HERALD HYDROBIOLOGY

Ученые труды А.И.Набережного

Lecanidae (ROTATORIA) водоемов Молдавии

LECANIDAE (ROTATORIA) водоемов Молдавии
Семейство Lecanidae — одно из наиболее многочисленных среди отряда Ploimidae. Представители его встречаются почти во всех континентальных водоемах, а некоторые даже и в прибрежных водах морей и океанов (Voigt, 1957; Bartoš, 1959; Rudescu, 1960, Кутикова, 1970).
В водоемах Молдавской ССР в процессе многолетних исследований зоопланктона было зарегистрировано 33 вида Lecanidae, из них 16 относятся к подроду Lecane, 1 — к Hemimonostyla и 16 — к Monostyla.

I. Подрод Lecane Nitzsch, 1827
Характерным признаком для подрода является разделение пальцев ноги до основания.
Lecane (s. str.) plesia (Myers,1936)
Впервые был описан Майерсом, (Myers) из высокоминерализированной р. Муллика (США, штат Нью-Джерси). Других указаний о нахождении этого вида нам не известно. Для СССР он приводится впервые (Набережный и Ротарь, 1965).
В Молдавии L. plesia был обнаружен летом в устьевом участке р. Каменка — левобережном притоке р. Прут. По химическому составу вода притока относится к сульфатному классу группы натрия I типа о минерализацией в пределах 3000 мг/л (Бызгу, 1963).
Найденные нами экземпляры L. plesia по своему строению почти не отличаются от описанных Майерсом, с той лишь разницей, что коготки пальцев имеют более четко выраженную копьевидную форму (рис. I). Общая длина 141, длина пальцев 39, коготка 21 мк.
Lecane (s. str.) luna balatonica (Varga,1945)
Отличается от типичной формы меньшими размерами, строением переднего брюшного края вытянутого с боков в заостренные углы, а также хорошо выраженными поперечными складками на брюшной пластинке. Первый членик ноги почти округлый, узкий, небольших размеров, второй — широкий, массивный, по краям волнистый. Плечики выражены (рис. 2). Общая длина 153-170 мк: спинная пластинка: длина 99-109,5, ширина 85-95 мк; брюшная пластинка: длина 82 -101, ширина 92 мк; длина пальцев 42-51, коготка 5-7,3 мк.
Обитатель мелких водоемов Румынии и Венгрии, заросших Cerathophyllum и Myriophyllum. В Молдавской ССР компонент летнего зоопланктона в выростных прудах рыбхоза Гура-Быкулуй (пойма р. Бык) и в Кучурганском лимане — охладителе Молдавской ГРЭС среди прибрежной водной растительности. Для СССР приводится впервые.
Lecane (s. str.) luna var. presumpta (Ahlstrom,1936)
От типичной формы отличается удлиненным панцирем и строением его переднего края. У наших экземпляров спинной край слабо выпуклый, брюшной — с хорошо выраженной выемкой, ограниченный округлыми лопастями. Нога двухчлениковая. Первый членик почти квадратный, второй — массивный, овальный — не выступающий за края панциря. Пальцы длинные, постепенно сужающиеся к концам. Коготок с небольшим и тонким плечиком (рис. 3). Общая длина 168 мк; спинная пластинка: длина 127, ширина 108 мк; брюшная пластинка: длина 133, ширина 105 мк; длина пальцев 50, коготка 8 мк.
Для Европы и СССР впервые описан Тарноградским (I961). Найден нами в выростных прудах рыбхоза Гура-Быкулуй среди прибрежной водной растительности. Приводится для Дуная (Varga, 1960).
Lecane (s. str.) luna luna (Müller, 1776)
Задний край панциря округлый, без придатка. Панцирь широкоокруглый, гладкий. Передний спинной край с двумя серединными углами и насечками. Передний брюшной край с боковыми заостренными углами. Коготок с острым плечиком. Общая длина 170-225, ширина 110-125 мк, длина пальцев 40-55, коготка 8-10 мк. Один из самых распространенных видов коловраток. Обитатель самых разнообразных пресных и солоноватых водоемов. Указан для Черного моря (Rudescu, 1961). Эвритермный, эвригалинный, эвриионный (рН от 4,2 до 9). Бета-мезосапроб. Распространение всесветное. В водоемах Молдавии встречается на протяжении почти всего года.
Lecane (s. str.) flexilis (Gosse, 1886)
У встреченных нами экземпляров передний брюшной край по бокам с небольшими, но хорошо выраженными зубцами, спинной — слабо выпуклый. Скульптура в виде точечных фасеток. Пальцы ног короткие, с небольшими коготками. Общая длина 92-98 мк; спинная пластинка: длина 68-72, ширина 58-66 мк; брюшная пластинка: длина 70-76, ширина 60-68 мк; длина пальцев 19-21, коготка 3-5 мк. Описан, помимо самых разнообразных пресных водоемов, для холодных (1-4°) и теплых сернистых и термальных источников. Приводится также для Дуная и его пойменных водоемов. По-видимому, эвритермичен и эвритопен. Нами найден в единичных экземплярах в верхнем и нижнем течениях Прута в летний период.
Leсane (s. str.) ungulata (Gosse, 1887)
Отличительным признаком вида является значительно удлиненный псевдокоготок. Панцирь крупный, продолговатый. Передний спинной край панциря прямой, брюшной вогнутый с заостренными боковыми краями. В этом отношении найденные нами экземпляры сходны с формами, описанными Rudescu (1960) и Тарноградским (I960). Задний сегмент заходит за край панциря. Пальцы длинные, прямые, с почти параллельными краями (рис. 4). Общая длина 180-211, ширина 120-150 мк, длина пальцев 90-132, коготка 42 мк. Встречается в самых разнообразных водоемах: сфагновых, среди зарослей рдестов нитчатых водорослей, на рисовых полях, в старицах. Очевидно, эвритермичен. Распространение всесветное. В СССР — от Новой Земли до Кавказа, Якутия, Средняя Азия (Кутикова, 1970). Найден в горных временных водоемах до высоты 2060 м (Тарноградский, 1961). В Молдавии встречается довольно редко в Днестре, Пруте, Ягорлыкской заводи Дубоссарского водохранилища, в низовье р. Реут, Кучурганском лимане, старице Днестра, оз. Красное и др.
Lecane (s. str.) curvicornis (Murray, 1913)
В пределах СССР был встречен лишь Д. А. Тарноградским (1961) среди зарослей пузырчатки в горах Грузии и Карачая, а также в Армении (Араратская долина) — на рисовом поле. Других указаний о его нахождении в СССР не известно (Кутикова, 1970). Voigt, (1957) описывает его для заболоченных водоемов Германии, а Hагring, Myers (1926) — для Бразилии, Техаса, Гватемалы, Калифорнии и др. По Кутиковой (1970), этот вид довольно изменчив, но всегда с ясно выраженными передними треугольными туповатыми зубцами и характерным строением коготков (рис. 5). Нами был обнаружен в предгорной части р. Прут. Очевидно, был внесен в реку из ее притоков. Общая длина 202 мк, длина пальцев 64, коготка. 5 мк.

