HERALD HYDROBIOLOGY

Ученые труды А.И.Набережного

Гидрография и морфометрия малых водохранилищ Молдавии

Гидрография и морфометрия малых водохранилищ Молдавии
Общей особенностью малых водохранилищ является полная зависимость от местных почвенно-климатических условий, так как водосборная площадь таких водоемов обычно ограничена сравнительно небольшой прилегающей территорией.
Климат Молдавской ССР, как известно, умеренно континентальный, с продолжительным, большей частью жарким вегетационным периодом и короткой мягкой зимой (Одуд, 1955). Среднегодовое количество осадков колеблется от 300-400 мм на юге до 500-550 мм в центральной и северной зонах республики. Такое количество осадков, тем более выпадающих большей частью в весенне-летний период, было бы достаточным. Однако их преимущественно ливневый характер и периодические вторжения восточных суховеев затрудняют естественные возможности производительного использования выпадающей влаги.
Например, в июне 1948 г., в районе г. Кишинева, за 3 с лишним часа выпало 182 мм осадков. В течение этого времени вода в р. Бык поднялась на 4,5 м, покрыла всю ее широкую пойму и быстро стекла в р. Днестр. В других, хотя и редких случаях в этом же районе сумма всех годовых осадков не превышает 270 мм. Подобные ливни и периоды засухи почти ежегодно повторяются на том или ином ограниченном участке территории республики. В целом же для Молдавии по меньшей мере каждый четвертый год оказывается засушливым.
Приведенные примеры, с одной стороны, характеризуют предпосылки, определяющие водный режим водохранилищ республики, а с другой — свидетельствуют о крайней необходимости сооружения последних в интересах всех бурно развивающихся отраслей народного хозяйства Молдавии. Что же касается топографических условий, то они вполне благоприятны для строительства малых водохранилищ на всей территории республики.
Рельеф Молдавии изрезан густой сетью русел малых рек, которых насчитывается свыше сотни. Значительная часть этих рек (около 50) впадает непосредственно в Днестр, Прут и пойменные водоемы Дуная, а остальные являются их вторичными притоками. Только Реут и Ялпуг имеют в общей сложности свыше 30 притоков.
По своему водному режиму, все малые реки Молдавии являются типично степными. В периоды снеготаяния и ливневых дождей они изливаются бурными потоками, но во вторую половину лета и зимой, особенно в засушливые годы, на большей части своего протяжения пересыхают на 2-3, а некоторые на 6 месяцев, образуя отдельные преимущественно небольшие и подчас сильно загрязненные водоемы. Постоянное течение сохраняет только р. Реут, протяженность которой составляет 280 км, а бассейн превышает 7760 км². Однако не только Реут, но и ряд других малых рек республики могут обеспечить более или менее устойчивый уровень воды в малых водохранилищах. В настоящее время в республике уже имеется больше десятка малых водохранилищ с проектной водной площадью от 100 (Марамоновское на р. Куболта) до 1000 га (Гидигичское на р. Бык). В данном случае мы коснемся гидрографии и морфометрии только тех малых водохранилищ, на которых в течение ряда лет проводили комплексные гидробиологические исследования.
Такими водохранилищами являются Комратское и Кангазское на реке Ялпуг, Гидигичское на р. Бык, Лазовское на р. Реут и Кишкаренское на р. Средний Чулук. Эти водохранилища расположены в трех основных почвенно-климатических зонах Молдавии — северной степной, центральной лесной (кодры) и южной степной (Полеводство, 1958, Кишинев). В морфометрическом и гидрографическом отношениях исследованные водоемы охватывают все основные типы малых водохранилищ республики.
Самым южным малым водохранилищем Молдавии является Кангазское (рис. 1), плотина которого пересекает р. Ялпуг примерно в 70 км от ее истока. Относительно ровная водосборная площадь водохранилища занимает 667 км². Ее почвенный покров представлен главным образом обыкновенными и солонцеватыми черноземами (Канивец и Никитюк, 1955), смывы с которых, особенно во время ливней, удобряют водохранилище и способствуют развитию в нем первичных продуцентов.
ris-kangaz
Рис.1. Схема Кангазского водохранилища
Склоны коренных берегов долины р. Ялпуг в районе водохранилища относительно пологи, слабо изрезаны оврагами и, как правило, окультурены. Большая часть их распахана под огороды и полевые культуры, местами они заселены, и лишь небольшие участки овражных неудобий используются для выгона скота.
Само ложе водохранилища расположено на четвертичных суглинках, выстлано луговыми, частично солонцеватыми черноземами и до залития было почти сухим. Растительный покров здесь представлен был преимущественно луговыми злаками, главным образом овсяницей луговой — Festuca pratensis и видами полевицы — Agrostis. Среди них встречались отдельные пятна солончаковой астры — Aster tripolium и солероса — Salicornia herbacea. Лишь по самому руслу реки, его запрудных участках, встречались куртины осоки — Сагех, клубнекамыша — Bolboschoenus maritimus и мелкого тростника Phragmites communis.
При НПГ неправильно эллипсоидная водная площадь водохранилища определяется в 586 га. Продольная ось его вытянута в меридиональном напрaвлении до 8,3 км. Средняя ширина водохранилища составляет 0,7 км, при максимуме ее, на некотором расстоянии от плотины, около 0,9 км. Максимальная глубина водохранилища у плотины достигает 5,3 м, однако средняя не превышает 2 м. Мелководья до глубины 3 м занимают большую часть площади. Водная растительность на этих мелях еще недостаточно развита. Наблюдаются лишь отдельные куртины клубнекамыша — Bolboschoenus maritimus, рдеста — Potamogeton pectinatus, ситника — Juncus и тростника — Phragmites. Таким образом, условия для нагула рыб и развития их молоди в водохранилище благоприятны, хотя его береговая линия лишена извилин и заводи выражены крайне слабо.
Главным источником водного питания водохранилища является река Ялпуг с ее почти сухим притоком Гражицей Векь. Грунтовые воды в районе водохранилища залегают на глубине 6-10 м, и выходы подземных источников в долину реки встречаются очень редко. Лишь у основания более крутого левого берега долины пробиваются несколько мелких ключей, которые не могут оказать какого-либо существенного влияния на водный режим водохранилища емкостью 11,4 млн. м³.
Среднемноголетний годовой сток р. Ялпуг составляет в створе плотины водохранилища 7,7 млн. м³. Если из него изъять 2,2 млн. м³, расходуемых водохранилищем на испарение и фильтрацию, и 4,8 млн. м³, предусматриваемых для орошения 794 га огородных культур, то среднемноголетний сток реки сможет заполнить водохранилище только в течение 2,5-3 лет. После заполнения водохранилища весь приток воды в средневодный год будет почти полностью расходоваться на испарение, фильтрацию и орошение. В засушливые же годы общий расход воды из водохранилища не будет компенсироваться, и фактический горизонт в нем будет значительно ниже проектного. Иными словами, водохранилище является непроточным водоемом с многолетним регулированием, проточность в нем возможна только при обильном весеннем снеготаянии или сильных ливнях. В последнем случае жидкий расход р. Ялпуг достигает здесь 1,2 млн. м³/час и может заполнить всю чашу водохранилища за 11 -12 часов.
Подобные примеры уже зарегистрированы. Водохранилище закрыто летом 1961 г. До весны 1963 г. оно заполнилось лишь наполовину. Этой же весной полые воды были настолько обильны, что для сброса воды пришлось открыть все щиты шлюзов. В июне этого же года сильный ливень снова переполнил водохранилище и вызвал необходимость сброса избыточной воды через шлюзы. В результате годовое колебание уровня воды в водохранилище превысило 1 м.
Однако такие явления бывают здесь редко. Каждый третий год на юге республики в той или иной мере засушлив, и в связи с этим водохранилище является фактически непроточным — со всеми вытекающими отсюда последствиями как для физико-химического и гидробиологического режимов, так и для его потенциальных рыбохозяйственных возможностей.
Комратское водохранилище (рис. 2) расположено также на р. Ялпуг, но примерно на 30 км выше Кангазского. Угол падения реки в этом районе повышается до 0,0053, а ее долина более глубоко врезается в четвертичные отложения и значительно сужается.
ris-Komrat
Рис.2. Схема Комратского водохранилища
Левый берег долины преимущественно глинистый, поднимается над ложем водохранилища до 50—60 м, под углом 10—40°. Его склон изрезан частыми и глубокими активно действующими оврагами. Скудная степная растительность склона представлена преимущественно ксерофильными видами бородача — Andropogon ischaemum, полынью австрийской — Artemisia austriaca, типчаком — Festuca sulcata, кровельным и японским кострами —Bromus tectorum, В. japonicus и др.
Правый берег более пологий, поднимается над ложем до 15—20 м, меньше изрезан оврагами и большей частью покрыт тощими черноземами. Вдоль его основания по долине тянется узкая полоса лугового травостоя из видов мятлика — Роа pratensis, P. angustifolia, райграса — Lolium perenne и другой луговой растительности. Выше по склону расположены колхозные огороды и виноградники.
Ложе водохранилища сравнительно ровное и до залития водохранилища было совершенно сухим, если не считать расположенных на нем остатков двух мелких разрушенных прудов. Травянистый покров его использовался для выпаса скота.
Выше водохранилища, на берегу реки, размещаются товарные открытые склады лесоматериалов, минеральных удобрений, извести, бутового известняка, камня, угля и т.п. На правом берегу водохранилища расположена ферма рогатого скота, а на левом — свиноферма. Наконец, на правом берегу верховья водохранилища сваливаются отходы кукурузно-калибровочного завода.
Таким образом, санитарно-биологические условия Комратского водохранилища намного хуже, чему Кангазского. В период дождей, большая часть которых имеет здесь ливневый характер, в водохранилище массово сносятся не только глинистая взвесь из многочисленных оврагов, но также смываемые с близлежащих складов удобрения, известь, угольная пыль; со свалки кукурузно-калибровочного завода смываются загнивающие отбросы кукурузы; с животноводческих ферм стекает навозная жижа. Большинство этих продуктов обладает удобрительными свойствами, но их избыток приводит к преждевременному заилению водохранилища и излишнему органическому загрязнению. В июне 1963 г., например, кроме перечисленных продуктов, в водохранилище вместе со стоком ливневых вод поступило большое количество нефтепродуктов, которые сплошной пленкой покрыли все его зеркало и вместе с избыточной водой в большом количестве были сброшены в Кангазское водохранилище. Однако значительная часть тяжелых нефтепродуктов осела на дно Комратского водохранилища и привела к массовой гибели донных кормовых организмов.
Такое санитарно-гидробиологическое состояние Комратского водохранилища значительно снижает его потенциальные рыбохозяйственные возможности. Культивируемые в нем рыбы заболевают различными паразитарными и инфекционными болезнями, интенсивность роста рыб снижается, а определенная часть их вообще погибает. Биологическое самоочищение воды при почти полном отсутствии проточности происходит крайне медленно. Поэтому загрязнение водохранилища как неорганическими, так и органическими веществами прогрессирует.
Водная площадь Комратского водохранилища при НПГ занимает 170 га. Продольная его ось, как и в Кангазском водохранилище, вытянута в меридиональном направлении, но ограничена до 3,5 км. Средняя ширина его составляет 0,41 км с колебаниями от 0,15 км в хвостовой части до 0,6 км в приплотинном плесе. Средняя глубина при НПГ фактически не достигает запроектированных 2,4 м. Максимальная глубина у (плотины предполагалась до 4,5 м, однако не превысила 3,5 м. Такое значительное расхождение показателей проектной и фактической максимальной глубины водохранилища в первые годы объясняется его недозаполнением до проектного уровня, а к 1963 г. заилением.
По конфигурации Комратское водохранилище несколько отличается от Кангазского, хотя береговая линия его почти так же слабо извилиста. Верховье водохранилища, при НПГ лопастевидно расширено до 400 м и в направлении к плотине резко сужается до 140-150 м. Затем, в этом же направлении, следует медленное расширение, которое на изгибе, примерно в 1 км от плотины, достигает максимума — 600 м. Дальше к плотине оно снова постепенно сужается до 350 м. Мелководная часть с глубинами до 2 м занимает примерно половину всей площади водохранилища.
