HERALD HYDROBIOLOGY

Ученые труды А.И.Набережного

Гидробиологические исследования

Гидробиологические исследования в Молдавской ССР
Планомерные и систематические комплексные исследования физико-химических и биологических процессов в водоемах республики фактически были начаты только после Великой Отечественной войны (1945). Пионерами их были кафедра биологии Кишиневского госпединститута под руководством М. Ф. Ярошенко, ныне действительного члена Академии наук Молдавской ССР и кафедра зоологии Кишиневского сельскохозяйственного института под руководством В. Л. Гримальского, ныне доктора билогических наук, профессора КГУ.
До этого времени на территории Молдавской Автономной социалистической республики были проведены лишь исследования отдельных групп гидробионтов Днестра и его пойменных водоемов. Из них до настоящего времени интерес представляют сведения А. Р. Пренделя (1923) о пиявках плавней Днестра, А. Л. Бенинга (1930) об амфиподах и В. И. Жадина (1929) о моллюсках Днестра, Д. О. Свиренко (1926) о фитопланктоне Нижнего Днестра, Ф. Ф. Егермана (1925, 1926) о планктоне и ихтиофауне Кучурганского лимана, А. К. Макарова (1938) о реликтовых ракообразных и лиманных моллюсках, Л. С. Берга о рыбах водоемов Бессарабии, вошедшие в известную сводку «Рыбы пресных вод СССР и сопредельных стран» (1949).
На территории правобережья современной МССР, гидробиологические исследования были еще более ограниченными. Среди них можно упомянуть лишь сведения Лепши (Lepşi, 1932) по свободноживущим инфузориям, Родевальда (Rodewald, 1935) по коловраткам, Кэрэушу (Cărăuşu, 1941) по амфиподам, Василиу (Vasiliu, 1932) и Флореску (Florescu, 1938) по ихтиофауне.
С 1947 г. гидробиологические исследования водоемов Молдавии сосредоточены главным образом при Молдавской научно-исследовательской базе АН СССР, а с 1961 г. — в Институте зоологии АН Молдавской ССР.
Научная деятельность опытной рыбохозяйственной станции, организованной в 1945 г. при кафедре зоологии КСХИ, была направлена на изучение рыбохозяйственных возможностей прудов и некоторых рек республики и разработку мероприятий для повышения их рыбопродуктивности. С 1962 г. станция — теперь Молдавская рыбохозяйственная станция — перешла в подчинение Управления рыбного хозяйства при Совете Министров МССР, сохранив прежнее направление рыбоводногидробиологических исследований.
С 1949 г. в разработку гидробиологических вопросов — в основном северо-западной части Черного моря, морских лиманов дунайскоднестровского междуречья, низовьев Днестра и Дуная — включилась кафедра зоологии Кишиневского госуниверситета.
Изучение некоторых частных гидробиологических и ихтиологических вопросов, в основном р. Прут, проводится с 1958 г. кафедрой зоологии Тираспольского госпединститута.
С организацией в Ботаническом саду АН МССР (1968 г.) группы по изучению низших растений водоемов республики расширяются исследования, начатые в 1955 г. в Институте биологии Молдавского филиала АН СССР, по изучению систематического состава, экологии и биологии планктонных водорослей, роли их в процессах самоочищения и вторичного загрязнения водоемов Молдавии.
Многолетние комплексные исследования, осуществляемые коллективом гидробиологов, показали, что внутренние искусственные и естественные водоемы республики площадью примерно 40 тыс. га в гидрологическом, гидрохимическом и гидробиологическом отношениях весьма разнотипны. Это обусловлено разнообразием литологического состава почв и почвообразующих пород, гидрогеологических условий, климатическими особенностями данной территории и другими факторами Доказано, что большая часть водоемов республики, особенно прудовой фонд, водохранилища на малых реках, Дубоссарское водохранилище на Днестре и пойменные водоемы Прута и Днестра, потенциально богаты биологическими ресурсами.
Вместе с тем изучение физико-химических условий среды, видового состава, генезиса, географического распространения, динамики численности, экофизиологических особенностей, трофических связей и других особенностей основных экологических комплексов гидробионтов показало причинность биологических процессов, протекающих в водоемах, позволило наметить наиболее эффективные пути рыбохозяйственного использования биологических ресурсов. Одновременно изучалась биология наиболее ценных туводных и акклиматизируемых рыб в водоемах республики с целью разработки научных основ воспроизводства и увеличения их запасов.
В результате многолетних гидробиологических исследований Днестра и его пойменных водоемов, начатых в 1945 г., был выявлен основной видовой состав гидрофауны Днестра, в том числе реликтовой и альгофлоры; установлены физико-химические причины пространственного распределения их экологических комплексов и динамики численности, определены состав, распределение и запасы рыб, качество и количество кормовой для них биопродукции, а также характер ее использования туводной ихтиофауной; вскрыты причины и закономерности меандрирования низовья Днестра, генезис его поймы и основных пойменных водоемов, разделенных по происхождению на старицы, подпорные и депрессивные водоемы; установлено, в частности, что по гидрологическому режиму и особенностям распределения фаунистических комплексов гидробионтов Днестр относится к рекам горного типа (Ярошенко, 1950). Отдельная работа по планктону Днестра, обобщающая многолетние исследования, опубликована В. Л. Гримальским (1957).
Тщательный анализ результатов многолетних исследований позволил составить прогноз динамики физико-химических и биологических процессов в условиях зарегулированного стока Днестра и наметить пути целенаправленного воздействия на них в рыбохозяйственных интересах. Этот прогноз использован строительными организациями как рыбохозяйственные рекомендации в проектных заданиях при проектировании каскада гидростанций на Днестре и Молдавской ГРЭС на Кучурганском лимане. Дальнейшие многолетние исследования на Дубоссарском водохранилище подтвердили правильность составленного прогноза («Дубоссарское водохранилище», 1964). Согласно классификации водохранилищ (Ярошенко, 1962), Дубоссарское водохранилище является проточно-русловым водоемом степной климатической зоны с вытекающими отсюда физико-химическими, гидробиологическими и рыбохозяйственными его возможностями. Благоприятные физико-химические особенности водохранилища, обилие кормовых ресурсов, по биомассе превышающих 1000 кг/га, и интенсивный темп роста промысловой ихтиофауны при условии рационального ведения поликультуры и охраны рыбных запасов могут обеспечить ежегодный выход рыбопродукции в пределах 80-100 кг/га.
Данные в отношении запасов кормового зоопланктона в Дубоссарском водохранилище и его потенциальных возможностей подтвердились также более поздними исследованиями В. Л. Гримальского (1968).
Среди разработанных эффективных мероприятий, направленных на повышение рыбопродуктивности водохранилища, можно упомянуть метод использования искусственных нерестилищ для леща и судака (Томнатик, Карлов, 1970), успешно применяемый и сейчас в производственных масштабах, садковый способ получения икры и личинок судака (Томнатик и др., 1970), биотехника выращивания молоди леща в нерестово-выростном хозяйстве (Томнатик, 1970) и заводской способ разведения рыбца (Владимиров, 1972). Результаты проведенных многолетних исследований на Дубоссарском водохранилище были учтены при разработке новых правил рыболовства в водоемах бассейна Черного моря.
Необходимость повышения рыбопродуктивности водоемов республики выдвинула перед гидробиологами и ихтиологами первоочередную задачу изыскания путей рационального рыбохозяйственного использования малых водохранилищ, общая площадь которых превышает 3000 га. Однако к началу этих исследований (1959 г.) никаких сведений об особенностях их физико-химического режима и рыбохозяйственных возможностях не было.
В результате многолетних исследований, обобщенных в монографической сводке «Становление и рыбохозяйственное значение малых водохранилищ Молдавии» («Биологические ресурсы водоемов Молдавии», вып. 2, 1964) было установлено, что естественные физикохимические условия в них исключительно благоприятны для развития качественно разнообразной и количественно обильной альгофлоры и кормовой для рыб гидрофауны.
Руководствуясь полученными результатами гидробиологических исследований, ихтиологи дали ряд ценных практических рекомендаций. В целях эффективного и рационального использования богатой кормовой для рыб биопродукции в малых водохранилищах предложено вести поликультурное рыбоводство (Томнатик, 1962). В качестве объектов для поликультуры, помимо карпа, предложены тарань, судак, серебряный карась. В последние годы в малых водохранилищах успешно внедряются растительноядные рыбы амурского комплекса. Доказано также, что правильное ведение поликультурного рыбного хозяйства на малых водохранилищах с использованием разработанного биологического метода борьбы с изобилующей в них сорной рыбой путем интродукции судака может обеспечить ежегодный дополнительный прирост ценной рыбной продукции до 5 ц/га и более.
Значительное место в общей площади водного зеркала республики занимают пруды, рыбопродуктивность которых в первые послевоенные годы оставалась на очень низком уровне. Достаточно сказать, что рыбопродуктивность прудов Молдавии в среднем не превышала 60 кг/га и, как исключение, достигала 250 — 200 кг/га. В связи с этим в начале 50-х годов гидробиологи Академии наук МССР приступили к разработке научных основ рационального ведения прудового рыбного хозяйства (Ярошенко, 1958).
Проведенные исследования показали, что устойчивый средний выход естественной рыбопродукции из прудов республики можно поддерживать на уровне 350-450 кг/га. С применением же дополнительной подкормки и соблюдением кормового режима рыб пруды Молдавии могут давать ежегодно не менее 12-15 ц рыбы с 1 га, что подтвердилось работами коллектива Молдрыбхозстанции.
В процессе этих исследований были выявлены химические особенности воды прудов республики (Гримальский, Фридман, 1955; Ярошенко, 1956), послужившее основой для их классификации по степени минерализации. Дальнейшие многолетние исследования ионно-солевого состава воды более 300 прудов республики позволили представить гидрохимическое их районирование (Бызгу, 1963; Бызгу, Кожухарь, 1965; Ярошенко, Бызгу, Кожухарь, 1971).
В гидробиологическом отношении установлены основной видовой состав, экология, динамика численности и биомассы кормового для рыб зоопланктона и донной фауны рыбоводных прудов в течение вегетационного периода. Выяснено, что основную биомассу естественных кормовых ресурсов для рыб составляет не донная фауна, а зоопланктон. Одновременно доказано, что зоопланктон в прудах, вопреки существующему мнению, имеет решающее значение в питании карпов, по крайней мере до двухлетнего возраста включительно, и что в определении естественной рыбопродуктивности прудов по карпу необходимо учитывать в первоочередном порядке наличие или интенсивность воспроизводства зоопланктона. Определена и биологическая продуктивность кормовой гидрофауны в прудах, которая достигает за вегетационный период 50-60 ц/га по зоопланктону и только 10-15 ц/га по донной фауне (Ярошенко, Набережный, 1956). Все это позволило научно обосновать и предложить для внедрения поликультуру и смешанную разновозрастную монокультуру карпов. При этом для большинства видов (карп, серебряный карась, чудской сиг, судак, растительноядные рыбы) были изучены гематогенез, половой цикл, нерест, плодовитость, трофические взаимоотношения (Зеленин, 1958, 1971; Конрадт, 1970; Ирихимович, Зеленин, 1967; Статова, 1968; Кубрак, 1963, 1971; Тютюник и др., 1970; Томнатик и др., 1957, 1963, 1966, 1970, 1971; Ярошенко и др., 1953, 1962; Набережный и др., 1960, 1965, 1970 и т. д.), а также разрабатывалась и продолжает разрабатываться биотехника искусственного их воспроизводства. Особо следует упомянуть исследования по изучению темпа роста, полового созревания, половых циклов, особенностей гонадотропной функции гипофиза, эмбриогенеза, трофических взаимоотношений растительноядных рыб, а также совершенствование методов их искусственного воспроизводства и выращивания в моно- и поликультуре в различных условиях (Зеленин и др., 1962; Статова, 1971, 1972; Кубрак, 1970, 1971; Тютюник, 1968, 1970; Набережный и др., 1972).