Рис.1. Lecane (s.str.) plesia, Myers, панцирь с брюшной стороны
Рис.2. Lecane (s.str.) luna balatonica, Varga, панцирь с брюшной стороны
рис.3. Lecane (s.str.) luna var. presumpta Ahlstrom, панцирь с брюшной стороны
рис.4. Lecane (s.str.) ungulata, Gosse, панцирь с брюшной стороны
Рис.5. Lecane (s.str.) curvicornis, Murray, панцирь с брюшной стороны
Рис.6. Lecane (s.str.) arcula, Harring, панцирь с брюшной стороны
Рис.7. Lecane (s.str.) hastata, Murray, панцирь с брюшной стороны
Рис.8. Lecane (s.str.) magna, Stenroos, пальцы с брюшной стороны
Рис.9. Lecane (s.str.) papuana, Murray:а-панцирь с брюшной стороны, б-задняя часть панциря и пальцы
Lecane (s. str.) arcula (Harring, 1914)
Панцирь широкоовальный, с прямыми передними краями. Боковые шипы переднего края в виде массивных, но небольших зубцов. Задний сегмент не заходит за край ноги. Коготок заостренный (рис.6). Общая длина 86-96 мк, спинная пластинка: длина 64-69, ширина 48-53 мк; брюшная пластинка: длина 62-70, ширина 43-54 мк, длина пальца 21-26, коготка 4-6 мк. Обитатель прибрежных стоячих водоемов, иногда кислых, сфагновых и соленых (Rudescu, 1960). Тарноградский (1961) находил его исключительно в выжимках из сфагнума в горах Грузии. В то же время Калита (1930) обнаружил этот вид в старице Старая Кубань. Кутикова (1970) описывает его для Узбекистана. В Молдавии редкий вид. Был встречен в сильно заросшем озере, пойме Днестра, оз. Красное и верховье Кучурганского лимана среди растительности.
Lecane (s. str.) mira (Murray 1913)
Панцирь широкоовальный. Пальцы длинные, с параллельными сторонами до 92 мк. Коготки с плечиком. Общая длина 160-200, коготка 6-7 мк. Распространен в северной части Западной Европы и в Северной Америке. В Молдавии найден в сильно заросшем оз. Красное, расположенном в нижней пойме Днестра и в Кучурганском
лимане-охладителе МГРЭС. Для СССР приводится впервые. Найден среди прибрежной растительности.
Lecane (s. str.) hastata (Murray, 1913)
Впервые описан Murray (1913) из р. Рио-де-Жанейро. На территории Европы L. hastata был известен только для Кавказа. Первоначально был обнаружен на рисовых полях Азербайджана Вейсигом (1937), затем Тарноградским (1961) в Кабардино-Балкарии и Араратской долине на рисовых полях и в родниковой луже.
В Молдавии L. hastata был найден нами в период летней межени в устьевом участке р. Раковец — левобережном притоке р. Прут. По. ионно-солевому составу вода названного притока относится к гидрокарбонатному классу группы натрия — магния I типа с минерализацией до 900 мг/л (Бызгу, 1963).
По внешнему строению (рис. 7) наши экземпляры L. hastata почти идентичны с приведенным Тарноградским (1961). Общая длина 139 мк, длина пальца с коготком 46, коготка 20 мк.
Lecane (s. str.) verecunda (Harring et Муегs, 1926)
Отличается овальной формой панциря. Его передний спинной край заметно выпуклый, брюшной почти прямой. Задний cегмент заходит за край панциря. Второй членик ноги короткий, широкий, с закругленными краями. Пальцы длинные, прямые, с заостренными коготками. Общая длина 100, наибольшая ширина 72 мк, длина пальцев 20-22, коготка 5-6 мк. Обитатель литоральной зоны стоячих водоемов. Вид редкий, указан для США и Румынии. В Молдавии найден нами в нижнем течении р. Прут, куда попал, очевидно, из прилегающих пойменных водоемов. Для СССР описан впервые.
Lесаnе (s. str.) elsa (Hauer, 1931)
Панцирь, широко-эллиптический, задний край его с закругленным выступом. Передний брюшной край вогнутый, с хорошо выраженной поперечной складкой. Пальцы прямые, расходящиеся, коготок с плечиком.
Общая длина панциря 152-167, наибольшая ширина 108 мк, длина пальцев 60-63, коготка 7-9 мк. До последнего времени указан только для ФРГ и ПНР, а в СССР — для Карелии. В Молдавии редкий вид. Найден в Кучурганском лимане летом среди прибрежной растительности.
Lecane (s. str.) papuana (Murray, 1913)
Панцирь овальный, в задней части округлый. Передний спинной край прямой, брюшной о широкой выемкой и округлыми лопастями, заходящими за верхний край спинной пластинки и образующими небольшие петли. Спинная пластинка с хорошо выраженными продольными складками, брюшная с тремя поперечными складками над ногой. Второй членик округлый. Пальцы ноги с внутренней стороны прямые, с внешней — немного суживающиеся к основанию коготка. Коготки острые, с плечиками (рис. 9). Общая длина 109-124 мк, спинная пластинка: длина 84-102, ширина 96 мк; брюшная пластинка: длина 80, ширина 66 мк; длина пальцев 36, коготка 7,3 мк.
Распространен всесветно (Вегzina, 19б1). В СССР указан для Северной Осетии, Араратской долины, оросительной системы и искусственного бассейна окрестностей г. Махачкала (Тарноградский, 1930, 1961), а также Азербайджана (Вейсиг, 1937, 1939). В Молдавской СССР обнаружен нами в выростных прудах рыбхоза Гура-Быкулуй (пойма р. Бык) среди прибрежной растительности. Приводится впервые.
Lecane (s.str.) magna (Stenroos, 1898)
Один из редких видов коловраток в Молдавии. Впервые был найден нами в низовье р. Прут. Для СССР приводится впервые. Панцирь удлиненный, овальный, в переднем крае вогнутый. Скульптура в виде зерен. Отличительным признаком вида является строение пальцев и коготка (pис. 8). Они длинные — до 110 мк, у основания вздутые, коготок к концу сильно заостренный, кнаружи согнутый, с выраженным плечиком. Общая длина 282, наибольшая ширина 164 мк. Распространен в Финляндии, ГДР, ФРГ, ПНР, ЧССР, СРР.
Lecane (s. str.) ohioensis ohioensis (Herrick, 1885)
Обычно встречается совместно с варитетом jorroi. Отличается прямым и нерасширенным задним краем придатка (рис. 10). Передние боковые шипы всегда хорошо развиты. Общая длина 148-152, ширина 90-96 мк, длина пальцев 33-38 мк. Населяет мелкие стоячие водоемы — среди растительности. Распространен в Финляндии, Польше, Румынии, Испании, Сицилии, Америке. В СССР — в Латвии, Смоленской, Харьковской областях, Краснодарском крае, Узбекистане. Очевидно, эвритермичен. В Молдавии найден в пойменных водоемах Днестра (оз. Красное, Кучурганский лиман-охладитель Молдавской ГРЭС) среди прибрежной растительности.
Lecane (s. str.) ohioensis var. jorroi (Arevalo, 1918)
В пределах СССР найден лишь во временных солоноватоводных водоемах Прикаспийской низменности (Тарноградский, 1961), Камыш-Самарских озерах (Вавилов, 1928) и в одном из озер Джамбульской области (Кутикова, 1970).
В Молдавии в небольшом количестве L. ohioensis var. jorroi был обнаружен в октябре в озере Красное — придаточном водоеме поймы Днестра — и Кучурганском лимане среди прибрежных зарослей урути и тростника. Наши исследования подтвердили приуроченность L. ohioensis var. jorroi к высокой (3000 мг/л) минерализации воды. Характерным для наших особей является трапециевидная форма хвостового придатка (рис. 11). Общая длина 148 мк, длина пальцев 85, длина коготка 44 и 15 мк.

II. Подрод Hemimonostyla Bartoš, 1959
У представителей этого подрода пальцы ноги сросшиеся только у основания верхней трети их длины.
Lecane (Hemimonostyla) undulata (Hauer, 1938)
Кроме Явы, нигде больше не встречен. Единственный экземпляр найден нами (Набережный, Ротарь, 1965) в р. Прут у с. Новоселица. Пальцы ноги сросшиеся не более чем на одну треть обшей длины. Волнистость переднего края спинной пластинки достаточно хорошо выражена. Задний сегмент заходит за край ноги (рис. 12). Коготки также заостренные, слабо расходящееся. Длина панциря 63 мк, наибольшая ширина 51 мк, длина пальцев 36, коготка 5 мк.

III.Подрод Monostyla Ehrenberg, 1830
Пальцы ноги слиты в один.
Lecane (Monostyla) closterocerca (Schmarda, 1859)
Панцирь почти округлый. Брюшная пластинка шире спинной. Передние края обеих пластинок о неглубокими выемками в середине, боковые края умеренно выступающие. Первый членик ноги очень маленький. Палец расширенный у основания и заканчивается острием (рис. 13). Общая длина 92-110 мк, спинная пластинка: длина 57-86, ширина 50-68; брюшная пластинка: длина 59-85, ширина 52-70 мк; длина пальца 30 — 33 мк.
Космополит (Hauer, 1958), эвритоп, эвриионный, эврисапроб, самофил, (Wisznewski, 1954). Встречается в самых разнообразных водоемах, включая источники, колодцы, термальные воды, в жаберной полости речных рачков. В СССР, по данным Кутиковой (1970), распространен от Прибалтики до Кавказа и Средней Азии. В Молдавии постоянный компонент зоопланктона почти всех водое­мов. Был найден также у истоков р. Прут (с. Ворохта).
Lecane (Monostyla) hamata (Stokes, 1896)
Панцирь удлиненный, овальный. Передние края обеих створок панциря с глубокими серединными вырезами. Передние края панциря несовпадающие, боковые углы сильно выступающие вперед. Спинная пластинка намного шире брюшной. Задний сегмент заходит за край панциря. Палец с середины своей длины суживающийся в острие (рис.14). Скульптура в виде точек, складка хорошо выражена на брюшной пластинке. Общая длина 120-126 мк, наибольшая ширина панциря 66-70 мк, длина пальца 28-31 мк. Обитатель самых разнообразных водоемов — обычно среди прибрежной растительности. Указан для радиевых и термальных источников. В Молдавии довольно распространенный вид. Найден в прудах, пойменных водоемах Днестра, Прута, Быка, малых водохранилищах, верхнем и среднем течении р. Прут, в р. Днестр, Ягорлыкской заводи Дубоссарского водохранилища.

