном развитии зоопланктона в прудах Северной зоны взяты показатели его численности, биомассы и продукции.
Как видно из табл. 2, где приведены среднемноголетние данные по ряду прудов, численность зоопланктона только в пруду Михайляны снижалась до 187,5 тыс. экз./м³. В остальных прудах она колебалась от 300,5 тыс. (пруд Шумна) до 868,2 тыс. (пруд Устье), составляя в среднем 479,8 тыс. На долю коловраток приходилось 216,2 тыс., или 45% от средней численности зоопланктона. В отдельных прудах их удельный вес составил 66,9% (пруд Устье), 67,0% (пруд Михайляны). Среди коловраток особенно многочисленными были брахиониды, составившие в среднем 67,7% от общей численности коловраток. В отдельных прудах брахиониды достигали 237,9-512,0 тыс. экз./м³, а в пруду Шумна понижались до 0,6 тыс.

Таблица 2

Среднемноголетние показатели численности (N), тыс.экз./м³ и частота встречаемости, (%) ведущих групп зоопланктона прудов Северной зоны Молдавии

Группа
зоопланктеров
Пруды
Албинец Калугер Молдаванка
N %

встреча-
емости
N %
встреча-
емости
N %
встреча-
емости
Brаchionus 74,9 26,6 146,3 30,3 16,5 33,3
Asplanchna 9,6 19,3     0,8 11,1
Polyarthra 1,5 3,8 0,8 7,0 0,2 5,6
Filinia 50,4 15,4 0,1 3,4 0,2 11,1
Hexarthra 98,3 11,5 0,4 3,4 2,4 5,6
Прочие
коловратки
0,37 15,4 0,8 6,0 0,09 11,1
Cyclops
vicinus
7,9 69,2 24,9 89,3 114,6 61,1
Acanthocyclops
vernalis
33,1 30,8 29,3 41,4 35,7 27,8
Diaptomus 9,8 20,8 7,5 29,3 6,6 30,6
Nauplii
copepoda
71,2 75,0 182,6 74,2 147,1  
Копеподиты
Copepoda
55,3 78,3 181,2 70,0 90,0 69,5
Diaphanosoma 1,0 26,9 1,2 17,2 6,1 22,2
Daphnia 1,9 44,0 2,6 17,3 12,2 33,3
Moina 14,6 46,2 8,2 27,6 36,1 44,5
Bosmina     0,2 13,8    
Прочие
cladocera
11,2 23,0 2,9 21,6 14,8 24,1
ВСЕГО 441,0   589,3   483,7  

продолжение

Группа
зооплан-
ктеров
Пруды
Данул Устье Михайляны Шумна
N %
встре-
чаемо-
сти
N %
встре-
чаемо-
сти
N %
встре-
чаемо-
сти
N %
встре-
чаемо-
сти
Brаchionus 237,9 41,7 512,0 63,6 37,3 100 0,6 66,6
Asplanchna 12,7 84,6 9,4 36,3 27,8 100 13,2 33,3
Polyarthra 13,1 76,9 3,8 45,5 2,2 100 17,7 33,3
Filinia 9,9 69,2 3,0 41,5
Hexarthra 2,2 15,4 50,7 27,3
Прочие
коловратки
25,3 61,5 2,2 27,3 58,4 66,0 70,7 66,5
Cyclops
vicinus
1,8 38,5 1,1 27,3 10,0 33,3 4,5 66,5
Acantho-
cyclops
vernalis
0,7 38,5 17,4 54,6 0,1 33,3 0,25 33
Diaptomus 3,0 15,4 11,6 45,5
Nauplii
copepoda
137,4 65,4 166,5 77,3 34,7 100 22,6 100
Копеподиты
Copepoda
37,5 19,2 69,7 81,8 8,7 100 88,8 100
Diapha-
nosoma
11,5 30,8 37,1 63,6
Daphnia 0,8 15,8 2,7 26,8 66,6
Moina 3,2 38,5 11,1 72,7 8,8 33,3
Bosmina 0,6 15,4 0,3 9,1 8,6 66,6 55,7 33,3
Прочие
cladocera
1,1 46,2 6,6 36,3 0,4 33,3
ВСЕГО 488,7   905,3   187,6   300,5  

 

Из других групп коловраток следует выделить представителей родов Filinia (средняя численность — 9,1 тыс.), Hexarthra (средняя численность — 22,0 тыс.), которые незначительных величин достигали только в отдельных прудах. Высокого численного развития в колхозных прудах Михайляны и Шумна достигала Asplanсhna — 13,2 -27,8 тыс.
Численность ракообразных в рассматриваемых прудах составила в среднем 263,2 тыс. экз./м³, или 55% от суммарной численности зоопланктона, с колебаниями от 61,8 до 463,8 тыс. Они и определяют величины биомассы и продукции зоопланктона в прудах.
Среди ракообразных преобладали веслоногие, средняя численность которых в прудах достигала 227,0 тыс. экз./м³, или 86,2% от суммарной численности ракообразных. Наиболее низкая численность веслоногих — 44,4 тыс. установлена в пруду Михайляны. В остальных численность их колебалась от 115,9 (пруд Шумна) до 425,6 тыс. (пруд Калугер).
Среди половозрелых веслоногих более высокой численности — в среднем 23,5 тыс. достигал Cyсlops viсinus, а из личиночных стадий — nauplii — в среднем 108,8 тыс. Ветвистоусые по показателю численного развития играют подчиненную роль. Средняя их численность в прудах была равной 35,9 тыс., что составляет 7,5% от общей численности зоопланктона. Максимальные величины численного их развития были установлены в прудах Шумна — 82,9 тыс., Молдаванка — 69,4 тыс. и Албинец — 28,7 тыс. экз./м³. Из числа ветвистоусых по показателю численного развития выделялись Мoina — в среднем 11,7 тыс., Diаphanosoma — 6,1 тыс. и Daphnia — 6,7 тыс. В отдельных прудах высокой численности — 8,6-55,7 тыс. достигала Bosmina longirostris.
Приведенные данные свидетельствуют о большой динамичности численности зоопланктона в прудах. Это подтвердилось и одноразовыми исследованиями зоопланктона в 20 прудах Северной зоны, проведенными в июле месяце. Например, общая численность зоопланктона в этот период колебалась в прудах от 288,0 тыс. до 1886,0 тыс. экз./м³. В большей части прудов (10) численность зоопланктона насчитывала от 500,0 тыс. до 1,0 млн. экз./м³. Прудов с численностью от 1,1 до 1,8 млн. экз./м³ было 7 и только в трех прудах она была ниже 500,0 тыс. экз. В большей части прудов (I3) численно преобладали ракообразные, а в остальных суммарная численность ветвистоусых и веслоногих достигала 1184,0 — 1632,6 тыс. в большинстве прудов она колебалась от 242,0 до 872,0 тыс. и лишь в двух прудах понижалась до 118,0 — 166,0 тыс. экз./м³. Среди pакообразных доминирующее положение занимали веслоногие рачки. Максимальная их численность в прудах достигала 804,0 — 914,0 тыс. экз./м³.
Численное развитие коловраток в 55% исследованных прудов колебалось от 160 до 390 тыс., в некоторых снижалось до 12,0-14,0 тыс., а в пруду Карагасяны Бричанского района достигало 1132 тыс. экз./м³.
Что касается величин биомассы зоопланктона, то они в среднем за вегетационный сезон (IУ — X) варьировали в колхозных пру­дах от 2,2 до 6,9 г/м³ в спускных и от 1,7 до 4,3 г. в неспускных прудах (табл. 3).