Определенный научный и практический интерес представляют результаты экспериментальных исследований по изучению эмбрионального и постэмбрионального развития и полового цикла чудского сига, акклиматизируемого в прудах Молдавии, а также по созданию молдавского стада сигов (Конрадт, 1953; Ирихимович, Кубрак, 1960;. Кубрак, 1963), интродукция которых в пруды МССР была начата еще в 1951 — 1952 гг.
В связи с возрастающим спросом на свежую рыбную продукцию перед ихтиологами республики встала задача сокращения сроков выращивания товарной рыбы, что оказалось возможным в условиях прудов Молдавии путем внедрения однолетней культуры карпов. Для этого следовало уточнить рыбоводно-биологические и мелиоративные мероприятия применительно к местным естественно-географическим и климатическим условиям. В результате работ, начатых под руководством М. Ф. Ярошенко в 1952 г. и завершенных впоследствии А. И. Ирихимовичем, В. Л. Гримальским, С. Н. Тютюником и А. М. Зелениным (1962), была разработана и принята для внедрения биотехника однолетней культуры столового карпа. Использование ее в рыбоводной практике республики может обеспечить ежегодный выход рыбопродукции не менее 10-12 ц/га.
Экспериментально установлены и в производственных условиях проверены оптимальные дозировки органо-минеральных удобрений. Оказалось, что пруды Молдавии наиболее целесообразно удобрять смесью равных долей аммиачной селитры и суперфосфата с июня по август-сентябрь через каждые 15 дней из расчета 100-200 кг/га за сезон. Растительные удобрения достаточны в количестве 500 кг/га за сезон, и вносить их необходимо равными долями в те же сроки, что и минеральные (Черемисина, 1962; Кожокару, 1968; Ярошенко, Горбатенький, Набережный, Шаларь, 1970).
В процессе комплексных гидробиологических исследований проведены детальные обследования эндо- и эктопаразитофауны основных промысловых рыб рыбохозяйственных водоемов бассейна Днестра и прудов республики и разработан комплекс мероприятий по предупреждению некоторых паразитарных заболеваний рыб в госрыбхозах Молдавии (Мариц, 1965, 1968).
Все эти работы способствовали повышению естественной рыбопродуктивности прудов республики. Во всяком случае средняя общая рыбопродуктивность нагульных прудов госрыбхозов возросла к 1972 г. до 10-12 ц/га, а в отдельных прудах до 25 ц/га и более.
За последнее время в результате строительства тепловых электростанций возник новый лимнологический тип водоемов — водоемы-охладители. Такой водоем был создан на базе Кучурганского лимана в результате строительства крупнейшей на Юге нашей страны Молдавской ГРЭС проектной мощностью 2 млн. квт-ч. В связи с этим несомненный интерес представляло выяснение влияния теплового воздействия Молдавской ГРЭС на ход физико-химических и биологических процессов в водоеме, а также изыскание путей эффективного комплексного технико-биологического использования Кучурганского лимана-охладителя.
Разрабатываемая в течение 1964-1970 гг. в данном направлении тема была включена в план важнейших научных исследований Института зоологии АН МССР, координируемых Всесоюзным научно-исследовательским Институтом гидротехники им. Веденеева, а также в план Советского Национального Комитета по Международной биологической программе и выполнялась в соответствии с требованиями этой программы.
В результате завершения комплексных гидрохимических, гидробиологических и ихтиологических исследований Кучурганского лимана в период до и после превращения его в водоем-охладитель Молдавской ГРЭС показаны характер теплового воздействия ГРЭС на физико-химический режим лимана и пути управления им, таксономический состав, распределение, динамику численности и биомассы макрофитов, фитопланктон, бактериофлору, свободноживущих инфузорий, зоопланктон, донную фауну, туводных и акклиматизируемых растительноядных амурских рыб, включая вопросы их биологии; показана степень адаптации их к измененным абиотическим и биотическим факторам среды; доказано, что лиман-охладитель может быть превращен в питомник высококачественных производителей растительноядных рыб, биотехника искусственного воспроизводства которых па термальной воде разработана и внедряется в практику (Кубрак, 1969, 1971); дано научное обоснование эффективного комплексного технико-биологического (рыбохозяйственного) использования лимана-охладителя.
Все результаты комплексных гидробиологических исследований Кучурганского лимана-охладителя обобщены в подготовленной к печати (1973) монографии «Кучурганский лиман-охладитель Молдавской ГРЭС» (ред. М. Ф. Ярошенко).
На протяжении 1950-1966 гг. гидрохимиками Института зоологии АН МССР в процессе комплексных исследований водоемов республики, а в период 1967-1970 гг. постановкой специальных исследований установлены химический состав и ирригационные качества воды Днестра, Прута, 19 малых рек, пяти водохранилищ и 300 прудов Молдавии (Ярошенко, Бызгу, 1967, 1968, 1969). Результаты выполненных работ переданы Министерству мелиорации и водного хозяйства МССР для использования при проектировании оросительных систем.
В настоящее время гидробиологи и ихтиологи АН МССР приступили к реализации постановления Госкомитета Совета Министров СССР по науке и технике о разработке мер по сохранению, охране и улучшению качества воды в водоемах Молдавии, а также к разработке рекомендаций по борьбе с зарастанием водоемов-охладителей ГРЭС путем вселения растительноядных рыб.
Было своевременно установлено неудовлетворительное санитарно-гидрохимическое состояние рек Днестр, Прут, Реут, Бык и др. с тенденцией дальнейшего его ухудшения (Горбатенький и др., 1969; Ярошенко, Горбатенький, 1970; Горбатенький, Сарычева, 1971).
Среди работ, проводимых гидробиологами и ихтиологами кафедры зоологии Кишиневского госуниверситета, нельзя не отметить результаты исследований изменения состава и численного соотношения рыб и кормовых для них ресурсов в низовье Днестра после зарегулирования стока (Бурнашев, 1960, 1962, 1970), особенностей половых циклов промысловых рыб с анализом приспособительных изменений в структуре их популяций и функциях половой системы в зависимости от экологии вида (Чепурнова, 1964, 1970), биологии главнейших видов промысловых рыб (Бурнашев, 1970; Ракитина, 1970). Одновременно изучены рыбохозяйственные возможности лиманов дунайско-днестровского междуречья, биология лобана, сингиля и остроноса — основных промысловых рыб лиманов, разработана биотехника их выращивания (Долгий, 1960; Димитриев, 1960, 1967).
В последние годы кафедра зоологии под руководством профессора В. Л. Гримальского сосредоточила свое внимание и на изучении физико-химического и гидробиологического режима р. Прут и малых водохранилищ центральной зоны Молдавии, прудов полей фильтрации некоторых сахарных заводов и разработке мероприятий эффективного их рыбохозяйственного использования (Гримальский, 1970; Кожокару, 1971). Немало сделано в области изучения альгофлоры и макрофитов некоторых водоемов МССР сотрудниками кафедры ботаники Кишиневского госуниверситета. Изучены состав, экология и закономерности пространственного распределения фитопланктона р. Прут (Обух, 1965), продолжаются исследования по изучению макрофитов низовья Днестра (Смирнова-Гараева, 1970).
Одновременно с решением перечисленных вопросов по прудовой тематике Молдавская рыбохозяйственная станция проводит исследования по племенной работе с карпом (Лобченко, 1970), выяснению эффективности разноразмерных уплотненных посадок карпа и трофических взаимоотношений выращиваемых в прудах растительноядных рыб (Тютюник, 1970), по дальнейшему уточнению нормативов внесения минеральных удобрений в различные категории прудов (Кожокару, 1970), изучению состояния фитопланктона прудов и малых водохранилищ (Данилов, 1970; Козлова, 1970), зоопланктона (Гримальский, 1971), а также донной фауны прудов, малых водохранилищ и р. Прут (Мущинский, 1970, 1971). Определенный интерес представляют результаты многолетних исследований гидробиологических особенностей и рыбохозяйственных возможностей водоемов поймы р. Прут (Ницканский, 1958).
К настоящему времени в Молдавии создан мощный научный коллектив гидрохимиков, гидробиологов и ихтиологов высокой квалификации, способный ставить и решать теоретические и практические вопросы общей и прикладной гидробиологии, ихтиологии и рыбоводства. Труды этого коллектива известны далеко за пределами республики.
В республиканских, союзных и зарубежных изданиях опубликовано свыше 1200 научных работ. Среди них монографии: «Гидрофауна Днестра» (Ярошенко, 1957), «Прудовое рыбоводство Молдавии» (Гримальский, 1957), «Прудовое рыбное хозяйство Молдавии» (Ярошенко, 1958), «Водоемы бассейна реки Реута, их гидробиологический режим и перспективы рыбохозяйственного использования» (Гримальский, 1962), «Амфиподы и мизиды бассейнов Днестра и Прута» (Дедю,
1967), «Дубоссарское водохранилище» (кол. авт., под ред. М. Ф. Ярошенко, 1964), «Перспективы развития кефалеводства на лиманах Дунайско-Днестровского междуречья» (Димитриев, 1967), «Свободноживущие инфузории водоемов Молдавии» (Чорик, 1968), «Влияние гидростроительства на популяции рыб Днестра» (Чепурнова, 1972), «Фитопланктон малых водохранилищ Молдавии» (Шаларь, 1971). Соавторами крупных монографических работ являются С. Е. Бызгу («Ресурсы поверхностных вод СССР», т. VI, 1969) и М. 3. Владимиров («Биология и промысловое значение рыбцов Европы», 1970). В настоящее время находится в печати монография «Кучурганский лиман охладитель Молдавской ГРЭС» (кол. авт., под ред. М. Ф. Ярошенко, 1973).
Ежегодно в республике издается тематический сборник «Биологические ресурсы водоемов Молдавии» (Институт зоологии АН МССР), периодически выходят сборники Молдрыбхозстанции («Гидробиологические и рыбохозяйственные исследования водоемов Молдавии»), «Ученые записки Кишиневского госуниверситета и Тираспольского госпединститута».
Постоянный научный поиск, большой круг разрабатываемых в республике гидробиологических вопросов привели к созыву в г. Кишиневе шести всесоюзных конференций и организации ряда республиканских совещаний. Особым событием для гидробиологов Молдавии явилась организация и проведение Молдавским отделением ВГБО в
1971 г. Второго съезда Всесоюзного гидробиологического общества, в работе которого приняли участие более 500 советских и зарубежных ученых. Оргкомитет съезда под руководством действительного члена АН МССР М. Ф. Ярошенко направил работу на обсуждение самых кардинальных вопросов современной гидробиологии — проблемы «чистой воды» и рационального использования биологических ресурсов континентальных и морских водоемов.
Молдавское отделение ВГБО (предс. акад. АН МССР М. Ф. Ярошенко) было организовано 30 октября 1958 г. За прошедшие годы проведено свыше 65 заседаний, на которых обсуждались результаты оригинальных исследований членов общества и перспективы рационального использования рыбохозяйственных водоемов республики. Положительным в работе Отделения следует считать постоянную деловую связь с сотрудниками рыбохозяйственных организаций республики и широкое участие членов общества в пропаганде научных знаний. Показателями в этом отношении могут служить публикации научно-популярных брошюр и плакатов, статей в республиканских газетах и журналах, выступлений по радио и телевидению, многочисленные выступления с лекциями перед населением республики.
Результаты исследований коллектива гидробиологов, гидрохимиков и ихтиологов не могут не вызвать чувства удовлетворения. В то же время они выдвигают дальнейшие теоретически еще более сложные и практически важные вопросы, которые ждут своего решения. Эти вопросы в общих чертах сводятся к выяснению санитарно-гидрохимического и гидробиологического состояния водоемов республики и закономерностей естественного самоочищения и формирования в них воды необходимого качества; трансформации первичной продукции на различных трофических уровнях в зависимости от условий среды в целях разработки теоретических основ биологической продуктивности; изучению биологии туводных и акклиматизируемых промысловых рыб с целью реконструкции, воспроизводства и охраны рыбных запасов.
© 1972. Авторские права на статью принадлежат М.Ф.Ярошенко, А.И.Набережному, М.З.Владимирову (Институт зоологии АН МССР).
Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