Таким образом, пригодные для нагула рыб пространства в водохранилище более или менее достаточны, но нерестовые места почти отсутствуют. Небольшие заросли и отдельные куртины водной растительности в верховье водохранилища представлены преимущественнб тростником — Phragmites communis, рогозом — Typha angustifolia, Т. latifolia, изредка камышом — Scirpus lacustris, которые непригодны для нереста карпа. Куртины же мягкой подводной растительности, в частности рдеста, лютика и водяной гречихи, мелки и крайне редки.
Проектная емкость водохранилища составляет 4 млн. м³, тогда как среднемноголетний годовой жидкий сток р. Ялпуг в этом участке не превышает 2,3 млн. м³. Несколько мелких подземных источников, открывающихся главным образом по правому берегу водохранилища, действуют непостоянно и положения с водным режимом не изменяют.
Учитывая, что на испарение и фильтрацию из водохранилища расходуется примерно 1,4 млн. м³, среднемноголетний жидким стоком р. Ялпуг оно может быть заполнено лишь в течение 4 лет. Иными словами, Комратское водохранилище является непроточным водоемом с многолетним регулированием.
Водохранилище перекрыто в 1956 г., но уровень воды в нем не достигал проектного напорного горизонта до 1963 г. Обильное половодье весной 1963 г. впервые переполнило водохранилище. Избыток воды сбрасывался не только через водослив, но и через щиты. Такое катастрофическое переполнение водохранилища ливневой водой наблюдалось в июне того же года. Однако такие случаи в многолетнем аспекте очень редки и не меняют непроточного характера водохранилища.
Таким образом, сочетание отсутствия водообмена с избыточным органическим загрязнением создает предпосылки для быстрого превращения водохранилища в антисанитарный водоем, что заслуживает самого серьезного внимания как рыбохозяйственных организаций, так и органов здравоохранения. Заметим, что водохранилище расположено непосредственно у г. Комрат и, помимо рыбоводства, используется трудящимися города для летнего отдыха, стало местом купания взрослых и детей.
Гидигичское водохранилище сооружено на р. Бык примерно в 70-75 км от ее истока. Этот участок реки и ее бассейн почти полностью располагаются в Кодрах, то есть в центральной зоне Молдавии.
В связи с этим рельеф бассейна, особенно в его верховьях, очень холмист и сильно изрезан оврагами и балками.
Холмы, поднимающиеся до 330-430 м над уровнем моря, тянутся грядами с северо-запада на юго-восток, то есть в том же направлении, в котором вытянута долина р. Бык. Между грядами холмов скрываются многочисленные короткие, но глубокие, большей частью сухие долины и овраги, примыкающие к долине р. Бык. Среди них выделяются относительно постоянные притоки — левый безымянный длиною около 7 км, впадающий в р. Бык в самом ее верховье, и правобережный — Быковец длиною до 40 км, впадающий в 35 км от верховья Быка. Непосредственно в водохранилище впадают 2 притока — Сырец — слева и Кожушна — справа. В общей сложности бассейн этого участка реки Бык, являющийся водосборной площадью водохранилища, занимает 805 км².
Почвенный покров водосборной площади водохранилища представлен серыми и бурыми лесными почвами (Канивец и Никитюк, 1955), перемежающимися с дерновыми подзолами. Следовательно, здесь когда-то поднимались сплошные лесные массивы, к настоящему времени сохранившиеся в самом верховье бассейна на холмах с крутыми склонами, непригодными для распашки.
Коренные берега долины Быка поднимаются в этом участке до 100 м. Их преимущественно пологие склоны сложены из супесчаных и песчаных пород, покоящихся На тяжелых суглиниках и глинах, и в большей части распаханы под различные сельскохозяйственные культуры. В ряде мест склоны нарушены разновременными оползнями.
Долина реки во многих местах достигает, а то и превышает шириной 1 км. Ее подошва выстлана супесчаными аллювиальными наслоениями. Большая часть долины на этом участке суха и покрыта луговыми злаками, чаще райграсом — Lolium perenne, лыреем — Agropyrum repens, мятликом — Роа pratensis, свинороем — Cynodon dactylon, овсяницей тростниковой — Festuca arundinaceae, иногда с примесью полевых сорняков, включая и чертополох, используется для выгона скота. В некоторых же местах низины в той или иной мере заболочены.
В частности, выносы из притока Быковец образовали в долине Быка поперечную гряду, дополнительно приподнятую дорожной насыпью, которая в определенной мере зарегулировала сток реки. В результате выше гряды образовалось болото во всю ширину долины (0,8-1,0 км) протяженностью вверх по долине до 1,5 км. Максимальная глубина болота в межень достигает 1,5 м. Зеркало его почти сплошь покрывается водной растительностью. Из мягкой подводной растительности здесь особенно часты роголистник — Ceratophyllum demersum и уруть — Myriophyllum spicatum. Жесткие надводные макрофиты представлены главным образом рогозом — Typha latipholia и Т. angustipholia, тростником — Phragmites communis, камышом — Scirpus lacustris и ежеголовником — Sparganium polyedron. Более слабо затененные участки водной поверхности густо покрываются ряской — Lemna trisulca и отчасти пузырчаткой — Urticularia vulgaris.
Несколько меньших размеров (до 60 га) и менее постоянное болото располагалось в чаше Гидигичского водохранилища. Оно также образовалось в результате частичного зарегулирования стока р. Бык минеральными выносами из его притоков Сырца и Кожушны. Здесь в средневодные годы максимальная глубина болота к концу лета не превышала 0,3—0,5 м. Вся его площадь покрывалась той же водной растительностью, что и в районе притока Быковец, но только в большей степени и преимущественно надводными макрофитами.
Вообще же ложе водохранилища почти ровное и большей частью сухое. Свыше 200 га его распахивались под огородные культуры. На нижней половине ложа расположен насыпанный когда-то невысокий сторожевой курган. Коренные берега долины Быка с обеих сторон поднимаются здесь на 50—70 м. Сравнительно пологие склоны их распаханы под различные сельскохозяйственные культуры. У основания правого склона вдоль берега водохранилища тянется частично затопленная прежняя шоссейная дорога. Вдоль левого берега на значительном протяжении проходит железная дорога.
В среднем по водосборной площади водохранилища среднемноголетний годовой слой осадков составляет 500 м. Однако среднемноголетний годовой сток реки в створе плотины достигает 32,7 млн. м³. Иначе говоря, из 500 мм осадков 400 мм, или 80%, стекает, тогда как в бассейне Кангазского водохранилища норма годового стока едва достигает 45% к годовой норме осадков.
Такое положение в бассейне Гидигичского водохранилища объясняется, с одной стороны, крайне изрезанным его рельефом, способствующим усиленному стоку ливневых осадков, а с другой — значительным участием подземных источников в формировании стока реки. Последние, очевидно, приносят воду из-за пределов наземного бассейна Быка. Все же расход воды в створе плотины распределяется крайне неравномерно, что свидетельствует о первостепенном значении поверхностного стока в питании водохранилища. Среднемноголетний расход воды здесь составляет 1 м³/сек, но во время весеннего половодья он увеличивается иногда (10% обеспеченности) до 150 м³/сек, а к концу лета почти ежегодно полностью прекращается. В крайне же редких случаях (2% обеспеченности) расход весенних полых вод возрастает до 310 м³/сек и общий сток их может составить 48 млн. м³, то есть намного превысить среднемноголетний годовой сток
Почти такое же влияние на годовой сток р. Бык оказывают в этом участке и ливни. Раз в 10 лет расход ливневой воды здесь достигает 105 м³/сек. Иногда же (2% обеспеченности), как это было в июне 1948 г., расход ливневой воды может достигнуть 350 м³/сек, а ее общий сток — 30—35 млн. м³.
Таким образом, водный режим этого участка р. Бык крайне непостоянен. В одних случаях его среднегодовой сток может быть обеспечен одним весенним половодьем или одним летним ливнем. В других случаях, как это было отмечено в 1959 г., весь годовой сток едва достигает половины (16,7 млн. м³) среднемноголетнего годового стока, а порой падает и ниже. Естественно, это сказывается и на водном режиме водохранилища. Водохранилище было закрыто в начале 1962 г., но уровень воды в нем до конца года не поднялся выше мертвого горизонта, в пределах которого умкость водохранилища составляет всего лишь 5 млн.м³. Весной же 1963 многоводного года полые воды заполнили почти всю его емкость в 40 млн.м³.
Водная площадь водохранилища при НПГ составляет 800 га, плотина рассчитана для задержки воды до максимальных размеров водохранилища — 1070 га. Его продольная ось вытянута по долине реки с северо-запада на юго-восток до 8,5 км. Средняя ширина водохранилища при НПГ составляет 0,94 км с отклонениями до минимума в верховье около 0,22 км и максимума в приплотинном плесе 1,8 км. Средняя глубина в таком случае 5 м, а максимальная не превышает 7,5 м. Из этого следует, что мелководные пространства с глубинами до 3 м ограничены примерно 200 га, которые сосредоточены главным образом в хвостовой части водохранилища, хотя его прибрежная зона также полога.
Что касается водной растительности водохранилища, то в первый же год (1962 г.) его становления, когда уровень воды в нем поднялся ли до мертвого проектного горизонта, вся водная площадь, около 300 га, густо покрылась жесткой надводной растительностью, преимущественно рогозом — Typha latifolia, тростником — Phragmites communis, oтчасти камышом — Scirpus lacustris и ежеголовником — Sparganium роlyedrum. Многократное скашивание ее не имело успеха. В следующем 1963 г., после подъема воды до проектного уровня заросли названных растений на большей части водохранилища не поднялись над водой. Лишь на вновь залитых мелководных участках, главным образом в верховье, встречались отдельные кусты и мелкие куртины клубнекамыша — Bolboschoenus maritimus, частухи — Alisma plantago — aquatica, сусака — Butomus umbellatus, хвоща полевого — Equisetum arvense, а в небольших заводях развивалась и ряска — Lemna.
Извилистость береговой линии водохранилища весьма слабо выражена. Только на правом берегу приплотинного плеса имеются две небольшие языкообразные заводи, и в верховье, на том же берегу, наблюдается небольшая извилистость. В целом конфигурация водохранилища представляет собой вытянутый треугольник с отношением высоты к основанию 6:1.
В гидрологическом отношении водохранилище — непроточный водоем многолетнего регулирования. Исходя из его общей емкости и среднемноголетнего годового притока воды, с учетом расхода почти 7 млн. м³ ее на испарение и фильтрацию, полный водообмен в водохранилище возможен в среднем не больше двух раз в 3 года. Если же изъять из притока запланированный расход воды на орошение в объеме примерно 17 млн. м³, то водообмен возможен лишь 1 раз в 2 года. Практически проточность и сброс воды из водохранилища будут наблюдаться только в случаях больших весенних половодий и летних ливневых паводков.
Для рыбного хозяйства и тем более для орошения такое состояние водного режима в водохранилище никакой угрозы не представляет. Но водохранилище предназначено также для водного спорта и летнего отдыха сотен тысяч трудящихся Кишинева и многочисленных туристов. Поэтому его санитарно — гидробиологическое состояние должно находиться под постоянным наблюдением как органов здравоохранения, так и соответствующих научно-исследовательских учреждений. Необходимость такого рода строгого надзора усиливается тем, что примерно в 2 км выше водохранилища, на берегу реки Бык, расположен крупный населенный пункт Страшены, бытовые сточные воды которого без предварительной очистки попадают в водоем.
Кишкаренское водохранилище (рис. 3) расположено в северостепной зоне, на реке Средний Чулук, в 25 км от ее истока. Бассейн этого участка реки составляет 187 км³, его средняя ширина едва достигает 7,5 км — с колебаниями от 2 до 14 км. Рельеф бассейна волнистый. Почвенный покров его представлен типичными среднемощными, нередко осолодено-солонцеватыми и солонцеватыми черноземами.