Рис.10. Lecane (s/str.) ohioensis ohioensis, Herrick, задняя часть панциря
Рис.11. Lecane (s/str.) ohioensis var. jorroi, Arevalo, панцирь с брюшной стороны
Рис.12. Lecane (Hemimonostyla) undulata, Hauer, задняя часть панциря
Рис.13. Lecane (Monostyla) closterocerca, Schmarda: а-панцирь с брюшной стороны; б-задняя часть панциря и палец
Рис.14. Lecane (Monostyla) hamata, Stokes, панцирь с брюшной стороны
Рис.15. Lecane (Monostyla) copeis, Harring et Myers, панцирь с брюшной стороны
Рис.16. Lecane (Monostyla) rylovi, Tarnogradsky, панцирь с брюшной стороны
Рис.17. Lecane (Monostyla) aubulata, Harring et Myers, панцирь с брюшной стороны
Рис.18. Lecane (Monostyla) goniata, Harring et Myers, панцирь с брюшной стороны
Lecane (Monostyla) copeis (Harring et Myers, 1926)
Редкий вид. По имеющимся сведениям в пределах Европы был найден только в Румынии (Rudescu, 1960) и СССР — в Пермской области (Опарина-Харитонова, 1928). По внешней форме панциря, заднего сегмента, пальца и коготка наши экземпляры (рис.15) почти тождественны описанным Rudescu (I960). Общая длина 108-113 мк, наибольшая ширина 90-102, длина пальца 30, коготка 6 мк. Обнаружен нами в верхнем течении р.Прут у с. Заболотово Ивано-Франковской области, г. Черновицы, с. Новоселица Черновицкой области.
Lecane (Monostyla) rylovi (Tarnogradsky,1961)
Один из редких видов и до последнего времени известен только для Малого озера Беби-сыр и осоково-сфагноваго болота Онарио (Грузия). Найденные нами экземпляры почти тождественны описанным Тарноградским (1931).
Спинная пластинка впереди чуть выпуклая, брюшная — вогнутая. Задний выступ брюшной плаcтинки у наших экземпляров невыраженный. Имеется неcколько продольных и поперечных складок. Коготок без поперечной cкладки у основания (рис. 16). Общая длина 93 мк, длина спинной пластинки 73,6 мк, длина пальца 22 мк. Найден в выростных прудах рыбхоза Гура-Быкулуй (нижняя пойма р. Бык) и в Кучурганоком лимане-охладителе Молдавской ГРЭС среди прибрежной растительности.
Lecane (Monostyla) subulata (Harring et Myers, 1926)
Найденные нами экземпляры по форме панциря более сходны о приведенными Koste (1968). Панцирь продолговатый, овальный, гладкий, передние края почти прямые с двумя маленькими вырезами. Палец с параллельными краями, к концу суживающийся, коготок с серединной продольной линией. Второй членик округлый (рис. 17). Общая длина 64,5 мк, наибольшпя ширина 43,5 мк, длина брюшной пластинки 48, спинной — 46,5 мк, пальца 16,5, коготка 3 мк. По данным Кутиковой (1970), Rudescu (1960), Bartoš (1959), Тарноградского (1961), Koste (1968), является обитателем сфагновых, гипновых и торфяных водоемов с рН до 4,1 (Koste (1962). В СССР описан для Кавказа (Тарноградский, 1961). В Молдавии был найден только летом в одном из выростных прудов рыбхоза Гура-Быкулуй (нижняя пойма р. Бык) среди прибрежной растительности.
Lecane (Monostyla) goniata (Harring et Myers, 1926)
Отличается от описанной Харрингом и Маерсом формы строением заднего спинного края панциря — у наших экземпляров он округлый. Остальные признаки совпадают (рис. 18). Общая длина 198 мк, длина панциря 138 мк, ширина 90 мк, длина пальца 60 мк. Редко встречаемый вид. Для СССP до последнего времени указан , Богословским (1935) лишь для бежецких водоемов Калининской области. В Молдавии был найден нами летом в одном из выростных прудов рыбхоза Гура-Быкулуй (нижняя пойма р. Бык) среди прибрежной растительности.
Lecane (Monostyla) beningi (Tarnogradsky, 1961)
Встречен только в Грузии (Колхидская низменность) в выжимке полуотмершего сфагнума осоко-сфагнового болота Онарио (Тарноградский, 1961). Других сведений о нахождении этого вида нам неизвестно. Найденные нами экземпляры по своим признакам тождественны с описанными Тарноградским (1961), Спинная пластинка широкоовальная, в переднем крае прямо срезанная. Складки, слабовидимые сверху, хорошо вырисовываются при рассмотрении панциря сбоку (рис. 19). Брюшная пластинка удлиненно-овальная, впереди вогнутая, сзади образует широкую лопасть, заходящую за край панциря. По бокам брюшной пластинки, в первой половине панциря, расположено по одному «блестящему тельцу». Сообщение о наличии их по бокам последнего членика ноги нами не подтверждено. Палец ноги слегка расширенный впереди. Общая длина 85 мк; спинная пластинка: длина 73, ширина 52 мк; брюшная пластинка: длина 73, ширина 47 мк; длина пальца 20, коготка 8 мк.
Обнаружен нами весной в Ягорлыкской заводи и летом в выростных прудах рыбхоза Гура-Быкулуй (пойма р. Бык), в обоих случаях среди прибрежной растительности.
Lecane (Monostyla) quadridentata (Ehrenberg,1932)
Панцирь удлиненно-овальной формы с суженными передней и задней частями и расширенной средней. Для вида характерно наличие на переднем крае панциря двух серединных кнаружи согнутых шипов, длина которых варьирует в больших пределах. Боковые углы переднего края с короткими шипами. Передний брюшной край панциря с глубоким треугольным вырезом. Задний край панциря несколько удлиненный и закругленный. Обе стороны панциря гладкие, редко слабогранулированные. Нога двухчлениковая, палец длинный, с параллельными сторонами. Коготок обычно с продольной серединной разделительной линией и двумя хорошо выраженными плечиками. Общая длина 208-234 мк; спинная пластинка: длина 107-141, ширина 98-118 мк; брюшная пластинка: длина 128-162, ширина 93-114 мк, длина пальца 45-86, коготка 14-15 мк. Распространение всесветное. Обычно населяет пресноводные водоемы, встречается и в солоноватоводных.
В Молдавии распространен почти во всех водоемах (пруды, пойменные водоемы Днестра, Прута, Реута, Быка и др., водохранилища рек Днестр, Прут, Реут и др.). Постоянный компонент фитофильных комплексов.
Lecane (Monostyla) stenroosi (Meissner, 1908)
Панцирь широкоовальный. Передний спинной край выпуклый, брюшной по середине вогнутый. Боковые шипы на переднем крае брюшной пластинки хорошо выражены, короткие и согнуты кнутри. В заднем крае брюшная пластинка вытянута в широкий сегмент, заходящий за край панциря. Имеются продольные и поперечные складки. Второй членик ноги ромбовидный. Палец ноги у основания расширенный, суживающийся к концу, с заостренным коготком и двумя псевдокоготками (рис. 20). Общая длина 151-55 мк, наибольшая ширина 72,6-99мк; длина пальца 31-33, коготка 4,5-6,6. Широко распространенный вид (Кутикова, 1970). В Молдавии довольно обычный вид в прудах, в малых и Дубоссарском водохранилищах, в Кучурганском лимане, пойменных водоемах Быка, Реута и др. Был oбнаружен в р. Днестр и верхнем течении р. Прут.