Реклама

Сентябрь 13, 2009 Posted by | reservoirs | , , , , , , , , , , , , , , , , , , , | Оставьте комментарий

Зоопланктон Нижнего Днестра

Зоопланктон Нижнего Днестра в условиях антропогенного воздействия
Со времени исследований М. Ф. Ярошенко (1957) и В. Л. Гримальским (1957) зоопланктона нижнего участка Днестра (от г. Дубоссары до впадения в Днестровский лиман) прошло более 30 лет. Ю. М. Марковский (1953) рассматривает гидрофауну беспозвоночных низовья Днестра, однако сведения о зоопланктоне дает только для ряда пойменных водоемов и рукава Турунчук у с. Беляевка по данным разовых сборов в июне 1950 г. Отрывочные данные о зоопланктоне Нижнего Днестра приводятся М. С. Бурнашевым (1962), М. С. Бурнашевым, Н. П. Ракитиной (1970); В. Л. Гримальским (1968).
За истекшие годы на этом участке реки произошли существенные изменения гидрологического и гидробиологического режимов, обусловленные образованием Дубоссарского водохранилища, обвалованием caмой peки от г. Дубоссары до с. Маяки, мелиорацией большинства пойменных водоемов, превращением Кучурганского лимана в водоем-охладитель Молдавской ГРЭС, использованием озера Красное в качестве зарегулированного водоема для нагула прудовых рыб и прогрессирующим загрязнением Нижнего Днестра хозяйственно-бытовыми и промышленными стоками. Предстоит переброска дунайских вод через Днестровский лиман, что также отразится на режиме Нижнего Днестра в целом. В этой связи несомненный интерес представляет вопрос о современном состоянии зоопланктона на этом участке Днестра, его продукционной возможности и направленности его изменений.
Для написания статьи были использованы материалы наших многолетних (I955-I960; 197I—I973 гг.) исследований зоопланктона Днестра на гидростворе Дубоссары, расположенном в 3 км ниже плотины Дубоссарской ГЭС, гидростворе Бендеры в 1964 г., а также сезонные наблюдения в 1976 г. на 5 поперечных разрезах на участке Днестра от Вадул-луй-Водэ до с. Оланешты (общая протяженность 297 км). Зоопланктон рукава Турунчук изучали в 1967 г. на станции Незавертайловка. Учитывалось влияние правобережных притоков Днестра (Реут, Ботна), левобережных притоков Днестр не имеет.
Методы расчета биомассы и продукции коловраток приведены в статье Ирмашевой и Набережного, (сб. «Гидробиоресурсы бассейна Днестра, их охрана и рациональное использование», 1980).
Для определения биомассы веслоногих и ветвистоусых рачков использованы данные сырых весов, приведенные в работах В. Д. Мордухай-Болтовского (1954) и Л. Н. Зимбалевской (1966), а продукцию учитывали по суточным их приростам. Удельная суточная продукция Асаnthocyсlops vernalis при температуре 20°, по нашим данным, равна 0,02, Cyclops vicinus — 0,13, Paracyclops fimbriatus — 0,03. Для копеподитных стадий веслоногих она принята 0,39, для науплий — 0,03, Daphnia longispina — 0,5, Daphnia сucullata — 0,08, Moina miсrura — 0,15 и Bosmina longirostris — 0,1. Удельный вес «хищных» форм не превышал 4% общей биомассы зоопланктона, поэтому мы пренебрегли ими при расчетах общей продукции зоопланктона.
По данным исследований 1947 г. (Ярошенко, 1957; Гримальский, 1957), в таксономическом составе зоопланктона нижнего участка Днестра насчитывались всего 41 вид и разновидность. Доминирующее положение среди них занимали коловратки (30 форм). На станции Дубоссары, например, они составляли 100% разнообразия зоопланктона, в Бендерах — 95,7, в Чобручи — 82,7% и перед озером Белое — 74,4%. По продольному профилю, в такой же последовательности, уменьшался состав зоопланктона с 22 форм на станции Дубоссары до 13 форм на станции Чобручи и некоторым повышением до 20 форм перед оз. Белое. От с. Чобручи и ниже по Днестру с уменьшением содержания в воде взвешенных веществ в состав зоопланктона Днестра включались ряд видов веслоногих и ветвистоусых ракообразных, в том числе: Diaphanosoma brachyurum, Moina rectirostris, Chydorus ovalis, Nitоcrella hibernica и другие. Положительную роль в этом отношении сыграли пойменные водоемы Днестра. В отдельные маловодные года обычно в меженный период, разнообразный комплекс ракообразных встречался не только в низовье Днестра, но и в выше лежащих участках. Например, по данным В. Л. Гримальского (1957), в августе 1954 г. из установленных 14 видов зоопланктона на гидростворе Дубоссары два вида принадлежали к веслоногим (Ectoсyclops phaleratus. Paraсyсlops affinis) и четыре — к ветвистоусым (Daphnia longispina, Bosmina longirostris, Macrothrix laticornis, Alonella ехсisа). Численность только одной Bosmina longirostris в этот период была на 29,4 тыс.экз/м³, что составляло 88,7% от общей численности планктона. Примерно такое же количество видов (19), было установлено на этом гидростворе в первые четыре года (1955-1958) после образования Дубоссарского водохранилища (Гримальский, 1968). При этом 14 видов относились к коловраткам, 3 — к ветвистоусым (Daphnia longispina, D. сuсullata и Bosmina longirostris) и 2 веслоногим (Ectoсyclops phaleratus, Acanthocyclops vernalis).
По данным ежемесячных наблюдений, на стационаре г. Бендеры разнообразнее (63 вида) был состав зоопланктона Днестра в 1949-1952 гг.
В отдельные же годы качественное разнообразие зоопланктона колебалось здесь от 36 (1951) до 45 (1949-1950) видов. Скуднее был состав зоопланктона на ст. Бендеры в 1964 г. (24 вида, в том числе 20 коловраток). По р. Турунчук Ю. М. Марковский (1953) приводит только состав низших ракообразных, насчитывающий всего 7 видов и среди них каспийского реликта Heterocope сaspia.
Не изобилует зоопланктон Днестра и в количественном отношении. В 1947 г. в период летней межени средняя его численность на участке г. Дубоссары — озеро Белое составляла всего 826 экз./м3 с биомассой около 4 мг. М. С. Бурнашев и Н. П. Ракитина (1970) для того же участка в 1956-1958 гг. указывают биомассу зоопланкна в среднем 235 мг/м³.
По данным ежемесячных стационарных наблюдений, на гидростворе Бендеры (табл.1) численность зоопланктона уменьшилась с 77,4 в 1949 г. до 12,7 тыс.экз./м³. в 195I—I952 гг., биомасса — от 345 в 1952 г. до 130 мг/м³. в 1964 г. Во все периоды биомассу зоопланктона определяли веслоногие и ветвистоусые ракообразные, удельный их вес в общей биомассе зоопланктона составлял 84,9 — 98,5% и только в 1949 г. снизился до 60% при значительном развитии коловраток.