ris-Kihkareny
Рис.3. Схема Кишкаренского водохранилища.
Коренные берега долины Среднего Чулука, включая место расположения водохранилища, относительно пологие, покрыты делювиальными наслоениями суглинков и глин. Склон левого берега у водохранилища частично покрыт супесчаными и соленосно-глинистыми наслоениями. Более пологие участки береговых склонов долины распаханы под различные сельскохозяйственные культуры, а нераспаханные участки более или менее задернованы. Овражная сеть на склонах берегов развита относительно слабо. Целинные участки береговых склонов покрыты преимущественно солончаковой растительностью. В ней чаще всего встречаются солерос — Salicornia herbacea, сведа — Suaeda, кохия — Kochia prostrata, солончаковая астра — Aster tripolium, спергулярия — Spergularia marginata и ряд других солончаковых растений. Только вдоль уреза воды тянется узкая полоса луговой злаковой растительности.
В верховье водохранилища расположено село им. С. Лазо. Часть его дворов и огородов вплотную примыкает к водоему, в некоторых местах глинистые берега изрыты ямами для изготовления саманного кирпича.
Чаша водохранилища широкая (300—600 м), с расходящимися в стороны несколькими ответвлениями. Дно ее покрыто аллювиальными илистыми суглинками, подстилаемыми четвертичными глинами и суглинками.
Зарегулированный участок р. Средний Чулук не имеет постоянного водотока, и поэтому расход и общий сток воды в створе плотины водохранилища определены исключительно по расчетным данным гидростроителей. По этим данным, среднемноголетний годовой жидкий сток (95% обеспеченности) в створе плотины должен составить 4,8 м³. Из них потери на испарение и фильтрацию в водохранилище определяются в пределах 58,6 тыс. м³. В отдельных, хотя и крайне редких случаях (0,5% обеспеченности), один только ливневый суммарный сток может достигать 6 млн. м³. Однако расчеты эти вряд ли оправдаются.
Водохранилище существует с 1956 г., то есть 8 лет. По проекту его водная площадь при НПГ должна составлять 135 га, фактически же напорный горизонт остается ниже проектного на 1 м, и площадь едва превышает 100 га. Продольная ось водохранилища составляет 3,5 км, средняя ширина — 290 м, с колебаниями в пределах 250—450 м. Средняя глубина 1,2 м, а максимальная у плотины— 4 м. Общая емкость водохранилища при указанных размерах составляет 1 226 тыс. м³, но незначительный сток избыточной воды наблюдается только во время весеннего половодья и летних ливневых дождей. Таким образом, и Кишкаренское водохранилище фактически является непроточным водоемом.
Несмотря на мелководность водохранилища, водная растительность развита в нем не особенно пышно, хотя расширение зарослей жестких надводных макрофитов прогрессирует. В частности, вдоль левого берега тянутся заросли тростника — Phragmites communis, рогоза — Typha latifolia и Т. angustifolia шириной 2—25 м и длиной до 700 м. Рядом и среди них обычны куртины рдеста — Potamogeton pectinatus и роголистника — Ceratophyllum demersum. Ближе к урезу воды наблюдаются сплошные заросли клубнекамыша — Bolboschoenus maritimus, отдельные экземпляры сусака— Butomus umbellatus и частухи — Alisma plantago-aquatica.
В отличие от Кангазского, Комратского и Гидигичского, Кишкаренское водохранилище более мелководно и обладает извилистой береговой линией, что благоприятно для нагула карпов и развития их молоди. Продольная ось водохранилища неоднократно изгибается, образуя в различной степени выраженные «бухты». Кроме того, в нем при НПГ хорошо выражены три сравнительно длинных отрога — один на левом берегу почти у самой плотины и два в хвостовой части водохранилища. Недостатком этих отрогов является интенсивное их заиление смываемыми с окружающих водохранилище полей наносами. За время существования водохранилища (1956—1963 гг.) в некоторых местах иловые наслоения достигли толщины 1,4—2 м и значительно сократили первоначальные размеры и форму отрогов.
Лазовское водохранилище на р. Реут во всех отношениях значительно отличается от водохранилищ, описанных выше. Заложено водохранилище в 60 км от устья реки, и его водосборная площадь составляет свыше 7000 км².
Основная часть бассейна этого участка р. Реут располагается по незначительно всхолмленным Бельцким степям, покрыта типичными мощными или обыкновенными черноземами, отчасти перемежающимися с черноземами осолодело-солонцеватыми. Только северные окраины бассейна и некоторая его часть с юга покрываются серыми и бурыми лесными почвами со слабыми подзолами.
Физико-географическая характеристика долины р. Реут приводится у В. Л. Гримальского (1962) и В. Н. Вериной (1955), поэтому останавливаться на ней нет необходимости. Отметим только, что от верховья и до с. Флорешты долина проходит главным образом по Бельцкой равнине и имеет невысокие, большей частью пологие берега, обычно распаханные под различные сельхозкультуры. Ниже с. Флорешты и до с. Новые Брынзены долина глубоко, до 30—80 м, врезается в сарматские известняки и резко суживается.
Ниже и до г. Оргеева долина реки снова расширяется до 6—8 км, и значительные площади ее — несколько тысяч гектаров — представляют собой заболоченную, покрытую сплошными тростниками пойму. Болота эти являются своего рода резервуаром, в определенной мере регулирующим жидкий расход воды на нижерасположенном участке реки Реут. Ниже г. Оргеева, уже в районе водохранилища, долина Реута снова резко сужается, врезаясь в известняковые толщи до глубины 70—80 м. Ее крутые, подчас даже обрывистые известняковые берега обычно оголены.
Жидкий расход реки на гидростворе г. Оргеева, непосредственно выше подпора водохранилища, крайне непостоянен и по сравнению с водосборной площадью ограничен. Причиной тому в определенной мере является многократное зарегулирование как верхней части самой р. Реут, так и ее многочисленных притоков. Очевидно этим и объясняется резкое уменьшение в последние годы годового стока Реута, на которое обратил внимание и В. Л. Гримальский (1962).
Амплитуда колебания жидкого расхода р. Реут в районе г. Оргеева за 1946—1955 гг. отмечена Гидрометслужбой в пределах 0,02—236 м³/сек. При этом максимальные расходы зарегистрированы не только в периоды весеннего половодья, но и в первой половине лета — во время ливневых, паводков. Минимальные расходы воды наблюдаются обычно с августа по февраль следующего года. Однако иногда и весной, как это отмечено 4.III. 1948 г., расход воды может снижаться до 2,2 м³/сек. Подобные случаи не так уж редки. Среднегодовой жидкий расход реки за 10 лет (1946—1955 гг.) составил 6,0 м³/сек, но в отдельные годы, например в 1954, он падает до 1,6 м³/сек и в максимуме не превышает 7,2 м³/сек. Максимальный же расход воды за эти годы наблюдался в 1947 г. в пределах 11,6 м³/сек.
В соответствии с таким непостоянством среднегодового расхода воды в этом створе р. Реут и общий годовой сток ее колеблется от 50,5 млн. м³ в 1954 г. до 362,3 млн. м³ в 1947 г. В среднем же за указанные 10 лет он составил 189 млн. м³ в год. Таким образом, отклонения от среднегодового стока достигают двукратного увеличения и четырехкратного уменьшения.
Перекрыто Лазовское водохранилище в 1954 г. у села им. С. Лазо. По проекту, его водная площадь при НПГ должна была составлять 170 га, но по каким-то техническим причинам проект не был осуществлен, и фактические размеры водохранилища оказались намного меньше. Во всяком случае заградительные сооружения водохранилища, в частности заградительные щиты, построены так, что задерживаемая ими вода покрывает только 70—75 га. При дальнейшем повышении уровня вода сбрасывается через гребни водозаградительных щитов. В результате урез воды подошел к коренным берегам долины реки только в самом узком ее месте (120—150 м)—в нижней трети водохранилища. Выше, где долина, главным образом ее левобережная сторона, расширяется до 300 м, оно почти не выходит из меженных берегов реки.
В таких масштабах продольная ось водохранилища лишь немногим превышает 7 км, а его средняя ширина составляет 0,1 км, при максимуме 0,15 км. Средняя глубина при фактическом напорном горизонте, рассчитанная по многоместным промерам глубин, составляет около 2,5 м. Следовательно, общая емкость водохранилища не превышает 1,7—1,8 млн. м³. Максимальная — его глубина —4,0 м — отмечена в приплотинном плесе.
Водная растительность сосредоточена в верхней, наиболее суженной и мелководной части водохранилища. Чаще других встречаются здесь куртины рдестов — Potamogeton pectinatus, P. lucens, P. crispus и роголистника — Ceratophyllum demersum. Последний образует местами настоящие подводные заросли. Здесь же, хотя значительно реже, встречаются стрелолист — Sagittaria sagittifolia, частуха подорожниковая—A.lisma plantago-aquatica, сусак зонтичный — Butomus umbellatus и некоторые другие. Особенно же интересным является постоянное обилие в верхней части водохранилища кладофоры, которая сплошным ковром покрывает значительные пространства дна.
Из приведенных данных видно, что в морфометрическом и гидрографическом отношениях Лазовское водохранилище резко отличается от ранее приведенных. Это отличие особенно бросается в глаза при сравнении водных режимов. Если в каждом из первых четырех водохранилищ среднемноголетний приток воды, как правило, лишь компенсирует ее расход на фильтрацию, испарение и орошение и избыток воды наблюдается только в случаях больших весенних половодий и ливневых паводков, то в Лазовском водохранилище приток ее всегда избыточен.
Из расчета среднемноголетнего годового стока воды на гидростворе г. Оргеева (189 млн. м3) и емкости водохранилища (1,7—1,8 млн. м3) водообмен в нем повторяется в среднем 100 раз в год, или каждые 3—4 дня. Даже при минимальном годовом стоке воды — 50 млн. м3, какой был отмечен один раз в 10 лет, полный водообмен в водохранилище обеспечивается почти 30 раз в год. В период же обильных весенних половодий или ливневых паводков водохранилище в гидродинамическом отношении ничем не отличается от обычного речного плеса.
Таким образом, Лазовское водохранилище является типичным проточно-русловым водоемом. Во всяком случае в средний по водности год средняя расчетная скорость течения в нем составляет примерно 0,03 м/сек, а в многоводные годы — до 0,05 м/сек.
Такой гидрологический режим водохранилища должен был обеспечивать развитие в нем реофильных растительных и животных гидробионтов, в действительности почти отсутствующих. Причиной, очевидно, является то, что непосредственно выше водохранилища расположены тысячи гектаров болот, покрытых тростниковыми зарослями, которые накладывают определенный отпечаток на химизм воды, поступающей в водохранилище. Еще большее отрицательное влияние на биологические процессы в водохранилище оказывают промышленно-бытовые сточные воды г. Оргеева и расположенного несколько выше по реке сахарного завода. Вредоносность этих стоков настолько велика, особенно в зимнее время, что наступает массовая гибель водных организмов как в водохранилище, так и в других водоемах р. Реут.
В морфометрическом отношении Лазовское водохранилище также не особенно благоприятно для рыбохозяйственных целей. Береговая линия его почти лишена извилистости, и мели, необходимые для нагула рыб и развития их молоди, крайне ограничены. Что же касается нерестовых мест для таких лимнофилов, как карп, то они почти отсутствуют.
В заключение обзора морфометрии и гидрографии малых водохранилищ Молдавии можно сделать следующие выводы:
1.Малые водохранилища Молдавии по своим морфометрическим и гидрографическим особенностям делятся на два типа — непроточные озерно-прудовые и проточные русловые водохранилища. Все они в той или иной мере пригодны не только для экстенсивного, но и для интенсивного рыбоводства.
2.Избыток промышленно-бытовых сточных вод может приводить к сильному органическому загрязнению и антисанитарному состоянию не только непроточных озерно-прудовых, но и проточно-русловых водохранилищ. Из этого следует необходимость предварительной очистки сточных вод и строгого санитарно — гидробиологического надзора за водохранилищами.
3.Интенсивное заиление водохранилищ диктует необходимость задернования их берегов и облесения береговых оврагов.