Рис.21. Lecane (Monostyla) punctata, Murray, панцирь с брюшной стороны

Lecane (Monostyla) punctata (Murray, 1913)
Панцирь широкоовальный. Передний край его слабовыпуклый, брюшной немного вогнутый. Спинная пластинка значительно шире брюшной. Задний сегмент узкий и округлый и лишь немного заходит за край панциря. Первый членик ноги неясной формы, второй большой, квадратный с округлыми концами. Палец с параллельными стoронами. Характерная для вида точечная скульптура на всей поверхности панциря (рис. 21). Общая длина 123 мк; брюшная пластинка: длина 67, ширина 54 мк; спинная пластинка: длина 75, ширина 63 мк; длина пальца 33, коготка 5 мк. Вид редкий, указан только для США и СССР (Кутикова, 1970). В пределах СССР был обнаружен в Манычских водоемах (Харии, 1948) и в Большом озере Caкочави в Грузии (Тарноградский, 1961). В единичных экземплярах найден нами среди прибрежной водной растительности прудов рыбхоза Гура-Быкулуй и в Кучурганском лимане-охладителе Молдавской ГРЭС.

Рис.19. Lecane (Monostyla) beningi, Tarnogradsky, панцирь с брюшной стороны
Рис.20. Lecane (Monostyla) stenroosi, Meissner: a-панцирь с брюшной стороны, б-палец
Рис.22. Lecane (Monostyla) pygmea, Daday: а-панцирь с брюшной стороны, б-коготок
Рис.23. Lecane (Monostyla) bulla bulla, Gosse, панцирь с брюшной стороны
Рис.24. Lecane (Monostyla) bulla kutikovi sp. nov., панцирь с брюшной стороны
Рис.26. Lecane (Monostyla) rugosa, Harring, а-панцирь с брюшной стороны, б-задняя часть панциря и палец
Lecane (Monostyla) pygmaea (Daday, 1897)
Панцирь овальный. Передний спинной край слабовыпуклай, брюшной — вогнутый, с небольшой выемкой. Задний сегмент заходит за край панциря. Второй членик ноги шестиугольный. Палец у основания несколько утолщенный, суживающийся дистально, в серединной части с перехватом. Коготок с хорошо выраженным продольным вырезом и плечиками (рис. 22). Общая длина 89-110 мк, наибольшая ширина панциря 54-63 мк; длина пальца 30-33, коготка 4 мк. Указан исключительно для сфагнума (Rudescu, 1960; Тарноградский, 1961; Кутикова, 1970). В СССР приводится для Пермской, Ивановской областей (Опарина-Харитонова, 1928; Кордэ, 1927) и Кавказа (Тарноградский, 1961). Нами был найден в верхнем течении р. Прут ниже города Черновцы, куда, возможно, попал из заболоченных притоков. Для Молдавии приводится впервые.
Lecane (Monostyla) lunaris (Ehrenberg, 1832)
Один из самых распространенных видов среди Lecanidae. Очевидно, эвритоп, переносит рН от 4,2 до 9 (Оуе, 1952). Встречается в пресных, солоноватых, и морских водах. В СССР распространен повсеместно. Отличается овальной формой панциря, передний край которого с глубокими, округлыми вырезами, параллельными краями относительно длинного пальца, нередко с двумя кольцеобразными перехватами, вырезом на коготке и плечиками. Общая длина 152-176 мк; спинная пластинка: длина 91-112, ширина 77-99 мк, брюшная пластинка: длина 94-115, ширина 52-85 мк, пальца 44-63, длина коготка 6,6-11 мк. В Молдавии встречается повсеместно.
Lecane (Monostyla) bulla bulla (Gosse, 1832)
Панцирь продолговато-овальный. Передний край спинной пластинки слабовогнутый с характерным «U» вырезом посередине, брюшной — c глубоким V- образным вырезом и поперечной складкой.
Задний сегмент заходит за край ноги. Палец с параллельными сторонами обычно без перехвата, но встречаются экземпляры и с перехватом. Коготок заостренный, с плечиками (рис. 23). Космополит, очевидно, эвритопный и эвритермный вид. В СССР встречается повсеместно. Размеры его сильно варьируют. Общая длина 170-230 мк; спинная пластинка: длина 120-151,8, ширина 78-80, брюшная пластинка: длина 87-129, ширина 68-91, длина пальца 53-72,3, коготка 15-19,8 мк. В Молдавии обитает почти во всех водоемах, особенно в тех, где имеется растительность.
Lecane (Monostyla) bulla kutikovi sp. nov
Найдено несколько экземпляров этого вида в Кучурганском лимане-охладителе Молдавской ГРЭС в июне среди зарослей Cladophopa эпифитирующих на тростнике. Эта форма по внешнему виду и размерам ближе всего к L. bulla diaboliсa, однако отличается oт последней рядом характерных признаков — формой панциря, строением переднего края обеих пластинок, заднего сегмента, ноги и наличием хорошо выраженных глубоких продольных складок на обеих пластинках (рис.24). Панцирь необычайно удлиненно-эллиптической формы. Передние края обеих пластинок одинакового строения в виде небольших углублений, у основания срезанные. Спинная пластинка шире брюшной, заканчивается в заднем крае широким сегментом, заходящим за край ноги. Второй членик ноги почти округлый. Палец с параллельными краями и перехватом. Коготок с плечиками. Общая длина 221,1 мк; спинная пластинка: длина 145,2, ширина 58,4 мк, брюшная пластинка: длина 138,7, ширина 66 мк, длина пальца 66, коготка 9,9 мк.

Рис.25. Lecane (Monostyla) furcata, Murray, панцирь с брюшной стороны

Lecane (Monostyla) furcata (Murray, 1913)
Отличительный признак этого вида — параллельные края пальца ноги. Спинная пластинка почти округлая, брюшная широкоовальная. На панцире имеется несколько коротких продольных складок. Передние края панциря совпадающие, слабовыпуклые. Брюшная пластинка в переднем крае с большими боковыми углами, в заднем округлая и выступающая за задний край. Палец относительно короткий, менее половины длины панциря. Коготки сильно расходящиеся, разделенные V-образным вырезом (рис. 25). Общая длина 100 мк; спинная пластинка: длина 60-68, ширина 75 мк; брюшная пластинка: длина 64-78, ширина 50-57 мк; длина пальца 25, коготка 4,5 мк. По данным Тарноградского (1961), почти эвритопный вид, что подтверждается Кутиковой (1959) при исследовании водоемов Латвии. На Кавказе был обнаружен высоко в горах (до 2880 м) у подножия ледников, в сфагновых озерах и болотах, эвтрофных озерах, карьерах, оросительных каналах, рисовых полях, родниковых и харовых лужах (Тарноградский, 1930, 1961; Вейсиг, 1937, 1939; Фадеев, 1925). В Молдавии был обнаружен в единичных экземплярах среди прибрежной растительности в выростпых прудах рыбхоза Гура-Быкулуй (пойма р. Бык) в июле-августе.
Lecane (Monostyla) rugosa (Herring, 1914)
Панцирь широкоовальный. Передний спинной край несколько выпуклый, брюшной в отличие от описанного Л. А. Крутиковой (1970), слабовогнутый. Боковые углы переднего края небольшие. Задний сегмент заходит за края ноги. Второй членик ноги большой, угловатый, с закругленными краями. Палец с параллельными сторонами, ноготки слабо расходящиеся, дистально заостренные (рис.26). Общая длина 165 мк; спинная пластинка: длина 112,2, ширина 118,8, брюшная пластинка: длина 118,2, ширина 108, 9 мк, длина пальца. 39,6, коготков 6,6 мк.
Относительно редкий вид. Л. А. Кутиковой (1970) указан для США, Панамы, Новой Зеландии, Польши. В СССР встречен в Новгородской, Ивановской и Харьковской областях (Кордэ, 1927; Фадеев, 1927). Нами в единичных экземплярах был обнаружен в зарослях Cladophora, эпифитирующей на тростнике в верховье Кучурганского лимана-охладителя Молдавской ГРЭС.