Таблица 3

Сезонная динаимка биомассы (В), г/м³ и продукции (Р), г/м³ в колхозных прудах Северной зоны Молдавии

Группа

зоопланк-
теров
Пруды
сезон по-
ка-
за-
тель
Прогон Голов-
ной
Голо-
шаны
Лядо-
вены
Шумна Михай-
ляны
коловратки весна B 0,16 0,17 0,22 0,80 0,28 0,24
P 1,98 2,10 2,72 9,92 3,46 7,92
лето B 0,36 0,57 0,1 0,2 0,29 1,08
P 13,70 20,8 3,66 7,32 10,62 39,51
осень B 0,1 0,24 0,03 0,32 0,09 0,04
P 2,08 4,98 0,62 6,66 1,86 0,82
ВСЕГО B 0,17 0,33 0,12 0,44 0,22 0,45
P 17,76 27,1 7,0 23,9 15,94 48,2
P/B 104,5 84,5 58,3 54,3 72,4 107,2
веcлоногие весна B 2,7 1,8 2,5 7,6 1,84 0,9
Р 9,72 6,48 9,0 27,4 6,62 3,24
лето B 1,32 1,04 4,3 7,4 2,4 0,18
P 29,7 23,4 96,6 166,5 54,0 4,05
осень B 1,4 0,87 2,7 1,3 2,65 0,65
P 15,8 9,56 29,6 14,1 29,2 7,14
ВСЕГО B 1,8 1,2 3,16 5,4 2,29 0,57
P 55,2 39,4 135,2 208,0 89,82 14,4
P/B 30,3 31,8 42,8 38,5 39,2 25,3
ветвисто-
усые
весна B 0,13 0,42 0,9 1,33 0,01
P 0,52 1,72 3,68 5,44 0,004
лето B 1,14 1,26 0,13 2,3 2,1 1,6
P 20,7 23,1 2,37 42,0 38,4 29,1
осень B 0,45 0,16 1,7 1,82 0,38
P 5,12 1,82 19,4 20,8 4,2
ВСЕГО B 0,57 0,61 0,61 1,07 1,75 0,66
P 23,3 26,6 21,8 45,7 64,6 33,3
P/B 46,2 43,7 34,4 42,7 36,9 50,4
Всего за 210 дней B 2,6 2,2 3,9 6,9 4,26 1,68
P 99,3 93,1 164,0 277,6 170,4 95,9
P/B 38,2 42,7 42,0 40,2 40,0 92,2

В прудах госрыбхозов этой же зоны показатели биомассы зоопланктона за такой же период были выше и составили в среднем 10,97 г/м³ с колебаниями в отдельных прудах от 3,88 до 17,03 г. Наблюдаемые различия в величинах биомассы зоопланктона в колхозных и рыбхозных прудах являются, по-видимому, следствием проведения в последних рыбоводно-интенсификационных мероприятий, в то числе кормления рыб.
Максимальные величины биомассы зоопланктона приходились к летний период и совпадали с массовым развитием ракообразных. В колхозных прудах Рышканского района средняя биомасса зоопланктона в этот период составила в среднем 4,62 г. и колебалась них от 2,8 до 9,9 г/м³. Ведущее место в образовании биомассы зоопланктона в прудах, как видно из табл. 3, занимают веслоногие рачки. На их долю приходится от 53,7 до 81,2% общей биомассы за планктона колхозных прудов. Лишь в пруду Михаиляны, перенаселенном малоценными и сорными рыбами, количественное соотношение веслоногнх и ветвистоусых было примерно одинаковое (соответственно 33,9 и 39,2%). Что касается коловраток, то их удельный вес в образовании общей биомассы зоопланктона составлял в среднем 10,5%, с колебаниями от 3,1 до 15,0%. Наиболее высокая их значимость — 26,8% при биомассе 0,45 г/м³ была установлена в пруду Михайляны.
Б исследованных только в июле месяце 20 колхозных прудах биомасса зоопланктона составила в среднем 18,7 г/м³. Б 16 прудах она колебалась от 7,6 до 48,5 г. а в пруду Грушка Рыбницкого района достигла 134,3 г/м3, в основном за счет численного развития Daphnia magna до 652,0 тыс. экз./м³. Лишь в отдельных прудах (Котюжаны и Карагасаны Бричанского, Плопь Рыбницкого, Кошерница Флорештского районов) биомасса зоопланктона в этот период оказалась минимальной — 1,77-4,71 г/м³.
Анализ данных количественного развития зоопланктона в упомянутых прудах позволил подразделить их на 3 категории: высоко-, средне- и низкопродуктивные (см. табл. 4). В первой из них средняя биомасса зоопланктона (пруд Грушка с биомассой зоопланктона 134,3 г. не был учтен) составила 27,27 ± 7,3 г/м3, во-второй — 11,0 ±1,13 г. и в третьей — 5,92±1,13 г. Такие различия отчетливо проявляются в показателях биомассы всех трех составных групп зоопланктона. Нельзя также не заметить, что только в высокопродуктивных прудах более 55% общей биомассы зоопланктона приходится на долю ветвистоусых, а в пруду Грушка Рыбницкого района — 97,1%, В остальных двух категориях прудов в образовании общей биомассы зоопланктона в равных долях принимают участие веслоногие и ветвистоусые ракообразные. Биомасса коловраток только в отдельных прудах достигала 1,17 г/м³ (Корбул Дондюшанского района), 2,47 г/м³ (Михайляны Рышканского района) в обоих случаях за счет численного развития Asplanсhna sieboldi.

Таблица 4

Средние показатели биомассы (В), г/м³, продукции (Р), г/м³ и Р/В-коэффициентов зоопланктона в колхозных прудах Северной зоны Молдавии в июле месяце

Группа зоопланктона Показатель Категории прудов
высокопро-
дуктивные
среднепро-
дуктивные
низкопро-
дуктивные
коловратки B ± m 1,82±0,57 0,65±0,17 0,61±0,24
P ± m 19,3±4,91 8,55±2,2 6,7±2,4
P/B ± m 11,7±1,84 13,1±1,33 12,8±1,06
веслоногие B ± m 9,94±3,64 5,07±1,36 3,2±0,79
P ± m 52,7±20,2 37,5±7,0 19,13±4,43
P/B ± m 6,7±1,65 8,66±0,89 6,6±0,76
ветвистоусые B ± m 15,2±5,15 5,27±1,62 2,08±0,84
P ± m 86,05±28,6 30,18±8,86 9,94±2,9
P/B ± m 5,5±0,53 5,86±0,33 7,02±1,37
ВСЕГО B ± m 27,37±7,3 11,0±1,1 5,9±1,13
P ± m 158,0±23,5 75,2±5,5 35,7±5,8
P/B ± m 6,2±0,58 7,2±0,63 6,5±0,6