ЛИТЕРАТУРА
Верина В. Н., Яковлева В. М. Кондицииле натурале але РСС Молдовенешть. Кишинэу,1955.
Гримальский В. Л. Водоемы бассейна р. Реута, их гидробиологический режим и перспективы рыбохозяйственного использования. — Труды КСХИ им. М. В. Фрунзе, т. XXIX, 1962.
Канивец И. И. и Никитюк М. И. Почвенные районы Молдавской ССР и их сельскохозяйственные особенности., Кишинев,1955.
Коллектив авторов. «Полеводство». Кишинев, 1958. Молдавская ССР. Кишинев, 1958.
Одуд А. Л. Молдавская ССР. Кишинев, 1955.

© 1964. Авторские права на статью принадлежат М.Ф.Ярошенко, А.И.Набережному, В.М.Шаларю (Ин-т зоологии АН Молд.ССР). Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

Июнь 26, 2009 Posted by | small reservoir | , , , , , | Оставьте комментарий

Зоопланктон малых водохранилищ Молдавии

Зоопланктон малых водохранилищ Молдавии
Исследованиями были охвачены пять водохранилищ. Из них Комратское (проектная площадь 170 га, сооружено в 1956 г.) на р.Ялпуг, Кишкаренское (проектная площадь 100 га, сооружено в 1956 г.) на Среднем Чулуке и Лазовское (проектная площадь 175 ra, сооружено в 1954 г.) на р.Реут исследованы с октября 1959 т. по июль 1963 г. , Кангазское (проектная площадь 586 га, сооружено в 1961 г.) на р.Ялпуг и Гидигичское (проектная площадь 800 га, сооружено в 1962 г.) на р. Бык водохранилища исследовали с первого года их обводнения и до июля 1963 г. включительно. До этого — с октября 1959 г. — сборы зоопланктона проводили на участках рек, подлежащих затоплению.
По своим типологическим особенностям (Ярошенко, Набережный, Шаларь, 1964) Лазовское является типичным проточно-русловым, остальные — непроточными озерно-прудовыми водохранилищами.
Пробы зоопланктона отбирали посезонно, обычно на 3 поперечниках: в верховье, среднем и приплотинном участках. Кроме того, сборы проб производили на участках рек выше и ниже водохранилищ с целью учета влияния реки на гидробиологический режим водохранилищ и влияния последних на нижние участки рек. Всего за исследуемый период собрано и обработано 403 пробы зоопланктона.
Количественные пробы обрабатывали счетным методом, а их биомассу определяли по стандартным весам в пересчете на количество особей зоопланктеров, описанных И. А. Киселевым (1956).
В составе зоопланктона исследованных водохранилищ установлены 202 вида и разновидности, среди которых 57,9% приходится на долю коловраток, 28,7% — ветвистоусых и 13,4% — веслоногих. Наибольшее разнообразие зоопланктеров обнаружено в проточно-русловом Лазовском водохранилище — 135 форм. В непроточных водохранилищах количество форм колебалось от 93 — в Гидигичском до 69 — в Кишкаренском.
В экологическом отношении зоопланктон исследованных водохранилищ представляет собой очень разнообразный комплекс. Наряду с общепризнанными теплолюбивыми формами, такими как Brachionus budapestinensis, Brachionus diversicornis, Brachionus bidentata, Anuraeopsis fissa, Keratella tropica, Moina rectirostris, Dunhevedia crassa, здесь обычны также обитатели северных водоемов: Notholca acuminata, Notholca squamula, Tastudinella patina, Asplanchna priodonta и Arctodiaptomus bacilifer.
Большинство обнаруженных зоопланктеров являются ß-мезосапробными, но среди них встречаются, с одной стороны, α-мезосапробы, такие как Colurella colura, Filinia brachiata, Rotaria neptunia, а с другой настоящие олигосапробы: Euchlanis dilatata, Pompholyx complanata, Acanthocyclops bicuspidatus, Bosmina longirostris, Diaphanosoma bracriyurum, Scapholeberis mucronata и др. Наконец, среди основной массы пресноводных форм встречаются такие солоноватоводные формы, как Paradiaptomus alluaudi, Arctodiaptomus bacilifer, Dunhevedia crassa, Oxyurella tenuicaudis, Leydigia acanthoceroides, Brachionus plicatilis, Hexarthra fennica var. oxyurе и др.
Приведенные данные позволяют заключить, что экологические особенности перечисленных зоопланктеров требуют дополнительного уточнения.
Несмотря на относительно большое разнообразие зоопланктона, доминирующий его состав во всех водохранилищах представлен всего 17 формами (табл.1), или 8,4% общего разнообразия форм. Все они являются обычными, широко распространенными в наших водоемах, в большинстве случаев развиваются в массовых количествах и определяют кормность водохранилищ по зоопланктону.

Таблица 1

Доминирующий состав зоопланктона малых водохранилищ

Группы организмов Водохранилище
Комрат-
ское
Кангаз-
ское
Кишкарен-
ское
Гидигич-
ское
Лазов-
ское
Brachionus calyciflorus + + + x x
Br.leydigii + + + x x
Br.angularis x x x x x
Keratella cochlearis + + + x x
Keratella quadrata x x x x x
Notholca acuminata + + + + x
Polyarthra dolichoptera x x x x x
Synchaeta sp. x x x x x
Daphnia longispina x + x +
Daphnia cucullata x + x + +
Moina rectirostris x + x + +
Bosmina longirostris x x x x x
Chydorus sphaericus + + + x x
Cyclops vicinus x x x + +
Acanthocyclops vernalis x x x + +
Arctodiaptomus bacilifer + + x
Paradiaptomus alluaudi x x + +
Доминирует форм 11 8 11 9 10
Всего форм 89 72 69 93 135