Литература:
Богословский Л. С, Кулаев И. О. и Ягужинский С. Н. Материалы по изучению бежецких водоемов. — Записки Большевской биол. станции, № 7-8, 1935.
Бызгу С. Е. О гидрохимической характеристике р. Прут и некоторых притоков. Труды 3-й научной конф. молодых ученых Молдавии. 1963.
Вавилов И. Ф. Фауна Камыш-Самарских озер. — Работы Волжской биол. станции, № 10, 2, 1928.
Вейсиг С. Я. Фауна коловраток Закавказья. — Труды Азербайджанского ФАН СССР, 1937.
Вейсиг С. Я. Материалы по гидробиологии рисовых полей. — Труды Зоол. инст. Азерб. АН, 1939.
Калита С. Материалы к познанию зоопланктона водоема «Старая Кубань» близ г. Краснодара. — Работы Северокавказской гидробиологической станции, т. 13, 1930.
Кордэ Н. В. О нескольких коловратках из родов Lecane и Monostyla, новых для фауны России. — Изв. Иваново-Вознесенск. политехнического института, 1927.
Кутикова Л. А. Коловратки фауны СССР. 1970.
Набережный А. И. и Ротарь А. И. Новые и редкие коловратки для фауны СССР из водоемов Молдавии. — Известия АН MСCP, № 5, 1965.
Опарина-Харитонова Н. Я. О нескольких коловратках редких и новых для фауны СССР. — Известия Биологического НИИ при Пермском университете, № 3, 1928.
Тарноградский Д. А. К фауне коловраток Северного Кавказа из родов Lecane, Monostуla и Сolurellа. — Работы Северокавказской гидробиологической станции, т. 3, 1930.
Тарноградский Д. Я. Панцирные коловратки Кавказа. Род Lecane. Nitzch. — Работы Северокавказской гидробиологической станции, т. 7, вып. 12, 1961.
Фадеев Н. Н. К сведениям о фауне озер Закавказья. — Работы Северокавказской гидробиологической станции, т. 1, 1925.
Фадеев Н. Н. Материалы к познанию фауны коловраток СССР. — Труды Харьковского о-ва испытателей природы, № 50, 1927.
Харин Н. Н. Зоопланктон Манычских водоемов. — Ученые записки Ростовского гос.университета, № 12, 1948.
Bartoš Е, Rotatoria. Fauna CSR. Praha, 1959.
Berzina В. Rotatoria. Contribution a 1’etude de la faune d’Afghanistan, 23. Kungl. Fysiogr. Sallskapets i Lund Forhandl, 31, 2, 1961; 5-16.
Harring H. K. and Myers F. I. A revision of the Genera Leсane and Monostyla. The Rotifer fauna Wisconsis, 3, 1926; 315-423
Кoste W. Uber die Rotatorien fauna des Darnsees in Epebei Bramsche, Kreis Bersenburk. Veroff. Naturwiss. Vereins Osnabruc, 30, 1962; 73-137.
Murray J. South American Rotifera. J. Roy. Miсroscop. Soc., 1913, 229-246; 341-362; 449-454.
Myers P. J. Three new brackish water and one new marine species of Rotatoria. Transactions of the american microscopicae Society, vol. 55, 4, 1936; 428-432.
Oue P. van. Annales de la Societe Royale Zoologique de Belgique. T. LXXXIII, fasc. II, 1952.
Rudescu L. Rotatoria. Fаunа RPR, 1960; 594-664.
Rudescu L. Rotiferi din Marea Neagra. Hidrobiol., RPR, n 3, 1961, 281-329.
Varga L. Acta biologica Academiae Scientarum Hungaricae, t.XI, fasc.3, 1960.
Voigt W. Rotatoria. Die Radertiere Mitteleuropas, Berlin, 1957.
Wiszniewski J. Materiaux relatifs a la nomenclature et a la bibliographie des Rotiferes. Polskie arch. Hidrobiol. II (XV), 2, 1954; 7-260.

© 1975. Авторские права на статью — принадлежат А.И.Набережному, С.Г.Ирмашевой (Ин-т зоологии АН МССР).
Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

Апрель 4, 2010 Posted by | Rotatoria | , , , , , | Оставьте комментарий

Экологические паспорта коловраток

Экологические паспорта коловраток водоемов Молдовы
Анализ сведений о коловратках самых разнообразных по типологии водоемов Молдовы приведен нами в ранее опубликованной монографической сводке «Коловратки водоемов Молдавии» /Набережный, 1984/.
В ней подробно рассматривается эколого-фаунистический состав коловраток, иx количественное развитие, биомасса, продукция и их изменения во времени в исследованных водоемах; сведения об их экологии, биологии массовых видов, делается зоогеографический анализ. Приводится разработанная  биотехнологическая схема культивирования коловраток, которая может быть использована для получения «стартового» корма при подращивании личинок промысловых видов рыб в первые дни их жизни.
В настоящей работе, впервые для коловраток водоемов Молдовы сделана попытка составить экологические паспорта для каждого из обнаруженных видов и разновидности. Это удалось осуществить благодаря наличию больших материалов, накопление которых осуществлялось на протяжении более 35 лет в процессе комплексных гидробиологических исследований.
В табличном изложении в статье приведен систематический состав коловраток, водоемы где был обнаружен тот или иной вид, биотопы обитания, индексы сапробности и индикаторные веса.
Для освещения всех этих вопросов, помимо собственных материалов, были использованы данные из работ Е. Ф. Неизвестновой-Жадиной (1949), E. Bartoš (1959), L. Rudescu (1960), Л. А. Кутиковой (1970, 1984), а также многочисленные работы,опубликованные в периодической печати.
В настоящее время доказано, что коловратки, как индикаторы степени органического загрязнения, обладают более широкой валентностью, чем им отведена. Поэтому, для этих целей, целесообразнее использовать комплексы коловраток. Более достоверно о степени загрязнения можно судить по сообществу индикаторных организмов.
Видовой состав и распределение коловраток по водоемам Молдовы

Название организмов Водоем Индекс

сапроб-
ности и
сапробн.
валент-
ность S
Биотоп
Дн Пр мр Дв вр оК Кл п
Надотряд PSEUDOTROCHA
Отряд PLOIMIDA
Семейство Notommatidae
Род Notommata Ehrenberg, 1830
Notommata copeus
Ehrenberg, 1834
+ + + O; 1,0 пр,зв,ф
Notommata collaris (Ehrenberg, 1832) + O-B;1,5 зв,ф
Notommata pachyura (Gosse, 1886) + O-B;1,5 пр,ф,зв
Notommata doneta Harring et Myers, 1922 + O-B;1,5 пр,зв,ф
Notommata silpha Gosse, 1886 + O-B;1,5 пр,ф,б
Notommata groenlandica Bergendal, 1892 + O; 1,0 пр,ф
Notommata paracyrtopus Beauchamp, 1932 + O-B;1,8 пр,ф,эп
Notommata diasema Myers, 1936 + + O;1,0 пр,пс
Notommata aurita (Müller, 1786) + O;1,0 пр,ф,зв

Род Pleurotrocha Ehrenberg, 1830

Pleurotrocha petromyzon Ehrenberg, 1830 + О;1,0 пр,ф,зп
Pleurotrocha constricta Ehrenberg, 1832 + О-В;1,5 пр,зп,ф
Род Cephalodella Bory de St. Vincent, 1826
Cephalodella eva (Gosse, 1887) + + О-В;1,5 пр,пс,ф
Cephalodella fluviatilis (Zawadowsky, 1926) + О-В;1,5 пр,ф
Cephalodella armata Rudescu, 1960 + О-В;1,5 пр,ф
Cephalodella catellina, catellina (Müller, 1786) + + + + + О-В;1,5 пр,ф,эв
Cephalodella c. botezati Rodewald, 1935 + + О-В;1,5 пр,ф,эв