Несмотря на отмеченные различия в величинах биомассы в этих прудах интенсивность продуцирования всех трех составных групп зоопланктона в них примерно одинакова. Как видно из табл. 4, более высокие показатели Р/В-коэффициентов — 11,7-13,1 присущи коловраткам. У веслоногих и ветвистоусых рачков они примерно одного и того же порядка (5,2-8,6). Поэтому показатели продукции зоопланктона во всех трех категориях прудов адекватны показателям биомассы.
Если полученные величины продукции перевести на единицу площади колхозных прудов с учетом их средней глубины 1,5, то в первой категории прудов средняя за июль месяц продукция зоопланктона составляет 23,7 ц/га, во второй — 11,4 и в третьей — 5,3 ц/га. При допущении, что рыбами будет потреблено в питании 80% наличной продукции зоопланктона в прудах, при кормовом коэффициента 10, можно ожидать наращивание общей рыбной массы в этом месяце а размере 2,4 ц/га в высокопродуктивных прудах, 1,1 ц/га — в средне- и 0,5 в низкопродуктивных.
В рыбхозных прудах, за исключением пруда Данул, 53,3-91,2% общей биомассы зоопланктона также составляли веслоногие рачки. Они занимают ведущее положение в зоопланктоне прудов большую часть вегетационного периода, а в пруду Калугер — на всем его протяжении. Средняя их биомасса за вегетационный период (IУ-Х) колебалась в пруду Устье от 4,6 г до 13,8 г/м³ в пруду Молдаванка. Массовое развитие ветвистоусых не во всех прудах совпадает со временем. Например, в пруду Устье наиболее высокая биомасса 5,4-8,3 г/м³ была отмечена в июне, июле и августе, в пруду Данул (0,7-3,4 г) — с мая по сентябрь, в пруду Албинец (21,4 г) — в июле, а в пруду Молдованка (7,3-7,6 г) — в мае и июне. В эти периоды показатели биомассы ветвистоусых заметно выше биомассы веслоногих. Биомасса коловраток также периодически и не во всех прудах достигала значительных величин. Например, в пруду Устье максимальные ее показатели (5,0-6,1 г/м³) установлены в августе и сентябре, в пруду Албинец (2,8 г) в августе, в пруду Данул (2,1—3,1 г) в июне и сентябре, в пруду Калугер (7,4 г) в сентябре. Большую часть остального времени биомасса коловраток исчислялась десятками и сотнями миллиграмм.
Известно, что объективную оценку количественного развития водных организмов, в данном случае зоопланктона прудов Северной зоны Молдавии, дают сведения о его продукции. Располагая данными по численности и биомассе популяции почти всех видов коловраток веслоногих и ветвистоусых рачков, а также данными по их удельной суточной продукции, мы попытались определить величины их продукции и зооплактона в целом по месяцам, сезонам и вегетационный период. Поскольку глубины прудов были разными, расчеты продукции приводятся на единицу объема 1 м³.
Для выявления значимости Р/В-коэффициентов коловраток, веслоногих и ветвистоусых использовали первичные материалы ежемесячных наблюдений, проведенных нами на 5 прудах рыбхозов Северной зоны. Согласно полученным данным, средний Р/В-коэффициент зоопланктона за вегетационный период (апрель-октябрь) составил 38,4 при средней биомассе 10,96 г/м³ и продукции 420,9 г/м³.
Как и следовало ожидать, наиболее высокий Р/В-коэффициент — 91,8 установлен у коловраток, при средней их биомассе 1,06 г/м³ и продукций 34,5 г/м³. В отдельных прудах Р/В-коэффициент коловраток колебался от 89,1 до 114,8. У веслоногих рачков средний Р/В-коэффициент за вегетационный сезон составил 27,8, при средней их биомассе 6,72 г/м³ и продукции 186,7 г/м³. Колебания значения Р/В-коэффициентов в прудах были от 16,8 до 42,1, у ветвистоусых рачков биомасса была равной 3,18 г/м³ и при среднем значении Р/В-коэффициента 43,9, продукция их за вегетационный сезон составила в среднем 139,7 г/м³.
В колхозных прудах темпы продуцирования зоопланктона почти не отличаются от наблюдаемых в прудах рыбхозов. Например, у коловраток средний Р/В-коэффициент за вегетационный период составил 80,3, у веслоногих — 37,6 и у ветвистоусых — 44,7. Однако продукционные возможности зоопланктона в связи с более низкими величинами биомассы уступают прудам рыбхозов. Например, средняя продукция коловраток за вегетационный сезон в колхозных прудах составила всего 23,3 г/м³, веслоногих — 90,3 г/м³ и ветвистоусых — 35,8, что соответственно в 1,5, 2,0 и 3,9 раз ниже, чем в прудах рыбхозов. С учетом средних глубин, принятых за 1,5 м, более высокая продукция зоопланктона — в среднем 34,7 ц/га была установлена в спускных прудах. В неспускных прудах продукция зоопланктона была примерно в 2 раза ниже — 17,9 ц/га.
Учитывая, что в колхозно-совхозных прудах нагул рыбы рассчитан исключительно на естественные корма и что среди общих запасов животных кормов (без простейших) 61,6-89,4% составляет зоопланктон, мы приняли, что культивируемыми рыбами используется в пищу не менее 75-80% общей его продукции. В таком случае, при кормовом коэффициенте зоопланктона 10, в спускных прудах ожидается прирост рыбной продукции в течение вегетационного периода не менее 3,0 ц/га, а в неспускных — 1,5 ц/га. На примере 5 прудов рыбхозов Северной зоны республики рассчитана продукция мирного и хищного зоопланктона (табл.5). К хищному уровню отнесены половозрелые Cyсlops vicinus и Acanthoсyclops vernalis и 50% продукции копеподитов и 50% продукции Asplanсhna. По этим расчетам, коэффициент экологической эффективности трофического уровня хищников к мирному составил в среднем 31,0% с колебаниями в отдельных прудах от 7,8-13,1% (Данул, Устье) до 57,4-42,2% (Молдаванка, Калугер). В течение вегетационного периода соотношение этих двух групп варьирует в больших пределах (см. табл. 5).

Таблица 5

Динамика продукционных показателей зоопланктона в прудах Северной зоны Молдавии

Показатель Пруды
Албинец Калугер Данул Устье Молда-
ванка
в % от общей   Апрель
Рх 5,16 0,6 0,70 0,18 1,4
Рм 5,89 2,85 3,29 8,44 4,25
Рч 8,47 3,19 3,64 8,53 4,95
Рч 2,1 0,7 1,3 2,5 1,3
в % от общей   Май
Рх 5,22 11,82 3,05 1,02 0,83
Рм 10,21 16,2 24,21 26,65 51,69
Рч 12,82 22,11 25,73 27,16 52,1
Рч 3,1 5,0 9,4 8,0 13,3
в % от общей   Июнь
Рх 12,76 44,31 1,81 1,22 3,01
Рм 40,69 77,4 97,71 30,23 68,37
Рч 47,07 99,55 98,61 30,84 69,87
Рч 11,4 22,7 36,1 9,1 17,8
в % от общей   Июль
Рх 21,99 34,85 2,82 18,64 76,7
Рм 153,67 51,33 13,8 73,9 114,12
Рч 164,66 68,75 15,21 83,22 152,47
Рч 39,8 15,7 5,6 24,5 38,9
в % от общей   Август
Рх 30,05 23,74 7,96 20,57 56,79
Рм 138,36 28,37 43,57 113,2 40,04
Рч 153,38 40,24 47,55 123,48 68,43
Рч 37,1 9,2 17,4 36,4 17,5
в % от общей   Сентябрь
Рх 10,91 49,25 4,12 0,15 35,9
Рм 13,99 159,6 80,6 65,94 25,76
Рч 19,44 184,22 82,66 66,02 43,72
Рч 4,7 2,0 30,2 19,5 11,2
в % от общей   Октябрь
Рх 5,3 5,55
Рм 4,61 17,51
Рч 7,26 20,26
Рч 1,7 4,6
Общая Рх 91,39 170,2 20,46 41,8 174,63
Рм 367,4 353,26 263,18 318,36 304,23
Рч 413,11 438,3 273,4 339,2 391,5

Примечание: Рх — продукция хищных форм, г/м³; Рм — продукция мирных форм, г/м³; Рч — чистая продукция, г/м³

К сожалению, подобные расчеты с подразделением зоопланктонных сообществ на трофические уровни в прудах встречаются не часто. Например, по данный Г. А. Галковской (цит. по Ивановой и др., 1973), в прудах рыбхоза «Изобелино» Белоруссии коэффициент экологической эффективности хищного трофического уровня к мирному также был высоким и колебался от 20,5 до 41,7. Однако чистая продукция зоопланктона в некоторых прудах была очень низкой — 41 мг/м³ сутки, при максимальной — 3,05 г/м³ сутки. Такое состояние, по-видимому, связано с недооценкой автором исследований роли органического детрита, альгофлоры, простейших и других в рационе хищного зоопланктона. В частности, на значение последних в питании веслоногих хвататедей обратил внимание А. В. Монаков (1976).
В своих расчетах, на долю упомянутых компонентов, отнесли 70% рациона хищного зоопланктона, при К2=0,5. Такое допущение сделано с учетом интенсивного развития свободнодвижущих простейших в прудах Северной зоны Молдавии. Их продукция в среднем за вегетационный период составила 294,4 г/м² в неспускных и 609,5 г/м², в спускных прудах (Чорик, Викол, 1981).
Существенный интерес представляло выяснение динамики продукции зоопланктона в течение вегетационного периода в прудах. По данным табл. 5, примерно 80-85% от общей продукции зоопланктона в прудах рыбхозов приходится на период с июня по сентябрь и только 0,7-3,2% — на апрель и 3,4-10% — на май месяцы. Примерно аналогично распределена продукция зоопланктона в колхозных прудах (см. табл. 3). По средним показателям 63,3% продукции зоопланктона приходится на лето, 10,5% — на весну и 26,2% — на осень. Такое распределение кормовых ресурсов зоопланктона с рыбохозяйственной точки зрения следует считать положительным.
Таким образом, в основу расчетов продукции зоопланктона в прудах Северной зоны Молдавии в период с апреля по октябрь можно рекомендовать пользоваться следующими величинами Р/В-коэффициентов: а) для смешанной популяции зоопланктона — 45; б) коловраток — 85; в) ветвистоусых — 45 и г) веслоногих — 30.
Уместно напомнить, что еще в 1952 г. (Ярошенко и Набережный, 1956 в) на основе специально проведенных экспериментальных исследований P/B-коэффициент смешанных популяций зоопланктона в прудах за 180 дней вегетационного периода был определен в размере 45 к широко используется при определении кормовых для рыб ресурсов зоопланктона не только в республике, но и на ее пределами.