Условные обозначения: » х » преобладание; » + » наличие; » — » отсутствие

Наибольшая близость доминирующего состава наблюдается в Комратском и Кишкаренском водохранилищах, сходных между собой и по ряду физико-химических и биотопических признаков. В обоих случаях доминируют по 11 форм, что в процентном отношении к общему разнообразию зоопланктона водохранилищ составляет 12,4% в Комратском и 15,9% в Кишкаренском.
Очень близки, несмотря на противоположные типологические особенности (Ярошенко и др., 1964), доминирующие составы Гидигичского и Лазовского водохранилищ (табл.1), представленные 9,6-7,4% форм от общего разнообразия зоопланктона этих водоемов, что обуславливается сходными источниками биоэкологичеюкой их обеспеченности.
Среди доминирующих форм можно назвать лишь пять общих для всех водохранилищ, в том числе Brachionus angularis, Keratella quadrata, Polyarthra dolichoptera, Synchaeta sp. и Bosmina longirostris.
В количественном отношении общей чертой зоопланктона непроточных водохранилищ (за исключением Гидигичского, где процесс формирования гидробиологического режима только начался) является численное преобладание рачков над коловратками. Например, в Комратском водохранилище они составляли 65,7% от 779,9 тыс. экз./м³ биомассой 9,9 г; в Кишкаренском — 51,3% от 679,0 тыс. экз./м³ биомассой 5,2 г. и в Кангазском -78,5% от 328,0 тыс. экз./м³ биомассой 10,8 г.
Противоположную картину наблюдали в проточно-русловом Лазовском водохранилище, где основную массу численности и биомассы зоопланктона составляли коловратки, на долю которых в среднем за годы исследования приходилось 95,0% от 444,8 тыс. экз./м³.
Определенные различия зоопланктона наблюдаются и в отдельных озерно-прудовых водохранилищах, что объясняется своеобразием физико-химических особенностей. В связи с этим мы сочли целесообразным рассмотреть зоопланктон каждого, из них в отдельности.
Комратское водохранилище отличается относительно большим разнообразием зоопланктона. За время исследования в нем обнаружено 89 видов и разновидностей, но по годам количество их колебалось от 40 в 1963 г. до 47 в 1961 r. Как правило, в видовом составе ведущее место занимают коловратки — 49,0-54,5% общего разнообразия. Максимум их разнообразия — 25 форм — совпал с большим развитием в водохранилище сине-зеленых водорослей (Шаларь, 1964), а минимум — 20 форм — с двумя большими паводками в 1963 г. Преобладание коловраток в Комратском водохранилище следует признать вполне закономерным в связи с интенсивным и постоянным его органическим загрязнением (Горбатенький и Бызгу, 1964). Однако в доминирующем составе зоопланктона преобладают ракообразные. Так, из 11 доминирующих форм зоопланктона (табл. 1) 7 представлены ракообразными и только 4 коловратками.
Из доминирующих коловраток наибольшей массовости достигают Brachionus angularis и Keratella quadrata. В отдельных случаях численность Brachionus angularis превышала 1,1 млн. экз./м³, а Keratella quadrata 7,2, млн. экз./м³.
Довольно постоянны в зоопланктоне водохранилища Brachionus quadrata, Filinia longiseta, Filinia limnetica, Hexarthra fenica var.oxyure и др.
Менее разнообразно представлены веслоногие рачки, куда отнесены и виды калянид. Состав веслоногих, включая личиночные стадии, насчитывает 13 форм, или 14,6% общего разнообразия зоопланктона. Доминирующими среди них (табл.1) являются 3 вида — Acanthocyclops vernalis, Cyclops vicinus и Paradiaptomus alluaudi. Однако наиболее устойчивой массовости достигают не взрослые особи, а личиночные стадии этих рачков. Например, за годы исследования среднегодовая численность взрослых особей Acanthocyclops vernalis и Cyclops vicinus вместе взятых составила 22,8 тыс. экз./м³, а численность их молоди 174,6 тыс., то есть в 7,7 раза больше. Аналогичная особенность обнаружена и для Paradiaptomus alluaudi, но в этом случае соотношение взрослых особей к молоди составляет 1 : 5,2.
Очевидно в обоих случаях сказывается более интенсивное выедание взрослых особей наличным составом ихтиофауны, плотность которой в водохранилище, по данным Е. Н. Томнатика, М. З. Владимирова и В. И. Карлова (1964), с учетом сорной рыбы (пескарь, верховка и ерш) достигает 11,5-12,0 тыс. экземпляров на каждый гектар водной площади.
Из остальных веслоногих рачков, встречающихся спорадически в зоопланктоне, следует упомянуть Eucyclops serrulatus var. proximus, Acanthocyclops bicuspidatus и Acanthocyclops vernalis var. robustus. Из калянид также редко встречается Diaptomus bacilifer.
Из ветвистоусых рачков обнаружено 30 форм, или 33,7% общего разнообразиязоопланктона. Доминирующее положение среди них занимают также 4 формы (табл.1). Из них D. longispina и Bosmina longirostris встречаются круглогодично, a Daphnia cucullata и Moina rectirostris проявляют себя типичными термофилами. К последним примыкает целая группа эпизодически встречающихся рачков, в том числе Diaphanosoma brachyurum, Rhynchotalona rostrata, Grabtoleberis testudinaria, несколько видов Ceriodaphnia и другие.
Общая численность зоопланктона как по отдельным годам исследования, так и в течение каждого вегетационного периода (табл. 2) подвергается значительным изменениям и обуславливается, главным образом, колебаниями численности коловраток. Например, по среднегодовым показателям, наименьшая численность коловраток (6,3% от 738,2 тыс.) была обнаружена в 1961 г., наибольшая (62,3% от 1592,3 тыс.) — в 1960 г. В обоих случаях это совпало с бурным развитием Microcystis (Шаларь, 1964), что ставит под сомнение правильность существующей точки зрения о токсичности сине-зеленых водорослей для некоторых групп зоопланктона.

Таблица 2

Динамика численности (тыс.экз/м³) и биомассы (г/м³) зоопланктона в Комратском водохранилище

группа организмов Месяц исследо-
ваний
1959 1960
Численность % Числен-
ность
%
Коловратки I 371,8 95,7
IV 2761,3 94,1
VII 68,0 6,2 54,5 7,93
X 107,0 17,1 780,0 33,1
Среднее за вегетац. период 87,5 10,1 991,7 62,3
Веслоногие I 13,9 3,6
IV 172,6 5,9
VII 560,0 50,8 500,7 72,9
X 69,9 10,1 169,3 7,14
Среднее за вегетац. период 314,9 36,4 214,9 20,2
Ветвистоусые I 2,7 0,7
IV
VII 474,0 43,0 131,5 19,1
X 453,0 72,8 1408,7 59,7
Среднее за вегетац. период 463,5 53,5 385,7 36,7
Среднее за год 865,9 1592,3
Биомасса в г. 9,2 14,7

продолжение

группа организмов Месяц исследо-
ваний
1961 1962
Числен-
ность
% Числен-
ность
%
Коловратки I 29,3 33,7
IV 26,7 2,2 265,3 48,6
VII 4,7 2,3 38,7 9,3
X 109,2 13,2 34,5 24,3
Среднее за вегетац. период 46,9 6,3 91,9 30,8
Веслоногие I 56,0 64,5
IV 1068,7 90,6 273,0 50,0
VII 134,3 65,6 270,3 64,8
X 190,7 22,8 62,3 43,9
Среднее за вегетац. период 464,6 63,0 165,4 55,6
Ветвистоусые I 1,5 1,8
IV 82,9 7,2 7,7 1,4
VII 65,8 32,1 108,1 25,9
X 531,5 63,9 45,2 31,8
Среднее за вегетац. период 226,7 30,7 40,6 13,6
Среднее за год 738,2 297,9
Биомасса в г. 14,9 3,1

продолжение

группа организмов Месяц исследо-
ваний
1963 Среднее многолетнее
Числен-
ность
%
Коловратки I 200,3
IV 132,2 57,6 796,4
VII 103,4 17,8 53,86
X 257,9
Среднее за вегетац. период 117,8 29,1 267,2
Веслоногие I 34,9
IV 94,1 40,9 402,9
VII 359,3 61,9 364,8
X 123,1
Среднее за вегетац. период 226,7 55,9 277,3
Ветвистоусые I 2,25
IV 3,3 1,5 31,3
VII 117,9 20,3 179,4
X 609,7
Среднее за вегетац. период 60,6 14,9 235,4
Среднее за год 405,1 779,9
Биомасса в г. 7,7 9,9

Более постоянна средняя численность ракообразных, определяющих в основном и кормовую продукцию зоопланктона в водохранилище. Наиболее высокие их численные показатели — 600,7-778,4 тыс. экз./м³ с биомассой 14,9-9,2 г — установлены в первые 3 года исследования. В следующие 2 года (1962-1963) суммарная их численность заметно снизилась — до 206,0-287,3 тыс. экз./м³ с биомассой 3,1-7,7 г. Преобладающую роль в 1959-1960 гг. играли ветвистоусые рачки, составляя 59,5-64,2% от суммарной численности ракообразных. В последующие три года основную численность зоопланктона — 67,2-80,3% — составили веслоногие рачки.
Причиной неуклонного снижения численности ветвистоусых рачков по годам исследования водохранилища явилось, очевидно, прогрессирующее перенаселение последнего сорными рыбами и ухудшение трофической обеспеченности рачков бактериальной флорой (Дымчишина-Кривенцова, 1964) и водорослями (Шаларь, 1964). В сезонной динамике численности и биомассы зоопланктона в водохранилище наблюдаются обычные изменения, характерные для большинства наших водоемов, включая Дубоссарское водохранилище.
Наиболее низкая численность зоопланктона падает на зимний период. В 1962 г. более 62,6% от общей численности зоопланктона приходилось на долю личиночных стадий Cyclops и Bosmina longirostris. Остальные 37,9% составляли коловратки: Brachionus quadridentatus var. cluniorbicularis, Brachionus angularis, Brachionus leydigii var. quadratus и др. Несравненно выше была численность зоопланктона зимой 1960 г. В нем 95,7% составляли коловратки-Synchaeta sp., Keratella quadrata и Notholca squamula.
Весной общая численность зоопланктона резко повышается. В одних случаях (1960 г.) это повышение происходит за счет массового развития коловраток, составляющих более 96,0% среднемесячной численности, в других (1961 г.) -за счет личиночных стадий циклопид, достигающих 84,8% общей численности зоопланктона.
В 1962-1963 гг. весенние подъемы численности зоопланктона в одинаковой мере обуславливались численным развитием коловраток и веслоногих рачков. Ветвистоусые рачки лишь весной 1961 г. достигали численности 82,9 тыс. зкз./м³, главным образом за счет Bosmina longirostris. В остальные годы численность их предельно минимальная.
Характерной особенностью летнего зоопланктона является резкое падение численности коловраток и повышение численности рачков, в особенности ветвистоусых, что в свою очередь приводило к повышению биомассы. Например, если средняя биомасса зоопланктона в весенний период за время исследования водохранилища едва достигала 4,7 г/м³, то за летний период она составила в среднем 15,7 г/м³.
Среди ветвистоусых наибольшей массовости в летний период достигают Daphnia longispina, Daphnia cucullata, Moina rectirostris, Ceriodaphnia reticulata и др. Численность веслоногих определялась массовым развитием Acanthocyclops vernalis и его личиночных стадий. Среди калянид выделяется Paradiaptomus alluaudi, средняя численность которого вместе с молодью периодически (июль 1960 г.) достигает 491,7 тыс. экз./м³.
К октябрю понижается лишь численность веслоногих рачков, составляя в среднем 12,4% от среднемноголетней численности зоопланктона за этот период и 16,7% от численности ракообразных.
Численность ветвистоусых рачков, наоборот, к осени повышается иногда в 8-10 раз по сравнению с летним периодом, главным образом за счет массовости Bosmina longirostris.
Принимая среднюю биомассу зоопланктона за 9,9 г/м³ и среднюю глубину водохранилища за 1,0-1,2 м, биопродукция зоопланктона за вегетационный период, исходя из принятого нами коэффициента рабочей продуктивности (Ярошенко и Набережный, 1955), должна составить в водохранилище не менее 44-48 ц/га.
Кангазское водохранилище находится в состоянии становления, и его зоопланктон насчитывает 72 вида и разновидности. Из них 58,3% представлены коловратками. Наименьшее разнообразие зоопланктона — всего 17 форм — было установлено осенью 1961 г. во время заполнения водоема, наибольшее — 53 формы — в июле 1963 г.
Доминирующий состав зоопланктеров, как видно из табл. 1, среди коловраток идентичен с составом в Комратском водохранилище, расположенном в 25 км выше Кангазского. Но среди ракообразных в числе ведущих не вошли Daphnia longispina, Daphnia cucullata и Moina rectirostris. Впрочем, и в здешних условиях они являются одними из наиболее массовых среди других ветвистоусых рачков и, очевидно, с дальнейшим становлением Кангазского водохранилища войдут в число ведущих форм.
В определенной мере на развитие местного зоопланктона оказали влияние несколько временных запруд, существовавших в пойме Ялпуга до ее затопления водохранилищем, а также небольшие, всегда обводненные участки русла реки. Таким образом, еще до начала заполнения водохранилища сложился комплекс зоопланктеров, на основе которого формируется нынешний зоопланктон.
В число этого комплекса входили 57 форм, среди которых 36 коловраток, 11 ветвистоусых и 10 веслоногих. Большинство из них уже вошли в нынешний состав зоопланктона водохранилища за исключением Brachionus budapestinensis, Brachionus quadridentatus, Keratella irregularis, Wolga spinifera, Simocephalus vetulus и Chydorus ovalis и др. Средняя численность зоопланктона на участках реки до образования водохранилища составляла в 1960 г. 138,3 тыс. зкз./м³ с численным преобладанием ракообразных, на долю которых приходилось 63,8%, а в 1961 г.- 97,5% от 325,0 тыс. экз./м³. Примерно такое же соотношение было установлено и в р. Ялпуг ниже Комратского водохранилища.
Во временных запрудах общая численность зоопланктона достигала до 1154,0 тыс. зкз./м³ (VII 1960 г.), также с преобладанием ракообразных (70,9%).
За время исследования водохранилища установлены 73 формы зоопланктона. Из них 42 были коловратками, 10 веслоногих рачков и 20 ветвистоусых. Однако доминирующими среди них оказалось лишь 8 форм, в том числе 4 из коловраток, 3 — веслоногих рачков и лишь 1 представитель ветвистоусых. Среди коловраток, так же как и в Комратском водохранилище, по своей массовости выделяются Brachionus angularis и Keratella quadrata. Но в данном случае наибольшего численного развития они достигают не в осенне-весенние периоды, а летом. Заслуживает внимания нахождение в водохранилище ряда коловраток, таких как Brachionus bennini, Brachionus nilsoni, Lophocharis salpina и Keratella tropica var. reducta, которые отсутствовали в зоопланктоне Комратского водохранилища.
Из веслоногих рачков доминирующее положение, так же как и в Комратском водохранилище, сохраняется за Cyclops vicinus, Acanthocyclops vernalis и Paradiaptomus alluaudi (табл.1). Первый из них наибольшей массовости достигает в осенне-зимние периоды. В отличие от него Acanthocyclops vernalis проявляет себя как более теплолюбивая форма и встречается преимущественно летом. Paradiaptomus alluaudi был обнаружен на протяжении всего года с наибольшей массовостью летом. Из других циклопид можно отметить лишь единично встречавшегося Paracyclops fimbriatus.
Среди ветвистоусых рачков, несмотря на относительно большое их разнообразие в водохранилище, доминирующей является лишь Bosmina longirostris. Из других рачков более или менее постоянно встречались Daphnia longispina, Daphnia cucullata f. apicata, Daphnia cucullata f. berolinensis, Ceriodaphnia reticulata, Moina rectirostris и Chydorus sphaericus. Остальные ветвистоусые рачки — Daphnia magna, Simocephalus vetulus, Macrothrix laticornis, Macrothrix hirsuticornis, Alona guttata встречались эпизодически. Некоторые из них, как например Daphnia magna, достигали средней численности 22,5 тыс. экз./м³ с биомассой 6,7 г.
Общая численность зоопланктона, по крайней мере в первые 2 года его существования, как видно из табл. 3, характеризуется в целом крайне низкой численностью коловраток, составляющих в среднем 73,8 тыс. экз./м³, или 19,8%. Максимальная численность коловраток — 254,2 тыс. экз./м³ была отмечена в апреле 1962 г. и определялась главным образом особями Notholca squamula, Synchaeta sp., Polyarthra dolichoptera, Keratella quadrata и др.