Таблица 1

Динамика численности (тыс.экз./м³) и биомассы (г/м³) зоопланктона Днестра на стационаре г. Бендеры по годам

Год Группа
коловратки веслоногие ветвистоусые всего биомасса
1949 кол-во 72,2 2,8 2,4 77,4 0,263
% 93,9 3,6 3,1
1950 кол-во 7,8 1,9 5,1 14,8 0,280
% 52,7 12,9 34,4
1951 кол-во 5,4 2,1 5,2 12,7 0,281
% 42,5 16,5 41,0
1952 кол-во 4,1 1,9 6,7 12,7 0,345
% 32,3 15,0 52,7
1964 кол-во 6,6 7,0 1,0 14,6 0,130
% 45,2 47,9 6,9

Большую роль в биоэкологической обеспеченности формирования зоопланктона в нижнем участке Днестра играет Дубоссарское водохранилище и р. Реут. Например, общее число видов зоопланктона, сбрасываемых из водохранилища в Нижний Днестр, в 1971 — 1973 гг. составляло 74, из которых 42 вида были встречены на различных участках Днестра. Не были oбнаружены Synchaeta oblonga, Polyarthra major, Asplanсhna henrietta, Brachionus rubens, Filinia brachiata, Filinia passa, Atroohus tentaсulatus, Hexarthra mira, вариететы Daphnia сuсullata kahlbergensis и berolinensis, и другие. Еще выше показатели количества сносимого зоопланктона из водохранилища. В 1971 г., например, ежесуточно в период с апреля по октябрь в Нижний Днестр поступало в среднем 12,3 т (средняя биомасса 670,0 мг/м³., в 1972 г. — 15.2 т.(средняя биомасса 666,1 мг/м³.) и в 1973 г. 10,5 т (средняя биомасса 367,0 мг/м³.).
Интерес представлял вопрос о численном соотношении коловраток и ракообразных, сбрасываемых в Нижний Днестр. По данным исследований за 1971 г., средние показатели численности коловраток и ракообразных были примерно одного порядка — 110,3 и 103,3 тыс. зкз/м³.. В многоводном 1972 г. численность коловраток достигла 1478,7 тыс. экз/м³., в то время как ракообразных понизилась до 11,6 тыс. экз/м³.. Из коловраток особенно массово в этот период были представлены Keratella quadratа, достигавшая в отдельных пробах (21 апреля) до 6,0 млн.экз./м³. и Brachionus calyсiflorus amphiceros — до 4,7 млн. экз./м³.. В 1973.г. преобладающую роль в зоопланктоне играли ракообразные, однако уровень их количественного развития был сравнительно низким, всего 30,3 тыс. Численность коловраток была равной 18,2 тыс.
В первые же годы становления водохранилища при сравнительно высоком уровне численного развития зоопланктона сток на ст. Дубоссары составлял в 1956 г. в среднем 18,0 т в сутки, а в 1957 г. — 17,1 т. До сооружения плотины Дубоссарской ГЭС сток зоопланктона на этом участке Днестра был равным всего 1,0 — 1,2 т. в сутки. Примерно сходная картина сохранилась и в настоящее время на участке. Днестра выше водохранилища на ст. Каменка.
С притоком Реут в Днестр поступали 44 вида зоопланктона, из них 38 принадлежали к коловраткам (табл.2).

Таблица 2

Таксономический состав зоопланктона нижнего Днестра

Вид Нижний Днестр Турун-

чук

Днестр ниже плотины Реут
Rotatoria
Bdeloidea sр. + + +
Philodina roseola Ehrenberg +
Rotaria neptunia Ehrenberg + + + +
Notommatidae sp. + + + +
Cephalodella c. catellina (Müller) +
C.  delicata Wulfert +
C. gibba gibba (Ehrenberg) + + +
Cephalodella sp. + +
Trichocerca pusilla (Lauterborn) +
T. rattus (Müller) +
T. dixon-nuttalli Myers +
Synchaeta sр. + +
S. pectinata Ehrenberg +
S. tremulla (Müller) +
S. sty lata Wierzejski + +
S. oblonga Ehrenberg +
Polyarthra d. dolichoptera Jdelson + + + +
P. major Burckhard + +
P. vulgaris Carlin +
Asplanchna priodonta helvetica Imhof + +
A. henrietta Langhans +
A. sieboldi (Leydig) + + +
A. girodi Guerne + + +
Lecane luna luna Müller + + + +
L. (M.) steenrosi (Meissner) + +
L. (М.) goniata (Harring et Myers) +
L. (M.) closterocerca Schmarda +
L. (M.) lunaris Ehrenberg +
L. (M.) bulla bulla (Gosse) + + + +
Trichotria p. pocillum ( Müller) + + +
T. curta (Skorikov) +
Т. р. bergi (Meissner) +
Mytilina mutica (Party) + +
M. m. mucronata (Müller) + + +
Colurella colurus (Ehrenberg) +
Lepadella ovalis (Müller) +
Euchlanis d. dilatata Ehrenberg + + +
Brachionus quadridentatus Hermann + +
Br. q. brevispinus Ehrenberg + + +
Br. q. ancylognatus Schnarda + + +
Br. q. cluniorbicularis Skorikov + + + +
Br. leydigii quadratus Rousselet + + +
Br. l. tridentatus Zernov + +
Br. l. rotundus Rousselet + +
Br. urceus urceus (Linnaeus) + + +
Br. bidentata inermis Rousselet +
Br. b. budapestinensis Daday + +
Br. b. lineatus Skorikov + + +
Br. rubens Ehrenberg + +
Br. nilsoni Ahlstrom + +
Br. d. diversicornis (Daday) + +
Br. forficula semireducta (Rodewald) +
Br. c. calyciflorus Pallas + + +
Br. c. dorcas Gosse + + + +
Br. c. spinosus Wierzejski + + +
Br. c. amphiceros Ehrenberg + + + +
Br. c. anuraeiformis Brehm + +
Br. angularis angularis Gosse + + + +
Br. angularis bidens Plate + + + +
Keratella c. cochlearis (Gosse) + + + +
К. с. robusta +
К. c. tecta (Gosse) + + + +
K. valga valga (Ehrenberg) + +
K. v. monospina (Klausener) +
K. tropica tropica (Apstein) + +
K. t. reducta Fadeev + + +
K. quadrata quadrata (Müller) + + + +
K. q. frenzeli (Eckstein) + +
К. q. reticulata Carlin +
К. q. dispersa Carlin + +
K. q. platei Jagerskiold +
Notholca acuminata acuminata
(Ehrenberg)
+ + + +
N. squamula squamula (Müller) + + + +
N. s. frigida  (Jaschnov) + +
Anuraeopsis fissa fissa Gosse + + +
Testudinella p. patina (Hermann) + +
T. ephagnicola Rudescu +
Fompholyx complanata Gosse + +
Filinia terminalis (Plate) + +
F. longiseta longiseta (Ehrenberg) + + + +
F. l. limnetica (Zacharias) + + +
F. passa (Müller) + +
F. brachiata (Rousselet) +
Hexarthra mira (Hudson) +
Atrochus tentaculatus (Wierzejscki) +
Copepoda
Macrocyclops albidus (Jurine) +
Eucyclops serrulatus proximus
(Lilljeborg)
+ +
Paracyclops fimbriatus (Fischer) +
Cyclops vicinus Uljan + + + +
Acanthocyclops vernalis (Fischer) + + + +
A. viridis (Jurine) + +
A. americanus (Marchall) +
Mesocyclops crassus (Fischer) + +
Nitocrella hibernica (Brady) +
Diaptomus gracilis Sars + + +
Eurytemora velox (Lilljeborg) +
Cladocera
Diapaanosoma brachyurum (Lievin) + + +
Daphnia longispina Müller + +
D. longispina tenuitesta +
D. l. hyalina (Leydig) +
D. cucullata apicata Kurz. + + + +
D. с. berolinensis Schodler + +
D. c. kahbergensis Schodler +
Simocephalus vetulus (Müller) +
Moina micrura (Hellich) + +
M. rectirostris (Leydig) +
Ceriodaphnia reticulata (Jurine) +
Grabtoleberis testudinaria (Fischer) +
Chydorus sphaericus (Müller) + +
Rhyncothalona rostrata (Koch) +
Pleuroxus aduncus (Jurine) +
Bosmina longirostris (Müller) + + + +
B. l. similis (Sars) +
В. l. brevicornse Hellich +
В. l. cornuta Jurine +
Leptodora kindtii   Focke +