Литература
Боруцкий Е. В. Фауна СССР. Ракообразные, т. 3, вып. 4, 1952.
Вавилов И. Ф. Фауна коловраток Камыш-Самарских озер. — Работы Волжской биол. станции, т. 10, № 2, 1928.
Гримальский В. Л., Кожокару Е. В., Гримальский В. В. Об использовании некоторых отходов сахарного производства в удобрении рыбоводных прудов Молдавии. — В кн.: Биологические процессы в морских и континентальных водоемах. Кишинев, 1970,
Гримальский В. Л. Биология некоторых колхозных прудов Молдавии и перспектива их рыбохозяйственного использования. — В кн.: Рыбохоэяйственное освоение водоемов Молдавии. Кишинев, 1974.
Гримальский В. Л., Кривцова О. Т. 0 зоопланктоне колхозно-совхозных прудов северных районов Молдавии. — В кн.: Науч. конф.проф.-препод, состава КГУ по итогам научно-исслед. работы за 1973 г. Кишинев, 1973.
Гурьич В. Ф. 0 формировании фауны озера Кара-Куль (Памир). -Известия АН Таджикской ССР, Серия естественных наук, вып.2 (26), 1958.
Данченко Э. В. Состав и кормовое значение зоопланктона нагульных прудов Краснодарского края. — В кн.: Биологические процессы в морских и пресноводных водоемах. Кишинев, 1970.
Данченко Э. В. Зоопланктон нагульных прудов Краснодарского края и его роль в питании пестрого толстолобика. Автореф. канд. дис. Кишинев, 1975.
Ирмашева С. Г., Набережный А. И. Продукция коловраток в выростных прудах Приднестровского рыбхоза. — В кн.: Биогидроресурсы бассейна Днестра, их охрана и рациональное использование. Кишинев, 1980.
Иванова М. Б., Алимов А. Ф., Ляхнович В. П. Вопросы вторичной продукции и рыбопродуктивности — В кн.: Продукционно-биологические исследования экосистем пресных вод. Минск, 1973.
Карпевич А.ф, Отношение беспозвоночных Азовского моря к изменению солености. — Труды ВНИРО, т. 21, вып. I, 1955.
Коненко Д. Д., Пидгайко М. Л., Радзимовский Д. А. Материалы к экологической характеристике прудов лесостепной полосы УССР. — Вопросы экологии, т. 5, 1962.
Коненко Д. Д., Пидгайко М. Л., Радзимовский Д. А. Пруды лесостепных, степных и горных районов Украины. Киев, 1965.
Косова А. А. Вычисленные веса некоторых форы зоопланктона ни зовьев дельты Волги. — Труды Астраханского заповедника, вып. 5, 1961.
Косова А. А. Зоопланктон западной части низовьев дельты Волги в период регулированного стока. — В кн.: Изменение биологических комплексов Каспийского моря за последние десятилетия. М., 1965.
Кожокару Е. В., Гримальский В. Л. Влияние минеральных удобрений на рыбопродуктивность выростных прудов Мындыкского рыбхоза.-Труды III конференции молодых ученых Молдавии. Кишинев, 1964.
Кражан С. А., Харитонова Н. Н., Бенько К. И., Исаева С. А., Никулина Н. М., Кокорина З. Г. Состав зооопланктона нагульных прудов Украины при разной плотности посадки рыб. — Гидробиологический журнал, XII, 5, 1976.
Кражан С. А., Харитонова Н. Н., Бенько К. И., Исаева С. А., Никулина Н. М., Кокорина З. Г. Количественная оценка зоопланктона и зообентоса в нагульных прудах Украины при разной плотности посадки рыб. — Гидробиологический журнал XIII, № I, 1977.
Кутикова Л. А. Коловратки фауны СССР. Л., 1970.
Ляхнович В. П. 0 биологических показателях рыбопродуктивности прудов. Гидробиологические исследования на рыбоводных прудах БССР. — Труды биостанции на оз. Нарочь, вып. I, 1956.
Мануйлова Е. Ф. Новые формы ракообразных из водоеиов пустыни. Труды Мургабской гидробиологической станции, вып. I, 1951.
Мельников Г. Б. Про знахождения Paradiaptomus alluaudi Riсhard еt Guernе на Украini. Сбiрник праць зоол. музею, 13, 1934.
Мельников Г. В., Стоянский А. Ф. Санитарно-гидробиологическая и рыбохоэяйственная характеристика прудов Днепропетровской области. — Труды проблемных и тематических совещаний ЗИН АН СССР, вып.2, М.-Л., 1954.
Мельников Г. Б. Зоопланктон прудов степной зоны Украины. -Вестник Днепропетровского НИИ гидробиологии, т.10, 1953.
Мешкова Т. М. Зоопланктон оз. Севан в годы ледостава (1949-1950). — Труды Севанской гидробиологической станции, т. 12,1951.
Мешкова Т. М. Зоопланктон оз. Севан (биология и продуктивность). — Труды Севанской гидробиологической станции, т.16, 1962,
Мирошниченко А. З. Зоопланктон новопостроенных прудов леей степных и степных районов УССР. — Тезисы докладов III экологической конференции, ч. 2. Киев, 1954.
Мущинский В. Г., Гримальский В. В., Михайловская Л. В., Попова Г. А. Естественная кормовая база некоторых нагульных прудов госрыбхозов Молдавии. — В кн.: Материалы конференции по итогам научно-исследовательских работ за 1972 г. Кишинев, 1974.
Мордухай-Болтовской Ф. Д. материалы по среднему весу водных беспозвоночных Дона. — Труды проблемных и тематических совещаний, вып. 2. Л., 1954.
Монаков А. В. Питание и пищевые взаимоотношения пресноводных копепод. Л., 1976.
Набережный А. И. Зоопланктон малых водохранилищ Молдавии. — В кн.: Биологические ресурсы водоемов Молдавии, вып. 2. Кишинев, 1964
Набережный А. И., Витковская Е. Н. Состав, численность и некоторые стороны биологии Harpactioсidae в Кучурганском лимане-охладителе Молдавской ГРЭС. — В кн.: Биологические ресурсы водоемов Молдавии, вып. 10. Кишинев, 1972.
Набережный А. И., Ирмашева С. Г. Половая структура и плодовитость гарпактицид в некоторых водоемах Молдавии. — Известия АН МССР, Серия биол. и хим. наук, 3, 1977.
Набережный А. И., Ирмашева С. Г. Продукция коловраток в Кучурганском лимане-охладителе Молдавской ГРЭС. — Известия АН МССР, Серия биол. и хим. наук, I, 1978.
Набережный А. И. Состав, динамика численности, биомассы и продукции зоопланктона на озере Кагул. — В кн.: Озеро Кагул. Кишинев, 1979.
Набережный А. И. Зоопланктон нижнего Днестра в условиях антропогенного воздействия. — В кн.: Биогидроресурсы бассейна Днестра, их охрана и рациональное использование. Кишинев, 1980.
Пидгайко М. Л. К характеристике зоопланктона и зообентоса прудов Украины. — Гидробиологический журнал, т. 3, 1967.
Пидгайко М. Л. Зоопланктон и зообентос некоторых новопостроенных прудов опытного рыбоводного хозяйства «Нивки». — Труды ВГБО, т. II, 1961.
Рылов В. М. Пресноводные Calanoida СССР. Определитель,1930.
Ретовский Л. Микрофауна пресных водоемов Новой Земли и Земли Франца Иосифа. — Труды Арктического ин-та, т. 14, 1935.
Стахорская Н. И. Кормовая база некоторых рыбных прудов Причерноморских степей. — Научный ежегодник Одесского госуниверситета им. Мечникова, 1957.
Уломский С. Н. Экология ракообразных и коловраток внутренних водоемов Крыма. — Труды Карадагской биостанции, вып. 3, 1955.
Харин Н. Н., Шутенко В. Н., Млущенко В. Г. К характеристике зоопланктона и зообентоса прудов Ростовской области. — Труды проблемных и тематических совещаний ЗИН АН СССР, вып. 2, 1954.
Харин Н. Н. Формирование зоопланктона в прудах Аксайского экспериментального нерестово-выростного хозяйства. — Труды АЗНИИРХ, вып. 3, 1960.
Чорик Ф. П., Викол М. М. Роль свободноживущих инфузорий в формировании естественной кормовой базы для рыб в некоторых прудах Северной зоны Молдавии. — В кн.: Рыбохозяйственное использование колхозных прудов Молдавии. Кишинев, 1981.
Шаларь В. М., Быэгу СБ. Состояние летнего фитопланктона и химического состава воды в прудах северной части Молдавии. — В кн.: Биологические ресурсы водоемов Молдавии, вып. 7, 1970.
Шейнин М. С. Зоопланктон Нижнего Дона, его водохранилищ и восточной части Таганрогского залива в годы зарегулированного стока. — Труды АзНИИРХ, т. I, вып. I, 1980.
Ярошенко М. Ф. Гидробиологический режим и рыбохозяйственные возможности некоторых прудов Молдавии. — Известия МФ АН СССР, 4-5 (7-6), 1952.
Ярошенко М. Ф., Набережный А. И. 0 биологической продуктивности кормовой гидрофауны в прудах для карпов. — Известия МФ АН СССР, б, 26, 1955.
Ярошенко М. Ф. Естественно-географические условия развития прудового рыбоводства. — Известия МФ АН СССР, 5(32), 1956 а.
Ярошенко М. Ф. Гидрохимические особенности прудов Молдавии.-Известия МФ АН СССР, 5(32), 1956 б.
Ярошенко М. Ф. Биотические условия жизни для карпов в прудах Молдавии. — Известия МФ АН СССР, 5(32), 1956 в.
Ярошенко М. Ф., Пояг М. А. Вода в природе и хозяйств Молдавии. Кишинев, 1966.
Ekman S. Die Phyllopoda, Cladoсeren und freilebenden Сopepoden der nordschwedischen Hoсhgedirge. — Zool. Jahrb. Abt. f. System. Bd. xxi, H. I, 1904.
Rudеscu L. Rotatoria. Fauna R. P. Romîne, 1960.
Sars G.0. The Cladoсera, Copepoda and Ostraсoda of the Jana expedition. — Ежегодник Зоол. Музея Академии наук, т. 3,1898.