Таблица 3

Динамика численности (тыс. экз./м³) и биомассы (г/м³) зоопланктона в Кангазском водохранилище

группы организмов
Коловратки Весло-
ногие
Ветвисто-
усые
Всего Биомасса
1961 год X 3,6 21,9 58,3 83,9 10,8
1962 год II 0,3 1,3 1,3 2,9 0,2
IV 254,2 174,7 18,9 447,8 2,4
VII 98,7 470,4 152,7 721,8 20,0
X 6,4 202,6 67,1 276,1 6,4
среднее 89,9 212,2 60,0 362,1 7,3
1963 год IV 74,7 84,6 0,3 159,6 4,3
VII 79,0 654,4 184,4 917,8 25,0
Среднее 76,8 369,5 92,1 538,4 14,6

Однако и в этом месяце биомасса коловраток едва достигает 0,1 г, что нe превышает 4% общей биомассы зоопланктона. Определяющую роль в образовании биомассы зоопланктона в водохранилище играли веслоногие и ветвистоусые рачки. В 1962 г. ведущая роль принадлежала веслоногим рачкам, среднегодовая численность которых с учетом зимних сборов составляла 212,2 тыс. экз./м³ с биомассой 4,3 г. (табл. 3). Максимального развития веслоногие рачки достигли в июле 470,4 тыс. экз./м³ весом 12,6 г. — с численным преобладанием Paradiaptomus alluaudi и его личиночных стадий.
В июле же наблюдалось наибольшее численное развитие ветвистоусых рачков — 152,7 тыс. экз./м³ с биомассой 7,3 г. а в среднем за год, с учетом зимних сборов, — 60 тыс. экз./м³ с биомассой 2,7 г.
В следующем 1963 г., как видно из табл. 3, наибольшей массовости обе группы ракообразных достигали в летний период, когда численность их составляла 838,8 тыс. экз./м³, а биомасса — 24,9 г. Нужно полагать, что и в дальнейшем ведущую роль в зоопланктоне водохранилища сохранит кладоцерно-копеподный комплекс. Этому должны способствовать благоприятный химический режим воды (Горбатенький и Бызгу,1964), обилие протококковых водорослей (Шаларь, 1964) и значительные площади мелководья.
Расчетная биопродукция зоопланктона в водохранилище в первые 2 года его существования составила 80-85 ц/га.
Кишкаренское водохранилище отличается наименьшим разнообразием зоопланктона. Из общего количества обнаруженных здесь 69 форм 36 были коловратки, 8 — веслоногие и 25 — ветвистоусые рачки. Ежегодно разнообразие зоопланктона варьировало: от 27 до 44 форм. Такое колебание обусловлено эпизодичной встречаемостью 9 форм коловраток и 6 форм ветвистоусых рачков, в том числе Camptocercus rectirostris, Pleuroxus trigonellus, Oxyurella tenuicaudis, Alona guttata u Alona rectangula. Как и в Комратском водохранилище (табл. 1), доминирующий состав зоопланктона представлен здесь 11 формами (в том числе 4 коловратки, 3 веслоногих и 4 ветвистоусых рачка). Различия коснулись лишь двух калянид — Paradiaptomus alluaudi и Arctodiaptomus bacilifer. Первый из них занимает доминирующее положение в зоопланктоне Комратского и Кангазского водохранилищ, отличающихся менее минерализованной водой и относительно большим содержанием ионов Na+ (Горбатенький и Бызгу, 1964). Второй рачок —Arctodiaptomus bacilifer — доминирует в Кишкаренском водохранилище — водоеме с более повышенной минерализацией воды и преобладанием в ней ионов магния над ионами кальция.
В пределах СССР более широко распространен Arctodiaptomus bacilifer. По указанию В. Ф. Гурвича (1958), он населяет самые разнообразные водоемы, различающиеся по термике и степени минерализации воды, начиная от дальних северных и кончая южными. По отношению к температуре (многими исследователями (Екман, 1904; Рылов, 1930; Мешкова, 1953) Arctodiaptomus причисляется к холодноводным стенотермным формам. Однако A. bacilifer был найден в Волге у г.Астрахань (Рылов, 1930), в разливах р. Дон и р. Воронеж (Харин, 1927), в прудах степной зоны Украины (Г. Б. Мельников, 1953) и широко распространен в теплых, хорошо прогреваемых водоемах Молдавии (Ярошенко, 1956). Очевидно, правильнее будет причислять его к эвритермным формам, тем более что в Кишкаренском водохранилище A. bacilifer максимальной численности достигает в летние месяцы, в зимних же условиях он вообще нами не был обнаружен.
О распространении Paradiaptomus alluaudi в СССР имеются указания Г. Б. Мельникова (1934), С. Н. Уломского (1955) и для водоемов Молдавии у М. Ф. Ярошенко (1956). Очевидно, его же В. Л. Гримальский (1962) ошибочно приводит для некоторых водоемов бассейна р.Реут как Diaptomus denticornis. Как было указано выше, P. alluaudi является доминирующей формой в Комратском водохранилище и наибольшего численного развития достигает в летнее время, что дает основание считать его теплолюбивой формой.
Среди доминирующих коловраток, так же как и в предыдущих водохранилищах, выделяются Brachionus angularis и Keratella quadrata. Первая из них — в отличие от Комратского водохранилища — достигает своей массовости летом, вторая сохранила численное преобладание в осенне-весенние периоды. Из других коловраток следует отметить холодноводную Notholca squamula, достигающую временами численности до 268,0 тыс. экз./м³.
Из веслоногих рачков ведущее положение сохраняют за собой Cyclops vicinus и Acanthocyclops vernalis, а из калянид доминирующим становится Arctodiaptomus bacilifer (табл.1). Круглогодично среди них встречается только Cyclоps vicinus, Acanthocyclops vernalis проявляет себя как теплолюбивая форма, хотя периодически был обнаружен и в осеннее время.
Доминирующий видовой состав ветвистоусых, так же как и в Комратском водохранилище, представлен Daphnia longispina, Daphnia cucullata, Moina rectirostris и Bosmina longirostris. Более часто, чем другие, встречались также Ceriodaphnia quadrangula, Ceriodaphnia reticulata и Daphnia magna.
Что касается сезонной динамики численности и биомассы зоопланктона, то, как видно из табл. 4, она мало отличается от наблюдаемого в Кангазском и Комратском водохранилищах.