Cephalodella c. minor  Naberejni, 1984  

+ + О-В;1,5 пр,ф,эв
Cephalodella с. major   Zawadowsky, 1926 + О-В;1,5 пр,ф
Cephalodella crassipes (Lord, 1903) + О-В;1,5 пр,пс,ф
Cephalodella globata (Gosse, 1887) + В;2,0 пр,ф
Cephalodella gracilis (Ehrenberg, 1832) + О-В;1,5 пр, пс, ф, эв
Cephalodella gracilis gracilis (Ehrb., 1832) + О-В;1,8 пр,пс,ф
Cephalodella auriculata (Müller, 1773) + О-В;1,5 пр, пс, ф, пф
Cephalodella delicata Wulfert, 1937 + O;1,0 б,зв
Cephalodella tenuior (Gosse, 1886) + O;1,2 пр,пс
Cephalodella jakubski Wiszniewski, 1953 + О-В;1,5 пр,эп
Cephalodella sterea Gosse, 1887 + B;2,0 б,зв
Cephalodella s. mutata Donner, 1949 + B;2,0 б,зв,эп
Cephalodella megalochephala (Glasscott, 1893) + + О-В;1,5 пр,ф
Cephalodella megalocephala compressa Donner, 1949 + + + + О-В;1,5 пр,ф
Cephalodella m. megalocephala (Glasscott, 1893) + + + О-В;1,5 пр,ф, пс
Cephalodella forficula   (Ehrenberg, 1831) + + О-В;1,5 б,пс,ф
Cephalodella deformis Donner, 1949 + О-В;1,5 б,зв
Cephalodella panarista Myers, 1924 + + О-В;1,5 пр,ф
Cephalodella remanei remanei Wiszniewski, 1934 + О;1,5 пр, пс, зв
Cephalodella hoodi (Gosse, 1886) + + + + О-В;1,5 пр,зв
Cephalodella exigua (Gosse, 1886) + + О-В;1,5 пр,пс
Cephalodella forficata forficata (Ehrenberg, 1832) + О-В;1,5 пр,зв
Cephalodella   tenuiseta (Burn, 1890) + B;2,0 б,зв
Cephalodella t. tenuiseta (Burn, 1890) + B;2,0 б,зв
Cephalodella misgurnus   Wulfert, 1937 + + B;2,0 б,зв
Cephalodella gibba (Ehrenberg, 1832) + + + + + + + + B;2,0 пр,пс,зв эп,эвр
Cephalodella gibba gibba (Ehrenberg, 1832) + + + + + + + + B;2,0 пр,пс,зв эп,эвр
Cephalodella nana   Myers, 1924 + + + + + O;1,0 пр,зв
Cephalodella gusuleaci   Rodewald, 1935 + О-В;1,5 пр,ф
Cephalodella pachydactyla Wulfert, 1937 + О-В;1,5 пр,эп

Род Metadiaschiza Fadeev, 1925

Metadiaschiza trigona (Rousselet, 1895) + О;1,0 пр,ф

Род  Pseudoharringia Fadeev, 1925

Pseudoharringia similis Fadeev, 1925 + + B;1,6 пл,ф

Род   Monommata  Bartsch,  1870

Monommata aequalis (Ehrenberg, 1832) + О-В;1,5 пр,ф
Monommata longiseta (Müller, 1786) + + + + + + О-В;1,5 пр,ф

Monommata grandis  Tessin, 1890

+ О-В;1,5 пр,ф
Род Itura Harring et Myers, 1928
Itura aurita aurita (Ehrenberg, 1830) + О-В;1,5 пр,зв

Род Eosphora Ehrenberg, 1830

Eosphora ehrenbergi Weber, 1918 + О-В;1,5 пр,ф

Eosphora najas   Ehrenberg, 1830

+ + О-В;1,5 пр,пф,ф
Род Scaridium   Ehrenberg, 1830
Scaridium longicaudatum (Müller, 1786) + + O;1,3 пр,пс,ф
Семейство Trichocercidae
Род Trichocerca   Lamarck, 1801
Подрод Diurella Bory de St.Vincent, 1824
Trichocerca (D.) collaris (Rousselet, 1896) + + О-В;1,5 пр,б,зв
Trichocerca (D.) vernalis (Hauer, 1936) + O;1,0 пр,ф
Trichocerca (D.) brachyura (Gosse, 1851) + + + O;1,0 пр, пс, эвр,зв
Trichocerca (D.) tigris (Müller,1786) + + O;1,2 пр, пф, пс
Trichocerca (D.) weberi (Jennings, 1903) + O;1,0 пр,зв
Trichocerca (D.) inermis (Linder, 1904) + + O;1,0 пл,ф
Trichocerca (D.) dixon-nuttalli (Jennings, 1903) + + + O;1,0 пр,пс
Trichocerca (D.) rousseleti (Voigt, 1902) + + O;1,0 пр, пл, эвр, ф
Trichocerca (D.) uncinata (Voigt, 1902) + O;1,0 пр, пс, пф, зв
Trichocerca (D.) tenuior (Gosse, 1886) + + + + O;1,0 пр, пс, пф, зв, эвр
Подрод Trichocerca Lamarck, 1801
Trichocerca (D.) porcellus (Gosse, 1886) + O;1,2 пр,зв, б, пс
Trichocerca (D.) similis (Wierzejski, 1893) + + + + O-B;1,5 пр,б
Trichocerca (s.str.) bicristata (Gosse, 1887) + + + + O-B;1,5 пр,б,пл пс, зв, эвр
Trichocerca (s.str.) elongata (Gosse, 1886) + + + + + O-B;1,5 пр,б,ф
Trichocerca (s.str.) rattus (Müller, 1776) + + + + + + + + O-B;1,5 пр, пф, зв,эвр
Trichocerca (s.str.) r. carinata (Ehr., 1930) + + + + + + + + O-B;1,5 пр, пф, зв
Trichocerca (s.str.) r. rattus (Müller, 1776) + + + O-B;1,5 пр, пф, зв
Trichocerca (s.str.) pusilla (Lauterbom, 1898) + + + + + O-B;1,5 пр, пф, зв, пл, эвр
Trichocerca (s.str.) stylata (Gosse, 1851) + + + + O;1,3 пр, пф, зв,эвр
Trichocerca (s.str.) cylindrica (Imhof, 1891) + + + O;1,0 пл, пр, зв, эвр
Trichocerca (s.str.) capucina (Wierz. et Zach. 1893) + + + + + + + + O;1,0 пр, пл, зв
Trichocerca (s.str.) lophoessa (Gosse, 1886) + O-B;1,5 пр, зв
Trichocerca (s.str.) iernis (Gosse, 1887) + + O-B;1,5 пр, ф
Trichocerca (s.str.) rosea (Stenroos, 1898) + + + O;1,0 пр,зв,ф
Trichocerca (s.str.) longiseta (Schrank, 1802) + + + + O;1,2 пр, пл, пс, эвр

Род Elosa Lord, 1891

Elosa worallii Lord, 1891 + O-B;1,5 б,пс,зв
Примечание: Водоем: Дн — Днестр, Пр — Прут, мр — малые реки, Дв — Дубоссарское водохранилище, вр — водохранилища на малых реках, оК — оз.Кагул, Кл — Кучурганский лиман-охладитель ГРЭС, п — пруды; Индекс сапробности: О — олиго -, В — бета -, А — альфа -, Р — полисапробный индексы; Биотопы: эвр — эвритопный, пр. — прибрежный, ф — фитофильный, п — прикрепленный, эп — эпибионтный, пс — псаммофильный, пл — планктонный, б — пелофильный, пф — в обрастаниях, зв — в заболоченных водоемах.
Название организмов Водоем Индекс
сапроб-
ности и
сапробн.
валент-
ность S
Биотоп
Дн Пр мр Дв вр оК Кл п
Семейство Gastropodidae
Род Gastropus Imhof, 1888

Gastropus stylifer   Imhof, 1891

+ + O;1,0 пр,ф,пл зв, эвр
Род Postelausa  Hilgendorf, 1899
Postolausa minor (Rousselet, 1892) O-B;1,5 пр,зв,ф
Postclausa hyptopus (Ehrenberg, 1838) + O;1,1 пр,ф,зв
Род Ascomorpha  Perty,1850
Ascomorpha ecaudis  Perty, 1850 + O;1,3 пр, пл, пс, зв
Род Ghromogaster Lauterborn,1893
Chromogaster ovalis (Bergendal, 1892) + O;1,2 пл
Семейство Synchaetidae

Род Synchaeta Ehrenberg, 1832

Synchaeta grandis   Zacharias, 1893 + + O;1,4 пл,зв
Synchaeta stylata Wierzejski, 1893 + + + + + + + + O;1,0 пл
Synchaeta oblonga   Ehrenberg, 1831 + + + + + + + B;1,75 пл,пс
Synchaeta pectinata Ehrenberg, 1832 + + + + + + O-B;1,5 пл
Synchaeta kitina   Rousselet, 1902 + + O;1,4 пл
Synchaeta tremula (Müller, 1786) + + + O;1,3 пл,эвр