© 1981. Авторские права на статью принадлежат А.И.Набережному, С.Г.Ирмашевой (Институт зоологии и физиологии АН Молд.ССР).
Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

Сентябрь 27, 2009 Posted by | Ponds Moldova | , , , , , , , , , , , , , , , , , | Оставьте комментарий

Зоопланктон озера Кагул

Зоопланктон озера Кагул
Зоопланктон лиманов и плавневых водоемов Килийской дельты Дуная подробно изучался Шпандлем (Spandl, 1923), М. Л. Пидгайко (1957, 1961) и В. В. Полищуком (1974). В частности, в таксономическом составе зоопланктона озера Кагул М. Л. Пидгайко установлено от 28 (1958 г.) до 42 (1949-1950 гг.) форм, а В. В. Полищуком — 96. В последнем случае учитывались также свободноживущие инфузории, личинки моллюсков и ювенальные стадии веслоногих ракообразных.
В период наблюдений 1973-1974 годов зоопланктон озера Кагул был представлен 180 видами и разновидностями. Из общего состава зоопланктеров 71,5% составляли коловратки, 15,0% — ветвистоусые и 14,5% — веслоногие ракообразные. Примерно одинаковое количество коловраток и ракообразных отмечалось во все годы исследований озера.
Заметное увеличение качественного разнообразия зоопланктона в озере, по сравнению с данными более ранних исследований, произошло в основном благодаря выявлению 96 форм коловраток и 18 видов ракообразных. Однако и приведенный состав, по-видимому, не исчерпывает всего разнообразия зоопланктона в озере, особенно коловраток. Среди дополнительно обнаруженных ракообразных следует отметить Daphnia magna, Daphnia longispina, Moina rectirostris, Dunvedia сгаssа, из ветвистоусых — Cyclops strenuus, Cyclops vicinus, Acanthoсyсlops bicuspidatus, Paracyclops flmbriatus, а также 6 видов гарпактицид (табл. 2). Определенный интерес представляет нахождение в озере таких редких коловраток, как Сеphalodеlla grandis, Trichoсerсa сylindrica, Paradicranophorus hudsoni, Lecane l. balatoniсa.

Таблица 2

Состав зоопланктона в озере Кагул

виды Кагул Дунай виды Кагул Дунай
Rotatoria
Bdeloidea sр. + + Eudactylota eudactylota * +
Habrotrocha   sр. + * Brachionus quadridentatus quadridentatus Hermann + +
B. angustifolia Мuгay * * Br. q. oluniorbicularis Skorikov + +
Rotaria neptunia Ehrenberg + + Br. q. brevispinus Ehrenberg * +
Hotommattidae sp. * + Br. q. ancylognathus Schmarda * +
Phllodina roseola Ehrenberg + + Br. q. rhenanus Lauterborn * +
Cephalodella gibba gibba (Ehrenberg) + + Br. q. zernovi Voronkov *
C. gracilis gracilis (Ehrenberg) + Br.leydigii leydigii Cohn + +
Cephalodella sp. + + Br. l. rotundus Rousselet * +
Trichocerca (s. str.) elongata (Gosse) + + Br. l. quadratus Rousselet + +
T. (s. str.) iernis (Gosse) * + Br.l. tridentatus Zernov * +
T. (s. str.) stylata (Gosse) + + Br. bennini Leissling * +
T. (s. str.) longiseta (Sсhгаnк) + + Br. nilsoni Ahlstrom *
T. (s. str.) pusilla (Lauterborn) * _ Br. urceus urceus (Linaeus) * +
T. (s. str.) cylindrlca (Imhof) + + Br. ur. sericus Rousselet * +
T. (s. str.) capuocina Wierz. et Zacharias * + Br. rubens Ehrenberg * +
T. (D.) dixon-nuttali (Jennings) * Br. bidantata bidentata Anderson *
T. (D.) similis (Wierzejski) * Br. b. inermis Rousselet *
Synchaeta stylata (Wierzejskl) # + Br. budapestinensis budapestinensis Daday + +
S. pectinata Ehrenberg + Br. b. lineatus Skorikov + +
Synchaeta sр. + + Br. diversicornis diversicornis (Daday) # +
Polyarthra major Burckhard + + Brachionus d.homoceros (Wierzejski) * +
P. vulgaris Carlin + + Br. calyciflorus calyciflorus Pallas + +
P. euryptera Wierzejski + + Br. c. amphiceros Ehrenberg + +
P. dolichoptera dolichoptera Idelson # Br. c. spinosus Wierzejski * +
Ploesoma truncatum (Levander) + + Br. c.  dorcas Gоssе + +
P. lenticulare Herrick + Br. c. аnuгаeiformis Brehin + +
P.triacanthum (Bergendal) + Br. angularis angularis Gosse # +
Bipalpus hudsoni (Imhof) + + Br. a. bidens Plate + +
Dicranophorus caudatus Ehrenberg * + Platyas quadrlcornis quadricornis (Daday) * +
D. grandis (Ehrenberg) * + PI. patulus patulus Müller * +
Paradicranophorus   hudsoni (Glasscott) * Keratella cochlearis (Gosse ) # +
Asplanchna priodonta priodonta Gosse + + K. c. hispida (Lauterborn) *
A. P. helvetica Imhof + K. c. macracantha (Lauterborn ) * +
A. sieboldi (Leydig) # + K. c. tecta   ( Gosse } * +
Lecane (S. str.) luna luna Müller + + K. c. robusta (Lauterborn) *
L. l. balatonica (Varga) * K.irregularis irregularis (Lauterborn) * +
L. (s. str.) ungulata (Gosse) * + K. tropica tropica (Apstein) +
L. (s. str.) hastata (Huray) * K. t. reducta Fadeev *
L. (M.) quadridentata (Ehrenberg) * K. quadrata quadrata (Müller) # +
Lecane (H.) bulla bulla (Gosse) + + K. q. reticulata Carlin *
L. (m.) stenroosi (Meissner) + K. valga valga Ehrenberg * +
Wolga spinifera (Western) * K. v. monospina (Klausener) *
Trichotria pocillum pocillum (Müller) + + K. v. brehmi Klauaener) *
Tr. tetractis tetractis (Ehrenberg) + + Notholca squamula squamula ( Müller ) + +
Tr. curta (Skorikov) * N. s. frigida Jaschnov +
Tr. similis (Stenroos) * N. acuminata acuminata (Ehrenberg) + +
Tr. truncata longispina (Rodewald) * N. ac. extensa Olofson *
Mytilina mucronata   mucronata (Müller) + + Anuraeopsis fissa fissa (Gosse) * +
Lophocharis oxysternon (Gosse) * Kellicottia longispina (Kellicott) * +
L. najas   (Wulfert) * Testudinella sphagnicola Rudescu *
Colurella adriatica (Ehrenberg) * + T.patina patina Herman + +
C. colurus (fEhrenberg) * T. p. intermedia (Anderson) *
Lepadella ovalis (Müller) * T. p. trilobata Anderson et Shepard ) *
L. patella patella (Müller) * Pompholyx complanata   Gosse + +
Euchlanis contorta (Wulfert) * Fllinia brachiata (Rousselet) +
E. parva Rousselet *