Среди них наиболее массовыми были Brachionus calyciflorus amphiceros, численность которого достигала более одного млн.экз./м³., и Polyarthra dolichopterа до 6-7 тыс.экз./м³. Роль ракообразных в образовании общей численности зоопланктона большую часть времени года незначительна. В 1971 г. численность веслоногих составила в среднем всего 0,3 тыс. экз/м³.. В 1972 г., так же как и в предыдущем, ветвистоусых рачков эпизодически встречали только в качественных пробах, а численность ракообразных определяли веслоногие, составившие в среднем 9,8 тыс.экз./м³. с колебаниями от 1,0 в июле до 28,5 в апреле. Наиболее высокое численное развитие ветвистоусых (18,5 тыс.экз./м³.) 01 мечено осенью 1973г. при общей численности ракообразных 47,5. Однако и в данном случае они уступают коловраткам, на долю которых приходилось 56,3% суммарной численности зоопланктона.
Из зоопланктеров, поступающих из Реута и не встреченных в Нижнем Днестре, следует отметить Polyarthra major, Asplanchna girodi, Brachionus rubens, Brachionus nilsoni и Filinia passa.
Подсчитано, что при средней биомассе зоопланктона в р.Реут 239,0 мг/м³. 1971 г. сбрасывалось в течение вегетационного периода в р. Днестр 146,5 кг/сутки. В 1972 г. при биомассе зоопланктона 188 мг/м сбрасывалось в Нижний Днестр 112,3 кг/сутки.
Характерно, что Реут и в прошлом не отличался высокими показателями количественного развития зоопланктона. Например, в 1947-1950 гг., по данным ежемесячных наблюдений, на гидростворе Оргеев биомасса зоопланктона составила в среднем 205 мг/м³. (Гримальский, 1962). Остальные три притока (Бык, Ботна и Икель) в связи с их маловодностью, интенсивным загрязнением и малочисленностью зоопланктона, не оказывают реального влияния на зоопланктон Днестра. Приток Бык, например, является коллектором стоков г. Кишинева. После осушения водоемов его поймы и обвалования русловой части качественное и количественное развитие зоопланктона сведено до минимума. Эпизодически здесь обнаруживается ряд коловраток из родов Habrotrochа, Philodinа, Brachionus, Lecane, а также молодь циклопов, Chydorus и другие. Приток Ботна почти полностью потерял связь с Днестром.
Примерно таким было состояние зоопланктона в нижнем участке Днестра до начала наших исследований. Проведение их позволило установить в таксономическом составе русловой части Нижнего Днестра 92 вида и разновидности, в том числе 79 непосредственно в р. Днестр и 48 в р. Турунчук.
Рукав Турунчук (протяженность 70 км) отделяется от Днестра ниже с. Чобруч, соединяет побочными притоками в период паводков ряд пойменных водоемов и вновь соединяется с главным руслом Днестра в районе с. Беляевка через озеро Белое. В последние годы воды Турунчука используются для поддержания необходимого для Молдавской ГРЭС уровня воды в Кучурганском лимане-охладителе. Периодически для пропуска в лиман менее минерализованной днестровской воды в р. Турунчук из лимана сбрасываются порядка 10-15 млн. м³. воды.
Несмотря на все эти особенности, качественный состав зоопланктона в р. Турунчук мало чем отличается от днестровского. Из зоопланктеров, не встреченных нами в русловой части Днестра, можно назвать Asplanchna priodonta helvetica, Asplanchna girodi, Trichotria сurta, Mytilina muсronata, Braohionus budapestinensis, Еurytemora velox и другие (см. табл.2). Общих для Днестра и Турунчука оказалось 34 вида. Среди них 26 видов относились к коловраткам, 3 — веслоногим и 5 — ветвистоусым. Из приведенного И. М. Марковским (1953) списка низших ракообразных нами не обнаружен лишь Heterocope caspia.
В р. Турунчук наибольшего разнообразия зоопланктон достигает в июне месяце — 28 видов, из которых 16 относятся к коловраткам. Среди ракообразных были встречены Diaphanosoma brachyurum, Daphnia longispina, Daphnia cucullata, Moinа micrura, Ceriodaphnia reticulata и другие. Среднесезонная численность зоопланктона в р. Турунчук, по данным наших сборов в 1967 г., составила 19,5 тыс.экз./м³. биомассой 321 мг. Из них 7,3 тыс. приходилось на долю ракообразных.
Интересно было сравнить состояние зоопланктона р. Турунчук в 1950 г. (Марковский, 1953) с данными наших наблюдений. Например, июне 1950 г. средняя численность веслоногих и ветвистоусых рачков в р. Турунчук была равной 26,6 тыс.экз./м³.весом 0,6 г. Ведущее положение в этот период занимали Diaphanosoma brachyurum с численностью 17,4 тыс.экз./м³. и Moina micrura — 4,0 тыс.экз./м³..
Спустя 17 лет (23.VI.1967 г.) средняя численность зоопланктона составила 45,0 тыс.экз./м³. весом 0,586 г. Однако ведущее положение среди зоопланктеров занимали Bosmina longirostris (4,0 тыс.), Aсanthoсyclops vernalis (4,6 тыс.) и его науплиальные и копеподитные стадии (17,2 тыс.). Другими словами, под воздействием отмеченного выше комплекса антропогенных факторов в р. Турунчук наблюдается коренная перестройка доминирующего состава зоопланктона.
В самом Днестре изменения коснулись и количественной стороны развития, что вызывает особую тревогу. Выше мы отмечали, что Дубоссарcкое водохранилище оказывает существенное влияние на состояние зоопланктона в Нижнем Днестре. Из табл.2 видно, что из сбрасываемых им 74 видов зоопланктона 51 был обнаружен в р. Днестр и его рукаве Турунчук. Однако следует отметить, что не весь комплекс зоопланктеров находит в реке благоприятные условия, обеспечивающие их жизненные потребности. Об этом свидетельствует тот факт, что только на 25-километровом участке реки, примыкающем к плотине (до гидроствора Вадул-луй-Водэ), выпадают 25 видов зоопланктона, характерных для приплотинной части водохранилища. По своим экологическим особенностям это в основном представители озерно-прудового комплекса: Daphnia cuсullata kahlbergensis, Daphnia longispina tenuitesta, D. longispina hyalina, Pleuroxus aduncus, Filinia brachiata, Hexarthra mira, Brachionus rubens, Asplanchna henrietta, Lecane closterocerca и другие.
Свою селективную роль Днестр осуществляет и далее по продольному профилю. На отрезке от Вадул-луй-Водэ до Григориополя (примерно 20 км) выпали Synchaeta pectinatа, Brachionus quadridentatus brevispinus, Brachionus bidentata inermis, Ceriodaphnia reticulata и др. Ниже по Днестру не встречали Filinia limnetica, Brachionus calyciflorus ancylognathus и других. Следует обратить внимание, что все отмеченные изменения в составе зоопланктона Нижнего Днестра происходят главным образом за счет коловраток, устойчивых к течению воды и органическому загрязнению.
Состав веслоногих и ветвистоусых ракообразных в Нижнем Днестре немногочислен и представлен достаточно широко распространенными видами. В числе веслоногих, например, насчитывалось 10 видов, в р. Typунчук дополнительно был обнаружен Eurytemora velox.
Ветвистоусых было выявлено 9 видов, а с учетом выпавших в условиях реки — 14. В целом разнообразие обеих групп ракообразных также падает до 8-12 видов в районе Гура-Быкулуй — Бендеры и возрастает до 16 к низовью Днестра. Все отмеченные изменения и обусловили пространственное распределение таксономического состава зоопланктона в Нижнем Днестре. Однако Днестру (Ярошенко, 1957) присущ очень неустойчивый гидрологический режим, который оказывает существенное влияние на динамичность таксономического состава зоопланктона. С учетом сказанного проведенные исследования позволяют выделить три характерных участка. Первый из них, от г. Дубоссары до пгт. Григориополь, постоянно находится под воздействием Дубоссарского водохранилища. Разнообразие зоопланктона здесь достигает 46-57 видов. Второй участок, усиленно загрязняющийся промышленными и хозяйственно-бытовыми стоками, протяженностью 97 км, от пгт. Григориополь до г. Бендеры, отличается наибольшей скудностью состава эоопланктеров — до 35-37 видов. На последнем отрезке peки разнообразие зоопланктона возрастает до 46 видов на гидростворе Суклея до 51 вида на гидростворе Оланешты.
Достаточно динамичен состав зоопланктона в Нижнем Днестре и в течение года. Зимой, например в феврале, общий состав зоопланктона в реке насчитывал 32 вида, из них 26 были коловратки. Примечательно, что особых различий в распределении зоопланктеров по продольному профилю реки в этот период не наблюдается. Общее их разнообразив колебалось от 16 видов в районе Григориополь — Гура-Быкулуй до 20 видов — Вадул-луй-Водэ и Оланешты. Аналогичная картина установлена в период весеннего подъема воды. Под воздействием паводковых вод, сбрасываемых из водохранилища, состав зоопланктона в Нижнем Днестре увеличивается до 51 вида. Несмотря на это, разнообразие зоопланктеров на всех исследуемых гидростворах варьировало в небольших пределах — от 21 до 23 видов. Неравномерным было распределение только веслоногих. Общее их разнообразие от 5 видов в районе пгт, Вадул-луй-Водэ падает до одного вида в пределах Гура-Быкулуй — Бендеры и несколько повышается до 2-3 видов в низовье р. Днестр. В летнюю межень наблюдается неуклонное уменьшение общего разнообразия зоопланктона от 27 видов в верхней части (пгт. Вадул-луй-Водэ) до 10 видов (с. Оланешты) в низовье Днестра. Осенью наибольшее разнообразие зоопланктона (23 формы) приходилось на участок р. Днестр, расположенный ниже г. Тирасполя.
Среди комплекса зоопланктеров, занимающих ведущее положение в Нижнем Днестре, можно отметить немногих, в том числе Braсhionus аngularis и его вариетет bidens, Braсhionus сalyciflorus и его вариететы amphiсeros и dorcas, Keratella сoсhlearis, Кeratella tropica reducta, Keratella quadratа, Рolyarthra dolichoptera, Aсanthocyclops vernalis, Diaptomus gracilis, Daphnia сuсullata и Bosmina longirostris. Bce они играли доминирующую роль в планктоне Днестра и в прошлом. Этот комплекс является ведущим и в большинстве водоемов республики (Набережный, 1964, 1973, 1977). Из зоопланктеров, входящих ранее в доминирующий состав (Ярошенко, 1957) и выпавших из него в настоящее время, следует назвать Brachionus
bennini, Anuraeopsis fissa, Pompholyx сomplanata и Trichoсerca rattus
. Скуден зоопланктон Нижнего Днестра и в количественном отношении. Среднегодовая численность его на этом участке составила в 1976 г. всего 2229 экз./м³. весом 15 мг. Среди них 89,3% по численности и 64,9% по биомассе приходилось на долю коловраток. Характерно, что примерно такое же соотношение коловраток и ракообразных сохраняется во все сезоны на протяжении всей русловой части Днестра. Исключение отмечено только на гидростворе Гура-Быкулуй, где средняя численность зоопланктона за вегетационный сезон оказалась наиболее низкой 1570 экз./м³., из них 583 экз., или 37,0% общей численности, составляли коловратки.
Наиболее высокие показатели численности и биомассы зоопланктона в Нижнем Днестре были установлены на гидростворе Вадул-луй-Водэ — 3376 экз/м3 и 37 мг. Далее, на отрезке реки от Григориополя до Бендер включительно, численность зоопланктона снижается примерно в 2 раза, составляя соответственно 1495 и 1650 экз. весом 33 и 22 мг/м³.. И наконец, на участке Суклея — Оланешты численность зоопланктона повышается в среднем до 4271 экз. биомассой 16,5 мг/м³..
Для выяснения сезонной динамики численности и биомассы зоопланктона в Нижнем Днестре были приведены данные наблюдений по трем станциям пгт. Вадул-луй-Водэ, постоянно находящийся под воздействием Дубоссарского водохранилища; с. Суклея, расположенное ниже г. Тирасполя на участке, интенсивно подвергающемся загрязнению, и Оланешты, где днестровская вода находится в относительно лучшей санитарно-биологическом состоянии. Данные, приведенные в табл.3 подтверждают закономерное снижение в течение всех сезонов величин численности и биомассы зоопланктона от Вадул-луй-Водэ до с. Суклея и дальнейшее повышение в районе с. Оланешты.