Таблица 4

Динамика численности (тыс.экз/м³) и биомассы (г/м³) зоопланктона в Кишкаренском водохранилище

группа организмов Месяц исследо-
ваний
1959 1960
Числен-
ность
% Числен-
ность
%
Коловратки II 5,3 12,1
IV 285,9 24,9
VII 110,6 9,3
X 3,0 26,0 3,9
Среднее за вегетац. период 3,0 106,74 13,9
Веслоногие II 38,6 87,9
IV 856,3 75,1
VII 865,0 70,6
X 133,0 591,7 90,2
Среднее за вегетац. период 133,0 587,9 76,8
Ветвистоусые II + +
IV + +
VII 244,6 20,1
X 141,0 38,4 5,8
Среднее за вегетац. период 141,0 70,7 9,8
Среднее за год 277,0 765,4
Биомасса в г. 2,6 8,4

продолжение

группа организмов Месяц исследо-
ваний
1961 1962
Числен-
ность
% Числен-
ность
%
Коловратки II 0,6 1,2
IV 3806,7 97,2 56,6 10,9
VII 150,4 22,9 256,3 40,2
X 4,9 1,3 3,3 1,0
Среднее за вегетац. период 1320,7 79,9 79,2 20,7
Веслоногие II 41,0 82,3
IV 107,4 2,7 451,3 87,5
VII 459,7 70,2 350,7 55,0
X 297,4 76,2 315,6 95,9
Среднее за вегетац. период 288,2 17,5 292,2 76,4
Ветвистоусые II 8,3 16,6
IV 0,7 0,1 7,9 1,6
VII 44,9 6,8 30,4 4,7
X 82,1 22,5 10,0 3,0
Среднее за вегетац. период 44,9 2,6 11,4 2,9
Среднее за год 1653,8 382,7
Биомасса в г. 7,2 4,8

продолжение

группа организмов Месяц исследо-
ваний
1963 Среднее многолетнее
Числен-
ность
%
Коловратки II 2,9
IV 1382,8
VII 123,4 38,9 160,2
X 9,3
Среднее за вегетац. период 123,4 38,9 326,61
Веслоногие II 39,8
IV 471,6
VII 176,5 55,7 462,9
X 334,4
Среднее за вегетац. период 176,5 55,8 295,5
Ветвистоусые II 8,3
IV 4,3
VII 16,6 5,3 84,1
X 67,9
Среднее за вегетац. период 16,6 5,3 56,9
Среднее за год 316,5 679,1
Биомасса в г. 3,5 5,3

Однако в отличие от последних в Кишкаренском водохранилище численность ветвистоусых рачков на протяжении всего периода, за редким исключением, была очень низкой и в среднем не превысила 8,3% общей численности зоопланктона. Такое положение отрицательно сказалось на его среднегодовой биомассе, которая составила всего лишь 5,3 г/м³ при биопродукции 28 ц/га.
Гидигичское водохранилище начало заполняться весной 1962 г., а проектного уровня достигло лишь весной 1963 г. Ранее исследования и сбор зоопланктона проводили на естественных водоемах ложа водохранилища, в р. Бык у с. Страшен и в Быковецких болотах, расположенных в устье Быковца, притока р. Бык, в 12 км выше водохранилища. Все эти водоемы оказали большое влияние на формирование зоопланктона Гидигичского водохранилища в первые 2 года его становления.
Зоопланктон в них качественно и количественно был представлен в основном коловратками. Например, в Гидигичских водоемах было обнаружено 53 формы зоопланктона, из которых 75,4% были коловратки. Большая часть этих форм (81,1%) вошла в состав зоопланктона водохранилища с первого года его существования. Вместе с тем некоторые формы, как например Acanthocyclops bicuspidatus, Cyclops gigas, Ectocyclops phaleratus, Daphnia magna, Platyas quadricornis, Mytilina videns и др., не были обнаружены и на втором году.
По численности в Гидигичских болотах коловратки составляли в среднем 77,0-94,1% от 85,7-97,7 тыс. экз./куб. м. Из наиболее массовых коловраток выделялись Brachionus calyciflorus f.amphiceros, Br.leydigii var. quadratus, Anuraeopsis fissa, Keratella quadrata, Asplanchna sieboldi и др. Численность ракообразных, за редким исключением, достигала 60,0 тыс. экз./м³ — главным образом за счет личиночных стадий Acanthocyclops vernalis.
Несколько большее разнообразие зоопланктона — до 71 формы установлено в Быковецких болотах, причем 58,6% видов были общими и для Гидигичских водоемов. Так же как и в последних, основная масса этих форм — 73,2% по разнообразию и 48,0-93,0% по численности была представлена коловратками. Из ракообразных более или менее часто встречалась Bosmina longirostris, но численность ее не превышала 10 тыс. экз./м³. Спорадически, но с численностью до 264,0 тыс., встречалась Moina rectirostris.
Заметных изменений в видовом составе зоопланктона Гидигичского водохранилища по сравнению с Гидигичскими и Быковецкими болотами, по крайней мере за прошедшее время его существования, не произошло. Ряд форм, как было указано выше, пока не обнаружен. С другой стороны, в составе зоопланктона появились новые формы, не отмеченные нами в Гидигичских и Быковецких болотах, в том числе 9 — коловратки, 6 — ветвистоусые и 1-из циклопид. Большинство из них являются обитателями зарослей.
Интерес представляет нахождение коловратки Polyarthra pfoloba Wulfert., которая впервые указана для фауны СССР. До последнего времени она была известна только из водоемов западной Европы (Woigt, 1958; Bartos, 1959; Godeany, 1961).
Основное ядро зоопланктона в водохранилище пока не сформировано. Из 93 форм, обнаруженных в водохранилище, доминирующими являются 6 коловраток — Brachionus angularis, Brachionus calyciflorus, Keratella quаdrata, Synchaeta sp. и Brachionus leydigii (табл. 5). Выпали из состава зоопланктона оба представителя калянид. Очевидно, и в дальнейшем они будут отсутствовать здесь, если степень минерализации воды не повысится.
Очень скудно представлены веслоногие рачки — всего 10 форм. Пять из них — Paracyclops affinis, Acanthocyclops vernalis, Canthocamptus staphilinus, Acanthocyclops bicuspidatus и Laophonte mohammed встречались только в качественных пробах. Относительно высокой численности, но не превышающей 5,0 тыс. экз./м³ (и то на втором году становления водохранилища) достигали Mesocyclops crassus и Cyclops vicinus. Суммарную численность веслоногих рачков определяли личиночные стадии циклопид.
Более разнообразно (16 форм) представлены ветвистоусые рачки. Из них 7 форм встречались исключительно в качественных пробах. Это Daphnia longispina, Daphnia cucullata var. berolinensis, Simocephalus vetulus, Alonopsis ambigua и др. Наибольшей массовости достигают Bosmina longirostris f. similis (18,3 тыс. экз./м³), Bosmina longirostris f. cornuta (17,3 тыс. экз./м³) и Moina dubia (14,7 тыс. экз./м³), определившие суммарную численность ветвистоусых рачков в 1963 году.
Как видно из вышесказанного, зоопланктон Гидигичского водохранилища в первые 2 года его становления отличается значительной неустойчивостью своего видового состава и относительно низкой численностью ракообразных, хотя, как показали исследования бактериальной флоры (Кривенцова, 1964) и альгофлоры (Шаларь, 1964), условия для них были благоприятными, во всяком случае не лимитирующими массового их развития.
Как видно из табл. 4, особенно низкой была численность всех трех групп зоопланктона в 1962 г. — всего 59,2 тыс. экз./м³ с биомассой 0,15 г.
В следующем 1963 г. максимальная численность зоопланктона приходится на июль — 611,6 тыс. экз./м³ с биомассой 3,9 г — и определяется главным образом численным развитием коловраток, составляющих 54,6% его общей численности (табл. 5).

Таблица 5

Динамика численности (тыс. экз./м³) и биомассы (г/м³) зоопланктона в Гидигичском водохранилище

группа организмов Месяц исследо-
ваний
1962 1963
Числен-
ность
% Числен-
ность
%
Коловратки II 1,4 54,9
IV 188,2 92,6
VII 27,7 87,9 334,4 54,6
X 75,9 86,5
Среднее за вегетац. период 51,8 89,3 174,6 64,1
Веслоногие II +
IV 14,6 7,2
VII 2,5 7,9 220,2 36,0
X 6,7 7,9
Среднее за вегетац. период 4,6 7,9 78,3 28,7
Ветвистоусые II 1,1 45,0
IV 0,2 0,1
VII 1,3 4,1 57,0 9,3
X 4,4 5,7
Среднее за вегетац. период 2,8 2,7 19,5 7,1
Среднее за год 59,2 272,4
Биомасса в г. 0,2 1,4

Нельзя не отметить возросшую роль веслоногих и ветвистоусых рачков, достигших соответственно численности 220,2 и 57,0 тыс. экз./м³. С дальнейшим становлением водохранилища и улучшением газового режима воды зоопланктон должен приобрести черты, свойственные другим озерно-прудовым водохранилищам с превалированием копеподно-кладоцерного комплекса.
Лазовское водохранилище отличается от всех исследованных непроточных озерно-прудовых водохранилищ русловой морфометрией, постоянной проточностью и характером биоэкологической обеспеченности зоопланктоном. Черты первых двух особенностей подробно изложены в работе М. Ф. Ярошенко и др. (1964). Что касается обогащения водохранилища на редкость разнообразным комплексом зоопланктеров, то оно обеспечивается постоянным притоком последнего из пойменного, сильно заболоченного водоема, расположенного в 2-2,5 км выше водохранилища. Большинство форм зоопланктона, поступающих из этого водоема в р.Реут и далее в водохранилище, представлены зарослевыми и болотными формами. На участке р.Реут непосредственно выше водохранилища, например, они составляли 58,7% общего разнообразия зоопланктона, а в самом водохранилище — 45,8%. Другой характерной чертой зоопланктона реки и водохранилища является значительная общность форм. Из общего количества форм, обнаруженных в водохранилище, 55,5% были общими и для р. Реут. Из 80 форм, установленных в реке, не вошли в состав зоопланктона водохранилища лишь Brachionus bennini, Eucyclops serullatus var. proximus, Canthocamptus staphylinus, Kurtzia latissima и др. — всего 6 форм.
Как в реке, так и в водохранилище преобладающую роль не только по разнообразию форм (51,2% в реке и 61,4% в водохранилище), но и по показаниям средней численности занимали коловратки.
Все это лишний раз подтверждает правильность высказанного В. И. Жадиным (1947) положения о решающем значении биоэкологической обеспеченности в формировании биологического режима водохранилища.
В видовом составе зоопланктона водохранилища было установлено 135 форм. По общему количеству форм ему уступает ряд больших водохранилищ, таких как Горьковское (Лоханина, 1962), Куйбышевское (Соколова, 1958), Цимлянское (Дзюбан, 1958), Волгоградское (Вьюшкова, 1962), Мингечаурское (Державин, 1962), Дубоссарское (Набережный, 1957) и др.
Ежегодно разнообразие зоопланктона колебалось от 61 до 94 форм с удельным весом коловраток в пределах 53,2-68,8%. Доминирующими среди них, как видно из табл. 1, были 8 форм. Наравне с общими для других водохранилищ, доминирующее положение здесь дополнительно занимают Keratella cochlearis, Notholca acuminata, Brachionus calyciflorus и Brachionus leydigii. Из других коловраток, входящих более или менее постоянно в состав зоопланктона, заслуживают внимания Rotaria macroceros, Rotaria neptunia, Brachionus quadridentatus, Br. urceolaris, Trichotria pocillum, Trichotria tetractis, Mytilina mucronata и ряд других. Однако численность их, за редким исключением, достигала 8,5 тыс. экз./м³.
Гораздо больше перечень коловраток встречавшихся эпизодически, среди которых мнопие являются редкими в водоемах Молдавии. Из наиболее интересных отметим Brachionus quadridentatus var. ancylognatus, Brachionus leydigii var. tridentatus, Wolga spinifera, Lophocharis salpina, Notholca labis, Lecane furcata и др.
Разнообразие веслонопих рачков включает 19 форм, среди них Eucyclops serrulatus var. speratus, Eucyclops macruroides, Ectocyclops phaleratus, Mesocyclops leuckarti и Microcyclops sp. были обнаружены единичными экземплярами только в качественных пробах. Всего 1-2 раза с численностью не более 1-2 тыс. экз./м³ встречались Paracyclops fimbriatus, Acanthocyclops vernalis, Mesocyclops crassus, Paradiaptomus alluaudi и Bryocamptus minutus. Более постоянными были Macrocyclops albidus, Cyclops vicinus и Laophonte mohammed, однако численность каждого из них также находилась на уровне 2 тыс. экз./м³.
Лучше представлены в водохранилище ветвистоусые рачки, насчитывающие 33 формы, или 24,4% общего разнообразия форм. Однако в число доминирующих форм (табл. 1) входит лишь Bosmina longirostris. Большинство остальных (72,7 %) являются типичными представителями зарослевого и болотного комплексов. Все они наблюдались в зоопланктоне водохранилища эпизодически в единичных экземплярах и представляют больший интерес с фаунистической и зоогеографической точек зрения. Чаще других встречались Macrothrix laticornis, Leydigia leydigii, Grabtoleberis testudinaria, Oxyurella tenuicaudis, Kurtzia longirostris, Dunhevedia crassa, Scapholeberis kingi, Pleuroxus trigonellus и др.
Средние показатели численности зоопланктона, как видно из табл. 6, определяются преобладанием коловраток. Ежегодно на долю коловраток приходилось 79,4-96,2% среднегодовой численности. Примерно такое же соотношение коловраток к остальным группам зоопланктона указывает В. Л. Гримальекий (1962) для целого ряда запруд на р. Реут, расположенных выше Лазовского водохранилища.