Род Polyarthra Ehrenberg, 1834

Polyarthra luminosa Kutikova, 1962 + + + + O-B;1,5 пл
Polyarthra vulgaris   Carlin, 1943 + + + + + + B;1,85 пл
Polyarthra dolichoptera   Idelson, 1925 + + + + + + + + B;1,5 пл
Polyarthra dolichoptera dolichoptera Idelson,  1925                + + + + + + + + B;1,5 пл,эвр
Polyarthra dissimulans   Nipkow, 1952 + O-B;1,5 пл
Polyarthra longiremis, Carlin, 1943 + + O;1,0 пл
Polyarthra minor, Voigt, 1904 + + + X-O;0,5 пл,зв
Polyarthra remata   Skorikov, 1896 + + + + O;1,0 пл
Polyarthra major   Burckhardt, 1900 + + + + + + + + O;1,2 пл
Polyarthra euryptera   Wierzejski, 1891 + + + + + O;1,2 пл
Род Ploesoma Herrick, 1885
Ploesoma truncatum (Levander, 1894) + + O;1,0 пл,пр
Ploesoma lenticulare   Herrick, 1885 + + O;1,0 пл
Ploesoma triacanthum (Bergendal, 1892) + + O;1,0 пл,пр, зв,ф
Род Bipalpus Wierz. et Zach., 1893
Bipalpus hudsoni (Imhof, 1891) + + + + + + O;1,0 пл
Семейство Lindiidae
Род Lindia Dujardin, 1841

Подрод Lindia Dujardin, 1841

Lindia (s. str.) truncata (Jennings, 1894) + + O-B;1,5 пр,пс,ф
Lindia (s. str.) torulosa Dujardin, 1841 + + + + O;1,0 пр,б,ф, пс

Lindia (s. str.) janickii   Wiszniewski, 1934

+ + O-B;1,5 пр,пс
Семейство Dicranophoridae

Род Dicranophorus Nitzsch,1827

Dicranophorus proclestes  Harring et Myers, 1928      + + O-B;1,5 пр,зв,ф
Dicranophorus rosa (Gosse, 1887) + O-B;1,5 пр,ф
Dicranophorus forcipatus (Müller, 1786) + O-B;1,5 пр,эп
Dicranophorus grandis (Ehrenberg, 1832) + + O-B;1,5 пр,эп
Dicranophorus hauerianus Wiszniewski, 1939 + + O-B;1,5 пр,эп
Dicranophorus h. hauerianus Wiszniewski, 1939 + + O-B;1,5 пр,б,ф
Dicranophorus h. brachygnatus Wiszniewski, 1939 + O-B;1,5 пр,ф
Dicranophorus epicharis Harring et Myers, 1928 + O-B;1,5 пр,б,ф

Dicranophorus artamus lepsii Harring et Myers, 1928

+ B;2,0 пл, пр, пс, эп
Dicranophorus caudatus (Ehrenberg, 1843) + B;2,0 пл,пс
Dicranophorus prionacis Harring et Myers, 1928 + B;2,0 б,пс
Род Paradicranophorus Wiszniewski, 1929

Paradicranophorus aculeatus (Neiswestnowa-Shadina, 1935)

+ O-B;1,5 пл,пс
Paradicranophorus hudsoni (Glasscott, 1893) + + B;2,0 б,пс
Род Encentrum Ehrenberg, 1838
Подрод Encentrum Ehrenberg, 1838 
Encentrum (s.str.)   asellicola   Bartoš, 1959 + B-A;2,5 пр,эп

Encentrum (s.str.)  belluinum Harring et Myers, 1928

+ O-B;1,5 пр,ф
Encentrum (s.str.)   fluviatilis Wulfert, 1939 + O-B;1,5 пр,б

Encentrum (s.str.)  martoides Fott, 1960

+ O-B;1,5 пр,б,эп
Encentrum (s.str.)   gulo  Wulfert, 1936 + O-B;1,5 пр,б,эп
Род Aspelta Harring et Myers, 1928
Aspelta circinator (Gosse, 1886) + O;1,0 пр,зв,ф
Семейство  Asplanchnidae
Род Asplanchna  Gosse, 1850
Asplanchna herricki Guerne, 1888 + O;1,0 пл,эвр
Asplanchna henrietta Langhans, 1906 + + + + + O;1,0 пл
Asplanchna priodonta Gosse, 1850 + + + + + + + + O-B;1,5 пл,эвр
Asplanchna p. priodonta Gosse, 1850 + + + + + + + + O-B;1,5 пл
Asplanchna priodonta helvetica Imhof, 1884 + + + + + O-B;1,5 пл
Asplanchna sieboldi (Leydig, 1854) + + + + + + + + O-B;1,5 пл
Asplanchna brightwelli Gosse, 1850 + + + B-A;2,5 пл
Asplanchna girodi Guerne, 1888 + + + + + O-B;1,5 пл,эвр
Род Asplanchnopus Guerne, 1888
Asplanchnopus multiceps (Schrank, 1793) + + O-B;1,5 пл,эвр, зв
Семейство Microcodinidae
Род Microcodon  Ehrenberg, 1830

Microcodon clavus Ehrenberg, 1830

+ + + X-O;0,5 пл,зв

Семейство Lecanidae

Род Lecane Hitzsch, 1827
Lecane (s.str.) plesia Myers, 1936 + + O-B;1,5 пр
Lecane (s.str.) luna balatonica Varga, 1945 + + + + O-B;1,5 пр,ф

Lecane (s.str.) luna presumpta Ahlstrom, 1938

+ O-B;1,5 пр,б
Lecane (s.str.) luna luna Müller, 1776 + + + + + + + + O-B;1,5 пр,эвр
Lecane (s.str.) flexilis (Gosse, 1889) + O;1,1 пр,зв,ф, эп
Lecane (s.str.) ungulata (Gosse, 1887) + + + + + + O-B;1,5 пр,ф
Lecane (s.str.) curvicornis (Murray, 1913) + O-B;1,5 пр,зв
Lecane (s.str.) arcula Harring, 1914 + + + O-B;1,5 пр,зв,ф
Lecane (s.str.) aculeata (Jakubski, 1912) + O-B;1,5 пр,пс,б, ф
Lecane (s.str.) crepida   Harring, 1914 + O-B;1,5 пр,б,ф
Lecane (s.str.) mira (Murray, 1913) + + O-B;1,5 пр,б
Lecane (s.str.) hastata (Murray, 1913) + + + + + O-B;1,5 пр,пл
Lecane (s.str.) verecunda   Harring et Myers, 1926   + O-B;1,5 пр,пл
Lecane (s.str.) elsa Hauer, 1931 + O-B;1,5 пр,б
Lecane (s.str.) papuana (Murray, 1913) + O-B;1,5 пр,ф
Lecane (s.str.) magna (Stenroos, 1898) + O-B;1,5 пр,б
Lecane (s.str.) elasma Harring et Myers, 1926 + O-B;1,5 пр,б,пс
Lecane (s.str.) tenuiseta  Harring, 1914 + + O-B;1,5 пр, зв, эвр,ф
Lecane (s.str.) t. tenuiseta Harring, 1914 + + O-B;1,5 пр,зв, эвр,ф
Lecane (s.str.) t. punctata Carlin — Hilson, 1934      + + O-B;1,5 пр,зв,ф
Lecane (s.str.) o. ohioensis (Herrick, 1885) + + O-B;1,5 пр,зв,ф
Lecane (s.str.) o. jorroi (Arevalo, 1918) + + O-B;1,5 пр,зв,ф
Lecane (s.str.) ludwigii (Eckstein, 1882) + + + O-B;1,5 пр,зв, эвр,ф
Lecane (s.str.) hornemanni (Ehrenberg, 1834) + O-B;1,5 пр,зв,ф
Lecane (s.str.) gissensis Eckstein, 1883 + O;1,0 пр,зв,ф
Подрод Hemimonostyla Bartoš,1959
Lecane (H.) undulata Hauer, 1938 + O-B;1,5 пл
Подрод Monostyla Ehrenberg, 1930
Lecane (M.) pyriformis (Daday, 1905) + + B;1,0 пр,б,зв
Lecane (M.) closterocerca (Schmarda, 1859) + + + + + + + + O-B;1,5 пр, пс, эвр,эп
Lecane (M,) arcuata (Bryce, 1891) + O;1,0 пр,пс,ф, эвр
Lecane (M.) hamata (Stokes, 1896) + + + + + + + + O;1,0 пр,пс, ф,эвр
Lecane (M.) copeis (Harring et Myers, 1926) + O;1,0 пр,ф
Lecane rylovi   Tarnogradsky,  1961 + + O;1,0 пл,зв
Lecane (M.) subulata (Harring et Myers, 1926) + O;1,0 пр,зв
Lecane (M.) goniata (Harring et Myers, 1926) + O;1,0 пр,зв
Lecane (M.) beningi Tarnogradsky, 1961 + + O-B;1,5 пр,зв,ф
Lecane (M.) lammelata (Daday, 1893) + O-B;1,5 пр,б
Lecane (M.) quadridentata (Ehrenberg, 1832) + + + + + + + + O-B;1,5 пр,б,ф
Lecane (M.) obtusa (Myrray, 1913) + O-B;1,5 пр,б,зв
Lecane (M.) stenroosi (Meissner, 1908) + + + + + + O-B;1,5 пр,б,ф
Lecane (M.) cornuta cornuta (Müller, 1786) + O-B;1,5 пр,ф
Lecane (M.) punctata (Murray, 1913) + + O-B;1,5 пр,ф
Lecane (M.) pygmaea (Daday, 1897) + O-B;1,5 пр,зв
Lecane (M.) lunaris (Ehrenberg, 1832) + + + + + + + + B;1,5 пр, пл, зв
Lecane (M.) bulla diabolica (Hauer, 1936) B-A;2,5 б,зв
Lecane (M.) bulla bulla (Gosse, 1886) + + + + + + + + O-B;1,5 пр,б,ф
Lecane (M.) bulla kutikovi Naberejni, Irmacheva, 1975 + O-B;1,5 пр,зв, ф, б
Lecane (M,) furcata (Murray, 1913) + O-B;1,5 пр,зв,ф
Lecane (M.) rugosa   (Harring, 1914) + O-B;1,5 зв
Название организмов Водоем Индекс
сапроб-
ности и
сапробн.
валент-
ность S
Биотоп
Дн Пр мр Дв вр оК Кл п
Примечание: Водоем: Дн — Днестр, Пр — Прут, мр — малые реки, Дв — Дубоссарское водохранилище, вр — водохранилища на малых реках, оК — оз.Кагул, Кл — Кучурганский лиман-охладитель ГРЭС, п — пруды; Индекс сапробности: О — олиго -, В — бета -, А — альфа -, Р — полисапробный индексы; Биотопы: эвр — эвритопный, пр. — прибрежный, ф — фитофильный, п — прикрепленный, эп — эпибионтный, пс — псаммофильный, пл — планктонный, б — пелофильный, пф — в обрастаниях, зв — в заболоченных водоемах.