Таблица 3

Сезонная динамика числености (N), тыс.экз./м³; биомассы (В), мг/м³ и продукции (Р), мг/м³ зоопланктона в нижнем Днестре

Время года Группа станция Вадул-луй-Водэ
N B P P/B
зима (1°C) коловрaтки 0,74 0,24 1,28 5,3
ветвистоусые
веслоногие 0,042 0,67 2,49 3,7
Всего 0,782 0,91 3,77 4,1
весна (11°C) коловрaтки 1,795 0,7 4,8 6,8
ветвистоусые
веслоногие 1,627 13,9 70,8 5,1
Всего 3,422 14,6 75,6 5,1
лето (23°C) коловрaтки 2,72 1,06 53,4 50,3
ветвистоусые 0,9 15,6 168,0 10,7
веслоногие 0,96 36,7 189,0 5,1
Всего 4,589 53,5 362,4 6,8
осень (7°C) коловрaтки 1,58 0,36 2,19 6,1
ветвистоусые
веслоногие 0,11 0,37 2,4 6,5
Всего 1,69 0,73 4,59 6,3

продолжение

Время года Группа станция Суклея
N B P P/B
зима (1°C) коловрaтки 0,988 0,27 1,5 5,5
ветвистоусые 0,025 0,3 0,51 1,70
веслоногие 0,072 1,0 4,62 4,6
Всего 1,08 1,57 6,63 4,2
весна (11°C) коловрaтки 1,105 0,4 2,1 5,2
ветвистоусые
веслоногие 0,450 5,0 25,1 5,0
Всего 1,555 5,4 28,2 5,2
лето (23°C) коловрaтки 0,04 0,08 0,5 6,2
ветвистоусые 0,10 1,6 15,0 9,3
веслоногие 0,55 4,78 57,0 11,9
Всего 0,695 6,46 72,6 11,2
осень (7°C) коловрaтки 3,45 0,84 6,15 7,3
ветвистоусые
веслоногие 0,48 3,00 23,7 7,9
Всего 3,93 3,84 29,8 7,7

продолжение

Время года Группа станция Оланешты
N B P P/B
зима (1°C) коловрaтки 0,952 0,3 1,8 6,0
ветвистоусые 0,015 0,23 0,42 1,83
веслоногие 0,108 1,4 5,5 3,9
Всего 1,077 1,72 5,5 3,1
весна (11°C) коловрaтки 2,881 1,0 5,1 5,1
ветвистоусые
веслоногие 0,950 7,0 46,8 6,7
Всего 3,831 8,0 51,9 6,5
лето (23°C) коловрaтки 4,75 1,8 7,5 4,2
ветвистоусые 3,0 45,0 642,0 14,3
веслоногие 3,5 22,0 750,0 34,1
Всего 11,2 68,8 1399,5 20,3
осень (7°C) коловрaтки 2,66 1,1 6,3 5,7
ветвистоусые
веслоногие 0,358 4,48 12,7 2,6
Всего 3,0 5,5 19,2 3,5

Что касается продукционных возможностей зоопланктона на исследованном участке реки, то они предельно низкие. На гидростворе Вадул-луй-Водэ суммарная за год продукция составила 446 мг/м³. с учетом средней глубины 3,5 м — 1,56 г/м².. Ниже г. Тирасполя продукция зоопланктона за такой же промежуток времени была заметно ниже — 137 мг/м³., или 479 м².. Как и следовало ожидать, наиболее продуктивным оказался участок низовья. Днестра. Здесь продукция зоопланктона достигла 1,5 г/м³., или 5,2 г/м².
Несомненно, что при таком уровне развития зоопланктона в Нижнем Днестре вряд ли можно ожидать ощутимого его участия в процессах формирования качества воды.
Общие запасы зоопланктона на этом участке Днестра (Вадул-луй-Водэ — Оланешты) с учетом его средней продукции (24,2 кг/га) и площади (2606 га) составляют 63,1 т в год. Если принять кормовой коэффициент зоопланктона равным десяти и допустить, что из общих запасов зоопланктона рыбами будет использовано только 60%, то на этом участке Днестра можно будет получать в среднем примерно 3,5 — 4,0 кг/га рыбопродукции. Рассчитанные нами величины возможного выхода рыбопродукции за счет зоопланктона примерно в 200 раз ниже по сравнению с данными за 1956-1958 гг. (Бурнашев, Ракитина, 1970).
Известно, что Нижний Днестр интенсивно подвергается загрязнению недостаточно очищенными, промышленными и хозяйственно-бытовыми стоками, преимущественно органического происхождения. По данным М. Ф. Ярошенко и Г. Г. Горбатенького (1970), только на участке Нижнего Днестра от устья Реута до г. Тирасполя ежегодно поступают npимерно 220 млн.м³. загрязненных стоков. При этом не учтены стоки Кошницкого и Григориопольского консервных заводов, а также животноводческих комплексов. Все эти стоки, с учетом данных сброса воды из водохранилища в Нижний Днестр (Горбатенький, Гуранда, 1977] разбавляются в среднем примерно в 35 раз в маловодные и в 52 раза в многоводные годы. Нельзя не принять во внимание и тот факт, что сбрасываемые в нижний участок Днестра воды из приплотинного участка водохранилища находятся в сравнительно удовлетворительном санитарно-биологическом состоянии. Во всяком случае индексы санпробности фитопланктона (Яловицкая, 1977), свободноживуших инфузорий (Чорик, 1977), зоопланктона (Набережный, 1977) и донной фауны (Владимиров, 1977), редко выходили здесь за пределы бетамезосапробного класса. Кроме того, поступающая из водохранилища вода дополнительно аэрируется во время прохождения шлюзов и перепада в реку, что, несомненно, способствует улучшению санитарно-биологичесного состояния воды (см.рисунок).
Ris1-nijn-Dnestr
Рис. 1. Изменение индексов сапробности (S) зоопланктона по продольному профилю Днестра: 1 — зима; 2 — весна; 3 — лето; 4 — осень.