P. longiseta longiseta (Ehrenberg)

# +
E. dilatata dilatata Ehrenberg + +

P. cornuta cornuta Weisse

*
E. d. unisetata Leydig *

P. longiseta ilmnetica (Zacharias)

+ +
E. d. lucksiana Hauer +

P. passa Müller

+
E. incisa Carlin *

Pilinia  major Colditz)

* +
E. oropha Gosse * +

P. terminalis (Plate)

* +
E. d. deflexa (Gosse) + Hexarthra mira (Hudson) * +
     

Collotheca pelagica (Rousselet)

* +

Обозначение : " # " — доминирующие виды; " + " — обычные; " * " — редко встречающиеся

продолжение

виды Кагул Дунай виды Кагул Дунай
Cladocera Copepoda
Sida cryatalina Müller * + Macrocyclops albidus (Jurine) + +
Diaphanosoma brachyurum (Lievin ) + + Eucyclops serrulatus (Fischer) + +
Daphnia longispina Müller * E. s. var. proximus Lilljeborg + +
D. magna Straus * + Paracyclops fimbristus (Fischer) + +
Simocephalus vetulus Müller + + P. afflnis Sars * +
Moina brachiata   (Jurine) + + Cyclops strenuus Fischer * +
M. rectirostris (Leydig) + C.vicinus   (Uljan) + +
Ceriodaphnia affinis Lilljeborg * Acanthocyclops viridis (Jurine) + +
C. reticulata   (Jurine) + + A. vernalis (Fischer) * +
Scapholeberis mucronata f. laevis Müller + + A. americanus (Marschall ) + +
Ilyocryptus sordidus (Lievin) * + A. bicuspidatus (Claus) + +
Camptocercus rectirostris Schödler * + Mesocyclops crassus (Fischer) + +
Acroperus harpae harpae Baird * + Diaptomus gracilis Sars * +
Grabtoleberis testudinaris   (Fischer) + + Eurytemora velox (Lilljeborg) + +
Chydorus ephaericus Müller + + Heterocope caspia Sars # +
Dunhevedia crassa King + Calanipeda aquae-dulcis Kritschagin # +
Rhynchotalona rostrata (Koch) + + Ectinosoma abrau Kritschagin + +
Pleuroxus truncatus truncatus (Müller) * Tachidius littoralis Poppe * +
Pl. aduncus Jurine * + Nitocrella hibernica (Brady) + +
PI. ad. laticaudatus Brehm * N. divaricata (Chapuis) *
Alona rectangula rectangula Sars + + Attehyella crassa (Sars) *
A. guttata Sars * + Onychocаmpus mohammed Blanch. et Richard + +
Oxyurella tenuicaudis   (Sars) * + Linnocletodes behningi Borutsky + +
Eurycercus lamellatus Müller * + Nannopus palustris Brady * +
Bosmina longirostris Müller # + Ergasilus sieboldi * +
Corniger maeoticus Pengo # + E. briani * +
Leptodora kindtii + +      

Обозначение : " # " — доминирующие виды; " + " — обычные; " * " — редко встречающиеся

 

Характерной особенностью зоопланктона озера Кагул, также как и большинства придунайских лиманов, является скудность или даже полное отсутствие представителей рода Daphnia. Шланделем, например, из обнаруженных в водоемах Килийской дельты 47 видов ветвистоусых ракообразных упоминаются лишь Daphnia сarinata и Daphnia psittacea. а в публикациях М. Л. Пидгайко среди 44 ветвистоусых — 2 вида дафнии — Daphnia longispina и Daphnia сuсullatа. В озере Кагул названные исследователи вообще не обнаружили дафний. Daphnia magna и Daphnia longispina мы встречали в озере лишь эпизодически и в единичных экземплярах.
Не удалось обнаружить в озере Lacinularia flosculosa, Polyarthra ramata, Miсroсodides сhlaena, Monospilus dispar, Leydigiа leydigii, Simoсepnalus serrulatus, а также ряд других видов, приведенных в работах Пидгайко и В. В. Полищука. На примере озера Кагул нами было подтверждено нахождение Шпандлем (Spandl, 1923) в водоемах Килийской дельты Platyas patulus, Рlatyas quadricoris, Сolurella adriatiсa, Еudaсtylota eudactylota, Trlchocerсa longisetа, Ploesoma 1еntiсu1are, Moina reсtirоstris, Oxyurella tenuicaudis и др.
Существенаую роль в обогащении состава зоопланктона озера играет Дунай. Данные таблицы 2 показывают, что из известной для русловой части Дуная 171 формы зоопланктеров (Цееб, 1961; Полищук, 1974; Еnaceanu, 1967) 122 формы являются общими и для озера Кагул. Занос их в озеро, причем не только в активном состоянии, но и в состоянии покоящихся стадий, и особенно в большом количестве происходит, возможно, во время паводков. Через проток «Векита» из Дуная в озеро поступало до 40 форм зоопланктона, большая часть которых здесь хорошо прижилась. Не обнаружены в озере только Kelliсottia longispina и Notholсa acuminata. Средняя численность зоопланктона, заносимого в озеро из Дуная,
колебалась от 48,5 (июль) до 88,5 (апрель) тыс.экз./м³, из них более 70% составляли коловратки.
Переброска водных масс из Дуная в озеро и поднятие в нем уровня воды на 2 м в целях дальнейшего использования ее для орошения сельхозугодий южной части Молдавии и Украины, вероятно, окажет большое влияние на перестройку экологических комплексов не только зоопланктона, но и других групп гидробионтов.
Речка Кагул, впадающая в вершину osepa, вносит 37 форм зоопланктеров, и все они входят в состав зоопланктона озера. Численность их на входе в озеро колебалась от 26,0 (октябрь) до 61,5 (июль) тыс. экз./м³, из них на долю коловраток приходилось соответственно 56,8 и 67,5%. Ракообразные были представлены Acаnthoсyclops vernalis и его личиночными стадиями. Из Дуная в озеро поступали Heterocope caspia, Corniger maeoticus, Daphnia longispina, Bosmina longirostris, их молодь и личиночные стадии циклопов. Были различия и в составе поступающих коловраток. Из Дуная, например, поступали Anuraeopsis fissa fissa, Leсane stanroosi, Leсane bulla, Polyarthra euryptera, Testudinella patina, а из речки Кагул — Braсhionus bennini, Br. diversicornis, Br. leydigii rotundus, Br. quadridentatus brevispinus и др. Все это, в равной мере как и различия в биотопических условиях, наложили свой отпечаток на пространственное распределение состава, численности и продукции зоопланктона в озере.
В верхней суженной части озера, например, насчитывалось 118 форм зоопланктона, в том числе 91 — коловраток, 17 — веслоногих и 10 — ветвистоусых ракообразных. Только для этой части озера были характерны Brachionus bennini, Trichotria pocillum, Tr. similis, Lecane l. balatonica, Euchlanis deflexa, Eudactylota eudactylota, Sida crystalina и некоторые другие — всего 9 форм.
В нижней расширенной части озера в составе зоопланктона установлено 129 форм, из них 99 форм коловраток, 18 — веслоногих и 12 — ветвистоусых. Наравне с формами, характерными для всего озера (134), в нижнем плесе выявлены 23 формы, которые не встречались в остальной части озера. К ним относятся 20 коловраток и среди них — Brachionus urceus sericus, Platyas patulus, Lophocharis pxysternon, L. najas, Euchlanis inoisa, Testudinella sphagnicola, Colurella adriatica и другие, а также 3 ветвистоусых рачка — Moina rectirostris, Dunhevedia crassa и Alona rectangula pulchra.
Доминирующий комплекс зоопланктона озера составляют немногие виды, в основном определяющие количественное его развитие в водоеме, в их числе, как видно из таблицы 1, 10 видов коловраток, 3 — ветвистоусых и 1 вид — веслоногих. Все они преобладали на протяжении обоих вегетационных периодов (1973-1974 гг.) и встречались по всей акватории озера. По постоянству встречаемости выделялись Braсhionus angularis (66-100%), Keratella cochlearis (66-90%), Asplanchna sieboldi (64-80%), Polyarthra dolichoptera (63-66%), Bosmina longirostris (72-73%), Heterocope caspia (61-87%) и др. Приведенные М.Пидгайко (1961) Polyarthra vulgaris, Diaphanosoma brachyurum, Rhynchotalona rostrata, Leptodora kindtii и В. Полищуком (1974) Microcodides chlaena, Trichotria tetractis в числе преобладащих видов нашими исследованиями не установлены. Во всяком случае в 1973-1974 годы они занимали второстепенное значение.