Таблица 6

Динамика численности (тыс.экз/м³) и биомассы (г/м³) зоопланктона в Лазовском водохранилище

группа организмов Месяц исследо-
ваний
1959 1960
Числен-
ность
% Числен-
ность
%
Коловратки II 2,85 100
IV 23,15 54,8
VII 2057,3 99,5
X 1160,0 96,2 541,6 87,4
Среднее за вегетац. период 1160,0 96,2 656,2 96,1
Веслоногие II
IV 13,7 32,4
VII 9,3 0,4
X 45,0 3,8 9,37 1,5
Среднее за вегетац. период 45,0 3,8 8,09 1,2
Ветвистоусые II
IV 5,4 12,7
VII 0,7 0,4
X 68,86 11,1
Среднее за вегетац. период 18,74 2,7
Среднее за год 1205 100 683,05 100
Биомасса в г. 2,051 0,722

продолжение

группа организмов Месяц исследо-
ваний
1961 1962
Числен-
ность
% Числен-
ность
%
Коловратки II
IV 44,5 69,8 10,7 62,2
VII 8,03 88,9 438,4 94,7
X 139,43 82,8 1,97 23,7
Среднее за вегетац. период 63,98 79,4 112,77 93,0
Веслоногие II
IV 18,7 29,4 4,6 26,7
VII 0,6 6,6 20,0 4,3
X 3,77 2,4 2,21 26,5
Среднее за вегетац. период 7,69 9,6 6,7 5,4
Ветвистоусые II
IV 0,5 0,8 1,9 11,0
VII 0,4 4,4 4,3 0,9
X 25,5 14,7 4,14 49,8
Среднее за вегетац. период 8,8 10,9 2,5 2,5
Среднее за год 80,47 100 122,5 100
Биомасса в г. 0,389 0,225

продолжение

группа организмов Месяц исследо-
ваний
1963 Среднее многолетнее
Числен-
ность
%
Коловратки II 2,85
IV 220,0 91,7 74,6
VII 14,7 63,1 629,6
X 460,8
Среднее за вегетац. период 118,35 89,2 422,26
Веслоногие II
IV 20,0 8,3 14,2
VII 7,3 31,3 9,3
X 15,9
Среднее за вегетац. период 13,65 10,2 16,22
Ветвистоусые II
IV 2,6
VII 1,3 5,6 1,7
X 32,8
Среднее за вегетац. период 0,6 0,5 6,15
Среднее за год 132,65 100 444,33
Биомасса в г. 0,226 0,722

Из наиболее массовых коловраток, достигающих 242,2-1312,7 тыс. экз./м³ выделяются Brachionus calyciflorus и Brachionus angularis, приуроченные к летним периодам. Весной и осенью суммарная численность коловраток определяется Keratella quadrata, Keratella cochlearis, Synchaeta sp., Notholca acuminata и др.
Крайне неустойчива численность ракообразных, на долю которых приходится в среднем 4,6% от среднемноголетней численности зоопланктона. Среди них несколько более многочисленны веслоногие рачки — в среднем 16,8 тыс. экз./м³, Но они представлены главным образом личиночными стадиями циклопид.
Средняя численность ветвистоусых рачков едва достигает 7,6 тыс экз./м³.
Низкие показатели численности ракообразных в свою очередь обусловили скудность биомассы зоопланктона, всего 0,6 г/м³, что обеспечивает его годовую продукцию — около 4,5 ц/га.
В 1963 г., в связи со сносом паводковыми водами шлюза, водохранилище приобрело типично речные черты со специфическим составом зоопланктона. Из 55 форм зоопланктона, например, 85,5% были коловратки, обнаруженные на этом участке реки и в прошлом. На долю коловраток приходится и основная масса численности — 89,2% от 116,2 тыс. экз./м³.
Обобщая вышеизложенное, можно сделать следующие выводы:
1.Основным фактором, определяющим состав и численность зоопланктона в малых водохранилищах, является степень их проточности и биоэкологической обеспеченности.
2.Видовой состав зоопланктона малых водохранилищ насчитывает 202 таксономических единицы, среди которых 57,9% коловраток, 28,7% ветвистоусых и 13,4% веслоногих рачков.
Наиболее разнообразный видовой состав установлен в проточнорусловом Лазовском водохранилище — 135 форм, наименее — 69 форм в непроточном Кишкаренском.
Большинство обнаруженных форм являются ß-мезосапробными.
3.Доминирующий состав зоопланктеров представлен 17 формами, или 8,4% общего разнообразия зоопланктона. Наибольшее сходство доминирующих форм наблюдалось в установившихся Комратском и Кишкаренском водохранилищах.
4.В количественном отношении общей чертой зоопланктона непроточных озерно-прудовых водохранилищ, за исключением Гидигичского, где процесс формирования гидробиолопичеакого режима только начался, является численное преобладание ракообразного комплекса, составляющего в среднем 51,3 — 78,5% суммарной численности зоопланктона с биомассой 5,2-10,8 г/м³.
5. Расчетная кормовая биопродукция зоопланктона более обильна в непроточных водохранилищах (48-85 ц/га), чем в проточных (4,5 ц/га).

ЛИТЕРАТУРА
Вьюшкова В. П. Зоопланктон Волгоградского водохранилища в первый год его существования. В сб.: «Тр. зонального совещания по типологии и биологическому обоснованию рыбохозяйственного использования внутренних (пресноводных) водоемов южной зоны СССР». Кишинев, 1962.
Горбатенький Г. Г., Бызгу С. Е. Гидрохимическая характеристика малых водохранилищ Молдавии.
Cб. Биол. ресурсы водоемов Молдавии, вып.2, 1964
Гримальский В. Л. Водоемы бассейна р. Реута, их гидробиологический режим и перспективы рыбохозяйственного использования.-Тр. КСХИ им. Фрунзе, т. XXIX,1962.
Гурвич В. Ф. О формировании фауны озера Кара-Куль (Памир). Изв. отд. естественных наук Таджикской ССР, 1958, вып. 2(26).
Державин А. Н. Становление Мингечаурского водохранилища на р. Куре. В сб.: «Тр.VI совещания по проблемам биологии внутренних вод», 1959.
Дзюбан Н. А. Зоопланктон Цимлянского водохранилища. Известия ВНИОРХ, т. XIV, 1958.
Жадин В. И. Закономерности массового развития жизни в водохранилищах. — «Зоол.журнал.», т. XXVI, в. 5, 1947.
Киселев И. А. Методы исследования планктона. В сб.: «Жизнь пресных вод СССР», т. IV, 1, 1926.
Кривенцова-Дымчишина Т. Д. Бактериопланктон малых водохранилищ Молдавии. Cб. Биол. ресурсы водоемов Молдавии, вып.2, 1964.
Лоханина Л. А. Предварительные данные о формировании зоопланктона Горьковского водохранилища. В сб.: «Тр. VI совещания по проблемам биологии внутренних вод», 1959.
Мельников Г. Б. Про знахождення Paradiaptomus alluaudi Guerne et Rich. нa Украiнi,
C6ipн. праць зоол. музею, № 13, Киiв, 1934:
Мельников Г. Б. Зоопланктон прудов степной зоны . Украины. — Вест. н.-и. ин-та.гидробиологии Днепропетровского госуниверситета, т. X, 1953.
Мельников Г. Б. Зоопланктон Симферопольского водохранилища в связи с особыми условиями существования. — Тр. гидробиологического об-ва, т. XI, 1961.
Мешкова. Зоопланктон оз. Севан (биология и продуктивность). Тр. Севанской гидроб.ст., т. XIII, 1953.
Набережный А. И. Зоопланктон и его кормовое значение для рыб в первые годы становления Дубоссарского водохранилища. Изв. Молд. филиала АН СССР, 1957, 8/41.
Соколова К. Н. Данные по зоопланктону в первые два года существования Куйбышевского водохранилища. — Тр. Татарского отд. ВНИОРХ, вып. 8, 1958.
Рылов В. М. Пресноводные Calanoida СССР. Определитель. ,1930.
Томнатик Е. Н., Владимиров М. З., Карлов В. И. Ихтиофауна малых водохранилищ Молдавии и пути ее направленного изменения. Cб. Биол. ресурсы водоемов Молдавии, вып.2, 1964.
Харин Н. Н. Некоторые данные о Diaptomidae временных водоемов Воронежской губернии. В. сб.: «Тр. н.-и. биологического и ин-та при Воронежском гос. университете 1927.
Уломский С. Н. Экология ракообразных и коловраток внутренних водоемов Крыма.- Тр. Карадаг. биостанции, в. 13, 1955.
Шаларь В. М. Фитопланктон малых водохранилищ Молдавии. Cб. Биол. ресурсы водоемов Молдавии, вып.2, 1964.
Ярошенко М. Ф., Набережный А. И. О биологической продуктивности кормовой гидрофауны в прудах для карпов. — Изв. МФ АН СССР, 1955, 6 (26).
Ярошенко М. Ф. Биотические условия жизни карпов в прудах Молдавии.- Изв. Молд. фил. АН СССР, 1956, № 5 (32).
Ярошенко М. Ф., Набережный А. И., Шаларь В. М. Гидрография и морфометрия малых водохранилищ Молдавии. Cб. Биол. ресурсы водоемов Молдавии, вып.2, 1964.
Bartos Е. Rotatoria. Fauna CSR, 1959.
Ektnan С. Die phyllopoden, Cladoceren und freilebenden Copepoden der nordschwedichen Hochgebirge. Zool. Jahrb. sust 21, Heft I, 1904.
Godeanu S. Contribuţiuni la cunoaşterea rotifesrilor (Rotătoria) Ehrbg.) din R.P.R. Comunicările Academiei R.P.R. N 3, Т. XI, 1961.
Voigt M. Die Radertiere Mitteleuropas. 1956.

© 1964. Авторские права на статью принадлежат А.И.Набережному, (Ин-т зоологии АН Молд.ССР). Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

Июнь 16, 2009 Posted by | small reservoir | , , , , , , , , , , , | Оставьте комментарий