Это подтверждается хотя бы тем, что уровень загрязнения днестровской воды на входе в водохранилище находится в гораздо худшем состоянии. По санитарно-химическим показателям за 1971 — 1975 гг. вода Днестра на этом участке (ст. Каменка) отнесена Г. Г. Горбатеньким и С. Е. Бызгу (1977) к классам загрязненных и грязных, а по отдельным показателям очень грязных вод.
Оценку санитарно-биологического состояния Нижнего Днестра проводили на всех пяти гидростворах по индексам сапробности, индивидуальному весу и количественному развитию зоопланктеров (Pantle и Buсk, 1965). Расчеты показали (см.рисунок), что по уровню загрязнения промышленными и хозяйственно-бытовыми стоками Нижний Днестр не выходит за пределы верхней границы бетамезосапробного класса Вместе с тем показатели сапробиологического состояния по продольному профилю Днестра заметно изменяются в зависимости от степени его загрязнения. Например, в районе пгт, Вадул-луй-Водэ, расположенном в двадцати километрах ниже сброса загрязненных вод Реута, индексы сапробности зоопланктеров были наиболее высокими, в среднем 1,88. Примерно такой уровень загрязнения поддерживается здесь на протяжении всех сезонов года, что свидетельствует о постоянном воздействии Реута на санитарно-биологический режим этой части Днестра. Ниже от пгт. Вадул-луй-Водэ до с. Гура-Быкулуй на протяжении почти ста километров Днестр принимает стоки Григориопольского консервного завода, ряда животноводческих комплексов и с прилегающей водосборной площади. По-видимому, нагрузка загрязнения на этом отрезке Днестра несколько ниже и сама река справляется с их очисткой. Во всяком случае индексы сапробности зоопланктеров в районе с. Гура-Быкулуй составили в среднем всего 1,76 с колебаниями от 1,7 летом до 1,85 весной. Ниже с. Гура-Быкулуй Днестр принимает стоки р. Бык, гг. Бендеры и Тирасполь, что сразу же нашло свое отражение в показателях его сапробиологического состояяия. Уже в районе с. Суклея, расположенном в 5-6 км ниже г. Тирасполь, средний индекс сапробности зоопланктона повысился в среднем до 1,87, главным образом за счет ухудшения санитарно-биологического состояния Днестра летом (индекс сапробности — 2,0) и зимой (индекс сапробности — 1,82). В низовье Днестра, на гидростворе с. Оланешты сапробиологическое состояние реки заметно улучшается, показателем чего являются низкие индексы сапробности зоопланктеров.
Проведенные исследования свидетельствуют о существенной перестройке таксономического состава, заметном снижении численности и биомассы зоопланктона в нижнем участке Днестра в условиях антропогенного воздействия. Дальнейшее загрязнение Нижнего Днестра может привести к непоправимому нарушению в нем естественного состояния, что отразится на его экологической системе в целом.
С вводом в действие водохозяйственного комплекса Дунай-Днепр следует ожидать улучшения экологических условий в Нижнем Днестре, которые будут благоприятствовать развитию зоопланктона только том случае, если сбрасываемые в него стоки будут очищаться ло нормируемых пределов.

Литература
Бурнашев М. С. Рыбохозяйственная характеристика нижнего бьефа р.Днестр. — Тр. Зонального совещания по типологии и биологическому обоснованию рыбохозяйственного использования внутренних (пресноводных) водоемов Южной зоны СССР. Кишинев, 1962.
Бурнашев М. С, Ракитина Н. П. Состояние кормовой базы рыб и возможная рыбопродуктивность низовьев Днестра после зарегулирования. — Уч.зап. Тираспольского госпединститута, Кишинев, 1970, т.ХУII.
Владимиров М. 3. Влияние загрязнений на структуру, количественное соотношение и продукцию основных групп гидрофауны водохранилища (зообентос). — В кн.: Загрязнение и самоочищение
Дубоссарского водохранилища. Кишинев, 1977.
Горбатенький Г. Г., Бызгу С. Е. Гидрохимический режим Днестра на входе в водохранилище. — В кн.: Загрязнение и самоочищение Дубоссарского водохранилища. Кишинев, 1977.
Горбатенький Г. Г., Гуранда Л. X. Гидрологические особенности водохранилища. — В кн.: Загрязнение и самоочищение Дубоссарского водохранилища. Кишинев, 1977.
Гримальский В. Л. Зоопланктон р. Днестр. — Тр. Кишиневского сельхозинститута, Кишинев, 1957, т.ХII.
Гримальский В. Л. Водоемы бассейна реки Реут, их гидробиологический режим и перспективы рыбохозяйственного использования. — Тр. Кишиневского сельхозинститута. Кишинев,1962, т.XXIX.
Гримальский В. Л. Зоопланктон Дубоссарского водохранилища. — Уч. зап. КГУ, Кишинев, 1968, т.89.
Зимбалевская Л. Н. Материалы к весовой характеристике зоопланктона водоемов Днепра. — Гидробиол. журнал., 1966, т.2, №3.
Марковский Ю. М. Фауна беспозвоночных низовьев рек Украины. Часть I. Водоемы дельты Днестра и Днестровский лиман.Киев. Изд. АН УССР, 1953.
Мордухай-Болтовской Ф. Д. — Материалы по среднему весу водных беспозвоночных Дона. — Тр. проблемных и тематических совещаний, 1954, вып.2.
Набережный А. И. Зоопланктон малых водохранилищ Молдавии. — Биологические ресурсы водоемов Молдавии.Кишинев,1964, вып. 2.
Набережный А. И. Зоопланктон лимана-охладителя. — В кн.: Кучурганский лиман-охладитель Молдавской ГРЭС.Кишинев,1973.
Набережный А. И. Влияние загрязнений на структуру, количественное соотношение и продукцию зоопланктона водохранилища. — В кн.: Загрязнение и самоочищение Дубоссарского водохранилища. Кишинев, 1977.
Чорик Ф. П. Влияние загрязнений на структуру, количественное соотношение и продукцию свободноживуших инфузорий водохранилища. — В кн.: Загрязнение и самоочищение Дубоссарского водохранилища. Кишинев, 1977.
Яловицкая Н. И. Фитопланктон. — В кн.: Загрязнение и самоочищение Дубоссарского водохранилища. Кишинев, 1977.
Ярошенко М. Ф. Гидрофауна Днестра. М., 1957.
Ярошенко М. Ф., Горбатенький Г. Г. Берегите Днестр от загрязнения.- Сельское хозяйство Молдавии,1970, №I.
Pantle R. u Buck Н. Die biologieohe Uber Wachung der Gewasser und die Darstellung der Ergebnisse. — Gaes und Waslerfach, 1965, Bd. 96, 18.

© 1980. Авторские права на статью принадлежат А.И.Набережному, (Ин-т зоологии и физиологии АН МССР).
Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