Таблица 1

Доминирующий состав зоопланктона в озере Кагул

Вид частота встречаемости, %
1973 г. 1974 г.
Brachionus angularis 100 68
Brachionus diversicornis 36 58
Keratalla cochlearis 90 66
Keratalla quadrata 43 55
Asplanchna siaboldi 80 64
Euchlanis dilatata 43 27
Synchaeta stylata 40 27
Polyarthra euryptera 33 24
Polyarthra dolichoptera 66 63
Filinia longiseta 63 48
Heterocope caspia 87 61
Corniger maeoticus 38 27
Calanipeda aquae-dulcis 56 45
Bosmina longirostris 73 72

Очевидно, что наблюдаемая перестройка общего таксономического состава зоопланктона, включая доминирующий, связана также с некоторыми изменениями экологических условий в озере за последние 15 лет. В то же время в оэере сохранили доминирующую роль понто-каспийские реликты Heterocope caspia, Corniger maecticus, Limnecletodes behningi, в также рачок средиземно-атлантического происхождения — Calanipeda aquae-dulcis. За исключением C. maeoticus, все упомянутые ракообразные являются постоянными обитателями водоемов и нижней поймы Днестра, в том числе Кучурганского лимана-охладителя Молдавской ГРЭС. Что касается Corniger maeoticus, то он в водоемах бассейна Днестра вообще не был обнаружен.
Постоянными компонентами зоопланктона были личинки дрейссены, численность которых составляла в среднем 5880 экз./м³, с колебаниями на отдельных участках от 1375 до 7800 экз.
В экологическом отношении основная масса зоопланктеров озера представлена пресноводным, эвритермным озерно-прудовым комплексом широко распространенным в водоемах республики (Набережный, 1964,1964 а, 1968, 1973). Наряду с этим в озере встречается целый ряд зоопланктеров северного происхождения — Euсhianis oropha, Trichocerca rousseleti, Bipalpus hudsoni виды рода Notholca, Pleuroxus truncatus, Canthocampus staphilinus, Leptodora kindtii и др. Совместно с ними обитают южные виды, такие как Keratella tropica, Brachionus budapestinensis, Dunhevedia crassa, Moina rectirostris и др.
С другой стороны, пресноводные виды, составляющие примерно 95% общего разнообразия зоопланктона в озере, как и галоксены (Brachionus angularis, Br. quadridentatus, Lecane luna, Keratella quadrata, Acanthocyclops vernalis, Calanipeda aquae-dulcis, Alona rectangula и др.), хорошо уживаются с типичными, как можно считать, галофилами — Lecane hastata, Nanopus palustris, Ectinosoma abrau, Onychocampus mohammed и др. Все они, в особенности последние 5, наравне с Notholca squamula, N. acuminata, Colurella colurus, Colurella adriatica, Schisocerca diversicornis, переносят соленость до 10 — 12 ‰, а некоторые даже до 29‰.
Далеко не полный анализ экологических особенностей зоопланктеров в озере свидетельствует о том, что им присуща несравненно более широкая экологическая валентность.
Достаточно обилен зоопланктон озера и по количественному развитию, чего не наблюдалось в предыдущих исследованиях. Например, по данным количественных показателей развития зоопланктона в 1947- и 1949-1950 годах озеро отнесено к группе водоемов с незначительным развитием зоопланктона (Пидгайко, 1957; 1961). Средняя его численность в 1949-1950 годы составила всего 100,7 тыс. экз./м³, а биомасса — 465 мг/м³. Ведущую роль в определении биомассы в этот период играли веслоногие ракообразные, на долю которых приходилось 75% общей биомассы зоопланктона. Несколько выше — 180,0 тыс. экз./м³ была численность зоопланктона в сентябре 1947 года, но биомасса его из-за преобладания коловраток и ювенальных стадий копепод была в два раза ниже, чем в период 1949-1950 годов (213 мг). Примерно сходное состояние зоопланктона в озере установлено и в августе 1958 года (153,1 тыс.экз./м³ и биомасса 380 мг/м³). Заметно выше были показатели количественного развития зоопланктона в озере по данным В. В. Полищука (1974). Летом, например, биомасса его колебалась от 1427 до 3701 мг/м³, а осенью — от 268 до 1980 мг.
По результатам исследований 1973 года средняя численность зоопланктона с апреля по октябрь включительно выражалась 212,5 тыс. экэ./м³ с биомассой 2,56 г. На следующий год за такой же промежуток времени численность зоопланктона увеличилась до 376,2 тыс. экз./м³, но биомасса сохранилась на прежнем уровне — 2,46 г. Это явилось результатом массового развития коловраток, достигших в среднем 236,6 тыс. экз./м³, что превосходит уровень 1973 года примерно в 4 раза, а неизменность биомассы — из-за более низкого развития ветвистоусых (табл. 3).

Таблица 3

Численность (тыс.экз./м³) и биомасса (г/м³) зоопланктона в озере Кагул за период апрель-октябрь по годам и участкам

Группы Участки
верхний средний нижний среднее
N B N B N B N B
1973 год
Rotatoria 57,5 0,057 59,2 0,062 64,3 0,111 58,5 0,043
Cladocera 34,7 0,607 56,1 0,998 125,2 1,947 72,0 1,184
Copepoda 107,4 0,789 33,7 0,500 105,1 0,916 82,0 0,737
Всего 193,6 1,6 149,0 3,3 294,5 2,5 212,5 2,56
1974 год
Rotatoria 140,5 0,051 306,2 0,899 263,1 0,229 236,6 0,393
Cladocera 19,1 0,394 36,2 0,655 44,4 0,882 33,2 0,644
Copepoda 70,3 1,207 123,4 1,730 125,7 1,348 106,4 1,419
Всего 229,8 1,657 465,8 3,3 433,2 2,4 376,2 2,46

В озере почти не выражено пространственное распределение количества и биомассы зоопланктона в целом и составляющих его групп, несмотря на различия экологических условий отдельных участков. Число коловраток в 1973 году было примерно одинаковым (51,5-64,3 тыс. экз./м³) по всему озеру, в среднем за вегетационный период 58,5 тыс. экз./м³.
В 1974 году количество коловраток в озере повысилось до 236.6 тыс. экз./м³, главным образом за счет численного развития весной Keratellа quadratа (до 53,7-86,2 тыс.) и летом — видов рода Brachionus (до 300,0-415,0 тыс.) и Floscularia pelagica (до 213,0 тыс.). Максимальные показатели численности коловраток — 306,2 тыс. экз./м³ и биомассы — 0,899 г/м³ приходились на средний участок озера, наиболее низкие — 140,5 тыс.зкз./м³ и 0,051 г/м³ — на верхний.
В среднем за два года число коловраток в озере составило 148.7 тыс. экз./м³, а биомасса — 0,436 г/м³.
Достаточно высоким был и уровень количественного развития в озере планктонных ракообразных. В 1973 году суммарная численность ветвистоусых и веслоногих за вегетационный период составила 154,0 тыс. экз./м³ с биомассой 1,9 г. а в 1974 году — соответственно 139,6 тыс. и 2,0 г. (табл. 3).
Ветвистоусые рачки более массово развивались в 1973 году. В среднем за вегетационный период их насчитывалось (72,0 тыс.экз./м³, а биомасса составляла 1,2 г. при увеличении с верхнего участка к нижнему (табл.3). Ведущее положение на всех участках занимала Bosmina longirostris, достигавшая в среднем 61,3 тыс. экз., или 85,0% общей численности ветвистоусых.
В следующем году отмечен заметный спад в количественном развитии Bosmina longirostris — в среднем до 31,1 тыс., что предопределило общий уровень развития ветвистоусых рачков. Как видно из указанной таблицы, ветвистоусых было всего 33,2 тыс. экз./м³ с биомассой 0,644 г. что примерно в два раза ниже, чем в предыдущем году. Особенно заметно сократилось число ветвистоусых в верхнем (19,1 тыс.) и нижнем (44,4 тыс.) участках.
Помимо босмины, относительно заметную роль среди ветвистоусых играл понто-каспийский реликт Сorniger maeoticus. Однако численность его не превышала 7-8 тыс. экз./м³. Еще менее интенсивно развивалась в озере Leptodora kindtii.
Что касается веслоногих ракообразных, то уровень их количественного развития в озере был заметно выше — 106,4 тыс. зкз./м³ и 1,4 г. в 1974 году. Более высокой численности и биомассы они достигали в средней (123,4 тыс. и 1,7 г) и нижней частях озера (126,7 тыс. и 1,3 г). В предшествующем году эти показатели были примерно в 1,5 и 2 раза ниже, причем более высокими они оказались в верхнем и нижнем участках озера. Ведущую роль в определении количества и биомассы веслоногих играли в основном их личиночные стадии, на долю которых приходилось в среднем 90% суммарной численности этой группы рачков в 1973 и 85% в 1974 году. Особой массовости среди них достигали науплиальные и копедитные стадии Heteroсope caspia.
Количество взрослых особей Н. caspia лишь летом 1974 года достигло 25,6 тыс. экз./м³ в среднем участке. В остальные периоды оно колебалось от 780 экз. (весной 1973 г.) до 12,2 тыс./м³ (летом 1974). Численность Calanipeda aquae-dulcis изредка повышалась до 20,0 тыс., обычно же была значительно ниже.
В сезонной динамике биомассы (в равной мере как и численности) зоопланктона в озере, как видно из Таблиц 4 и 5, наблюдается неуклонное увеличение всех трех составных его групп с весны к лету и понижение к осени. Летом 1973 года, например, средняя биомасса зоопланктона составляла 7,1 г/м³, в то время как весной она не превышала 0,176, а осенью 0,409 г. В следующем году максимальные величины биомассы также приходятся на лето — 3,9 г/м³, но они почти в два раза ниже, чем в предыдущем году.

Таблица 4

Биомасса (г/м³), продукция (г/м³) и Р/В-коэффициент зоопланктона в озере Кагул по участкам и сезонам в 1973 году

Участок Группа организмов Весна Лето
В Р Р/В В Р Р/В
верхний коловратки 0,005 0,072 14,0 0,134 4,469 33,3
ветвистоусые 1,814 21,795 12,0
веслоногие 0,133 0,798 6,0 2,181 51,212 23,8
средний коловратки 0,016 0,119 7,4 0,114 3,772 33,1
ветвистоусые 0,003 0,011 3,6 2,987 37,470 12,5
веслоногие 0,092 0,257 2,8 1,161 12,084 10,4
нижний коловратки 0,029 0,394 13,6 0,245 7,911 32,3
ветвистоусые 0,010 0,096 9,6 5,820 83,870 14,4
веслоногие 0,157 1,884 12,0 2,165 20,222 9,3

продолжение

Участок Группа организмов Осень Средняя
cуммарная за
вегетационный

период
В Р Р/В В Р Р/В
верхний коловратки 0,031 0,428 13,8 0,057 4,969 87,2
ветвистоусые 0,006 0,029 4,8 0,607 21,820 35,9
веслоногие 0,052 0,052 1,0 0,789 52,1 66,0
средний коловратки 0,055 0,803 14,6 0,062 4,694 76,1
ветвистоусые 0,003 0,014 4,8 0,998 37,495 37,6
веслоногие 0,247 2,173 8,8 0,500 14,514 29,0
нижний коловратки 0,058 0,835 14,4 0,111 9,140 82,3
ветвистоусые 0,010 0,114 11,4 1,947 84,080 43,2
веслоногие 0,427 2,647 6,2 0,916 24,750 27,0

 

Более кормным озеро было в весенний и осенний периоды, когда биомасса зоопланктона составляла в среднем 1,2 и 2,4 г. Такое относительно равномерное распределение запасов зоопланктона в водоеме полнее удовлетворяет пищевые потребности рыб.
Выше было отмечено, что озеро Кагул представляет собой ценный рыбохозяйственный водоем. В этом плане большой интерес представляло определение продукции зоопланктона и интенсивности продуцирования отдельных его групп, а также возможного выхода рыбопродукции за счет использования его ресурсов.
Для расчетов продукции использовали некоторые собственные данные по удельной суточной продукции массовых видов коловраток, ветвистоусых и веслоногих рачков с учетом температурной поправки по Л. М. Сущени (1974). Продукцию большинства второстепенных видов рассчитывали по данным, заимствованным из работ Г. А. Галковской (1965). В. Е. Заики (1970), М. Б. Ивановой и др. (1977) и «Киевского водохранилища» (1972), также с поправкой на температуру. Все расчеты, с учетом площадей каждого участка, приведены в таблицах 22 и 23. В своих расчетах мы пренебрегли делением зоопланктона на мирный и хищный, поскольку доля последних в образовании его общей биомассы не превышает 5-7%.
В целом по озеру средняя продукция зоопланктона в течение вегетационных периодов 1973-1974 годов составляла 97,5 г/м³, а с учетом средней глубины озера 1,4 м — 136,4 г/м³ (в энергетическом выражении 76,0 ккал) с колебаниями от 127,1 г/м² (в 1974 г.) до 145,7 г/м² (в 1973 г.).
Как и следовало ожидать, основу продукции зоопланктона в озере составляли ракообразные. В 1973 году на их долю приходилось 109,5 г/м², или 72,2% суммарной продукции зоопланктона, а в 1974 — 88,7 г/м² и 69,6%. Несравненно более высокой воспроизводительной способностью, показателем чего является коэффициент Р/В, обладали коловратки, что вообще характерно для этой группы гидробионтов. В 1973 году средний для озера коэффициент Р/В коловраток находился на уровне 76,08 — 87,07. В 1974 году только в верхнем участке он составил 56,5, а в среднем и нижнем достиг 93,88 — 98,9. Абсолютные же показатели продукции коловраток, за некоторым исключением, довольно низкие. Лишь в 1974 году в среднем участке озера их продукция достигла в среднем 123,8 г/м².
Что касается динамики продукции в течение вегетационного периода, то, как. видно из таблиц 4 и 5, в 1973 году свыше 95%, а в 1974 около 70% среднесезонных показателей приходились на летний период.

Таблица 5

Биомасса (г/м³), продукция (г/м³) и Р/В-коэффициент зоопланктона в озере Кагул по участкам и сезонам в 1974 году

Участок Группа организмов Весна Лето
В Р Р/В В Р Р/В
верхний коловратки 0,043 0,602 14,0 0,095 2,039 21,5
ветвистоусые 0,306 1,224 4,0 0,634 6,904 10,9
веслоногие 1,546 8,657 5,6 1,100 3,520 3,2
средний коловратки 0,038 0,654 17,2 2,549 86,546 33,9
ветвистоусые 0,003 0,012 4,0 1,739 19,494 11,2
веслоногие 0,526 1,262 2,4 3,0 32,070 10,9
нижний коловратки 0,044 0,722 16,4 0,560 19,376 34,6
ветвистоусые 0,320 1,152 3,6 1,796 20,708 11,5
веслоногие 0,836 4,681 5,6 1,393 15,170 10,9

продолжение

Участок Группа организмов Осень Средняя
cуммарная за
вегетационный
период
В Р Р/В В Р Р/В
верхний коловратки 0,015 0,240 15,9 0,051 2,881 56,5
ветвистоусые 0,256 0,950 3,7 0,399 9,078 22,7
веслоногие 0,974 10,296 10,4 1,207 2,307 18,5
средний коловратки 0,111 1,732 15,6 0,899 88,949 98,9
ветвистоусые 0,222 1,030 4,6 0,655 20,536 31,5
веслоногие 1,665 17,526 10,6 1,730 51,460 29,7
нижний коловратки 0,082 1,400 17,1 0,229 21,498 93,9
ветвистоусые 0,529 2,455 4,6 0,882 24,315 27,6
веслоногие 1,816 22,591 12,44 1,348 42,442 31,5

 

 

 

Было также подсчитано, что зоопланктоном озера ежесуточно в течение вегетационного периода в среднем минерализуется 0,54 ккал/м², что по отношению к чистой первичной продукции фитопланктона (4246 ккал) составляет всего 2,67%.
Выше было показано, что величина продукции зоопланктона в озере, доступная рыбам, равна 13,6 ц/га. Мы сделали допущение, что рыбами может использоваться не вся продукция зоопланктона, а только 60-65%. Такая величина была принята П. Л. Пирожниковым (1954) для расчета прироста рыбопродукции в Волгоградском и И. И. Лапицким (1970) — в Цимлянском водохранилищах. Кормовой коэффициент зоопланктона был принят нами за 10. Проведенные наблюдения показали, что только за счет использования запасов зоопланктона озера можно ежегодно получать примерно 82 — 88 кг/га рыбной продукции.

© 1979. Авторские права на статью (в монографии «Озеро Кагул») принадлежат А.И.Набережному (Институт зоологии и физиологии АН Молд.ССР).
Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

Сентябрь 22, 2009 Posted by | Ponds Moldova | , , , , , , , , , , , , , , , , | Оставьте комментарий