Июль 21, 2009 Posted by | Dnestr | , , , , , , , , , , , | Оставьте комментарий

Вертикальное распределение зоопланктона

Вертикальное распределение зоопланктона в Дубоссарском водохранилище

Одним из лимнологических признаков типологии водохранилищ, наравне с показателями численности и биомассы водной гидрофауны в них, является вертикальное распределение и суточные миграции зоопланктеров в толще воды. Однако этому вопросу пока не на всех водохранилищах уделяется должное внимание, хотя он представляет не только чисто научный, но и практический интерес. В данном случае эти исследования были проведены с целью уточнения кормности водохранилища по зоопланктону в течение вегетационного периода и выяснения экологических особенностей доминирующего комплекса зоопланктеров по отношению к течению, температуре, освещению, газовому режиму, прозрачности и другим факторам.
Исследования в этом направлении были начаты с 1955 г., то есть с первого года становления водохранилища, и продолжались в течение 4 лет по 1958 г. включительно. В результате собрано и обработано свыше 500 количественных проб зоопланктона.
Наблюдения и отбор материалов проводились на 5 станциях среднего и нижнего участков водохранилища, через каждые 2 м столба воды, в районе максимальных глубин с помощью планктоночерпателя Вовка.
Для регулярных наблюдений были выбраны 2 станции, расположенные в нижнем участке водохранилища на небольшом расстоянии (25 км) одна от другой, но различающиеся между собой, главным образом, по характеру проточности.
Первая из них, станция Цыбулевка, расположена на суженном створе (450-500 м) границы среднего и нижнего участков водохранилища, соединяющем два широких (1,5-2 км) плеса. В связи с этим проточность здесь постоянная, охватывающая все слои воды и в большие половодья может достигать временами сравнительно высоких величин (до 70 см/сек). Разница температуры и растворенного кислорода верхних и придонных слоев воды большую часть вегетационного периода незначительная. Максимальная глубина — 14 м.
Вторая станция наблюдений — Кучиеры, представляет собой широкий плес (до 2 км) приплотинного участка с максимальной глубиной 17,5 м. Проточность здесь практически отсутствует или она незначительная. Максимальные скорости течения (20-22 см/сек) отмечены здесь в 1955 т., обычно же они колебались в пределах 2-10 см/сек.
Эти различия в течении водохранилища закладывают существенный отпечаток не только на степень прозрачности воды [М.Ф.Ярошенко, 1957], обилие бактериальной флоры [Т. Д. Дымчишина, 1959], общее разнообразие и численность фито- и зоопланктона [В. М. Шаларь, 1960; А. И. Набережный, 1957], но и на вертикальное распределение зоопланктеров в толще воды.
Наряду с комплексом факторов (метеорологические условия, свет, температура, газовый режим, пищевые миграции, защитные реакции), оказывающим влияние на распределение зоопланктеров по вертикали и их суточных миграций, определяющая роль принадлежит степени проточности водохранилища.
Последняя отличается крайним непостоянством в течение вегетационного периода и в целом зависит, от водного режима реки Днестра, обладающей некоторыми горными чертами [М.Ф.Ярошенко, 1957].
В первом гoду становления водохранилища (1955 г.), при неполном его заполнении и гидрологических условиях, близких к речным, зоопланктон распределялся почти равномерно по всей толще воды на протяжении всего водохранилища. Даже в самом приплотинном участке, где проточность по отношению к остальным участкам водохранилища была несравненно меньше (максимально 18 см/сек), вертикальное распределение зоопланктеров в толще воды было аналогичным его распределению на станции Цыбулевка.
Естественно, что, в связи с перемешиванием всех слоев воды, различия в суточных миграциях основных групп зоопланктеров почти не наблюдались. Лишь в первой половине октября при некотором относительном постоянстве водного режима, повлекшего уменьшение проточности на этом участке водохранилища, наблюдалась кратковременная тенденция к накоплению зоопланктона в 6-метровом поверхностном слое воды. В это же время в Ягорлыкской заводи с первого года становления водохранилища отмечалось отсутствие проточности и наметилась разница показателей температуры и кислородного режима верхних и придонных слоев воды. В результате с первого года основная масса
зоопланктона концентрировалась в слое воды до глубины 4 м, то есть здесь наблюдалась типичная картина, свойственная стоячим водоемам. Эта особенность сохранилась в заводи и в последующие годы становления водохранилища и вполне соответствует ее абиотическим условиям среды.
С 1956 г., в связи с заполнением Дубоссарского водохранилища до проектного уровня, оно приобрело особенности проточно-руслового водоема с неустойчивым гидрологическим режимом [М. Ф. Ярошенко, 1960]. В результате можно считать более или менее определившимися состав и численность зоопланктона по продольному профилю и вертикальное его размещение в толще воды, включая суточные миграции.
На станции Цыбулевка, например, в связи с сохранившейся здесь хотя и пониженной (2-20 см), но постоянной проточностью, численность лимнофильного комплекса зоопланктеров была всегда ниже их численности, установленной на последующих станциях нижнего участка, и в частности на станции Кучиеры, а распределение зоопланктона было равномерным во всей толще воды с явным снижением только в самых придонных слоях. Даже в период понижения здесь скоростей течения общая закономерность распределения зоопланктеров в толще воды редко нарушалась.
Особенности вертикального распределения зоопланктеров, установленные на станции Цыбулевка, являются специфичными и для среднего участка в целом и тем более для верхнего участка водохранилища.
Этому способствует более интенсивное перемешивание толщи воды в связи с большей их проточностью.
С практической точки зрения такое распределение зоопланктона нужно считать положительным, так как оно способствует лучшему освоению его составом ихтиофауны всех слоев воды.
Косвенным подтверждением этого могут служить данные исследований по питанию основного состава рыб водохранилища [М. Ф. Ярошенко, Е. Н. Томнатик, А. И. Набережный и др., 1960]. Этими исследованиями установлено, что в пищевом спектре не только признанных планктофагов, но и бентофагов и даже мелких хищных рыб зоопланктон имеет существенное значение.
В плесе приплотинного участка начиная с 1956 г. замедление скоростей течения до минимума привело к периодической разнице в содержании биогенных веществ, к изменениям температуры, O2, СО2 и величины рН поверхностных и придонных слоев воды. Эти различия возрастали, но не достигали критического уровня в штилевые дни летних месяцев и в период ледостава.
Более существенные различия наблюдались здесь в распределении бактериальной флоры и фитопланктона. Максимальные концентрации бактериальной флоры отмечены на глубине 8 м и в придонных слоях воды [Т. А. Дымчишина, 1959], что, очевидно, связано с процессом погружения отмирающей обильной альгофлоры. Фитопланктон, по данным сотрудника лаборатории В. М. Шаларя, концентрируется в основном до глубины 5-6 м. С этими явлениями тесно сопряжено вертикальное распределение зоопланктеров на этом участке водохранилища.
В июне зоопланктон здесь также распределяется во всей толще воды, но основная масса его концентрируется в более верхних слоях до 5-6 м глубины, что является характерным и для всего вегетационного периода, исключая зиму. Эта особенность более отчетливо выступает при анализе наблюдений за суточными миграциями зоопланктеров.
Не случайным является увеличение численности зоопланктона на глубине 8 м и в придонных слоях. Если сосредоточение его в толще воды до глубины 5-6 м можно объяснить оптимальными условиями, отвечающими их жизненным потребностям (прозрачностью, насыщенностью, обилием фитопланктона), то причину концентрации их в придонных слоях следует искать только в трофических связях, обусловленных увеличением обильной бактериальной флоры. Иногда (июнь 1956 г.) численность веслоногих (в основном копеподитных стадий) настолько повышалась, что превышала суммарную численность зоопланктона в верхних слоях. Еще большие различия наблюдал В. Гурвич [1961] при исследованиях микробентоса и придонного планктона в Каховском водохранилище.
Кроме того, распределение зоопланктона по вертикали как на этом участке водохранилища, так и на станции Цыбулевка определялось теми группами, которые характеризовали и тип зоопланктона в данный период исследований. Например, в 1956 г. доминирующими здесь были веслоногие рачки, главным образом Acanthocyclops vernalis и его личиночные стадии. Они сохранили свое доминирующее положение во всей толще. Ветвистоусые рачки, как правило, рассеяны по всей вертикали, но с явной концентрацией до глубины 4 м.
Аналогичная картина с незначительными изменениями, определяемыми конкретными условиями среды, наблюдалась в 1958 г.
В 1957 г. физико-химические условия развития зоопланктона как в целом по водохранилищу, так и в его приплотинном участке мало чем отличались от 1956-1958 гг., если не считать более спокойный водный режим и снижение степени проточности [М, Ф. Ярошенко, 1960].
В августе распределение зоопланктона было более или менее равномерным до 6-метровой глубины, что характерно и для всего вегетационного периода 1957 г. Однако определяющими кривую суммарной численности по вертикали были коловратки. Они занимали доминирующее положение и в зоопланктоне водохранилища в течение всего вегетационного периода, составляя в среднем 67% от 234 603 экз/м³. В отличие от 1956 и 1958 гг. численность коловраток хотя и понижалась к придонным слоям, но она всегда была выше численности ветвистоусых и веслоногих рачков вместе взятых.
Летом среди них преобладали: Pompholyx complanata, Synchaeta sp. и Polyarthra trigla; осенью: Synchaeta stylata, Synchaeta sp. и Keratella cochlearis.
Что касается различий в интенсивности перемещения всех групп зоопланктеров в течение суток в толще воды, отчетливой закономерности нельзя уловить. Существуют лишь сезонные различия. С другой стороны, многочисленные наблюдения над суточными миграциями зоопланктона подтверждают постоянно большую концентрацию его в верхних слоях. Кроме того, эти наблюдения позволили нам определить суммарную численность и биомассу зоопланктона под 1 м² в различные сезоны года. Например, в 1956 г. суммарная численность зоопланктона под 1 м² ( в среднем за сутки) колебалась от 967 тыс. экз. в октябре до 3686 тыс. в июне с удельным весом коловраток 19,6-1,6% и общей биомассой 21,3-64 г.
В 1957 г. суммарная численность зоопланктона под 1 м² заметно возросла за счет развития коловраток в водохранилище. В июне численность зоопланктона под 1 м² составляла (в среднем за сутки) 3799,6 тыс. экз., а в октябре — 4360 тыс. экз. с общей биомассой соответственно 24,5-15 г. Численность коловраток в июне не превышала 58,5%, а в октябре достигала 83,4% к суммарной численности зоопланктона.

© 1962. Авторские права на статью принадлежат А.И.Набережному, (Ин-т зоологии АН Молд.ССР). Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

Июль 5, 2009 Posted by | Dubossari Reservoir | , , , , , , , , , , , , , | Оставьте комментарий