Семейство Proalidae

Род Proalinopsis Weber, 1918
Proalinopsis caudatus (Collins, 1872) + O-B;1,5 б,ф,зв
Род Proales  Gosse, 1886
Proales sigmoidea (Skorikov,1896) + O-B;1,5 пр,пл,ф
Proales daphnicola (Thompson, 1892) + O-B;1,5 пр,ф,эп
Proales micropus (Gosse, 1886) + O-B;1,5 пр,зв

Семейство  Epiphanidae

Род Microcodides Bergendal, 1892
Microcodides chlaena (Gosse, 1886) + + + + O-B;1,5 пр,зв,ф
Род Proalides Beauchamp, 1907
Proalides subtilis Rodewald, 1940 + O-B;1,5 б,пс,пл
Proalides tentaculatus Beauchamp, 1907 + O-B;1,5 пл
Род Epiphanes Ehrenberg, 1832
Epiphanes brachionus (Ehrenberg, 1837) + + O-B;1,5 пр,зв,ф
Epiphanes b. brachionus (Ehrenberg, 1837) + + O-B;1,5 пр,зв,ф
Epiphanes b. spinosus (Rousselet, 1901) + + B;2,0 пр,зв,ф
Epiphanes macroura (Barrois et Daday, 1894) + O-B;1,5 пл
Epiphanes senta (Müller, 1773) + + + A;3,5 пл
Epiphanes clavulata (Ehrenberg, 1832) + + O-B;1,5 пр,ф
Семейство  Trichotriidae
Род Wolga Skorikov, 1903
Wolga spinifera (Western, 1894) + + + + + + O-B;1,5 пр,пл,ф
Род Trichotria Bory de St.Vincent, 1827
Trichotria truncata (Whitelegge, 1889) + + O;1,2 пр,зв
Trichotria t. truncata (Whitelegge, 1889) + + O;1,2 пр,зв
Trichotria t. longispina (Rodewald, 1934) + O;1,2 б,зв
Trichotria t. aspinosa (Rodewald, 1934) + + O;1,2 б,зв
Trichotria pocillum (Müller, 1776) + + + + + + + + O;1,1 пр,б,ф
Trichotria p. pocillum (Müller, 1776) + + + + + + + + O;1,1 пр,б,ф
Trichotria p. bergi (Meissner, 1906) + + + + + + + + O;1,1 пр,б,ф
Trichotria similis (Stenroos, 1898) + + O;1,1 пр,ф
Trichotria tetractis (Ehrenberg, 1830) + + + + + + + + O;1,1 пр,пл,пс
Trichotria t. tetractis (Ehrenberg, 1830) + + + + + + + + O;1,1 пр,пл,пс
Trichotria t. paupera (Ehrenberg, 1830) + + O;1,1 пр,б,эп
Trichotria curta (Skorikov,1914) + + + + O;1,1 б
Семейство Mytilinidae
Род Mytilina Bory de St. Vincent, 1826
Mytilina mucronata (Müller, 1773) + + + + + + + B;1,7 пр,пл,б, зв
Mytilina m. mucronata (Müller, 1773) + + + + + + B;1,7 пр,пл,б, зв
Mytilina m. spinigera (Ehrenberg, 1832) + + + B;1,85 пр,пл,б, зв
Mytilina ventralis (Ehrenberg, 1832) + + + + + O;1,0 пр,пл,ф
Mytilina ventralis redunca (Ehrenberg, 1832) + + + + + O;1,o пр,пл,ф
Mytilina ventralis brevispina (Ehrenberg, 1832) + + O-B;1,5 пр,ф
Mytilina ventralis ventralis (Ehrenberg, 1832) + + + + + O-B;1,5 пр,пл,ф, зв
Mytilina ventralis macracantha   Gosse, 1886 + + O-B;1,5 пр,пл,ф, зв
Mytilina bicarinata (Perty, 1850) + O-B;1,5 пр,пл
Mytilina mutica (Perty, 1850) + + + + O-B;1,5 пр,ф
Mytilina videns (Levander, 1894) + + + + O-B;1,5 пр,б,зв
Род Lophocharis  Ehrenberg,1838
Lophocharis lepadelloides (Rodewald, 1935) + O-B;1,5 пр,ф
Lophocharis oxysternon (Gosse, 1851) + + + + O;1,2 пл,пр,ф
Lophocharis salpina (Ehrenberg, 1834) + + + O-B;1,5 пр,пл,ф
Род Colurella Bory de St. Vincent, 1824
Colurella gastracantha (Hauer, 1934) + O-B;1,5 пр,эвр
Colurella hindenburgi (Steinecke, 1817) + O-B;1,5 пр, б,ф, зв
Colurella obtusa   (Gosse, 1886) + + + + + + + + O;0,8 пр,б,пс, ф
Colurella obtusa obtusa (Gosse, 1886) + + + + + + + + O;0,8 пр,б,пс, ф
Colurella obtusa aperta Hauer, 1936 + O;0,8 пр,б,пс, ф
Colurella adriatica   Ehrenberg, 1931 + + + + + O;0,7 пр,эвр
Colurella colurus (Ehrenberg, 1830) + + + O;1,15 пр,эвр
Colurella colurus colurus (Ehrenberg, 1830) + + + + O;1,15 пр,эвр
Colurella colurus compressa Luck, 1912 + + + O;1,15 пр,эвр
Colurella uncinata (Müller, 1773) + + O;1,0 пр,пс, ф, эвр
Colurella uncinata uncinata (Müller, 1773) + + + + O;1,0 пр,пс,ф
Colurella u. bicuspidata (Ehrenberg, 1832) + O-B;1,5 пр,пл,ф
Colurella u. deflexa (Ehrenberg, 1834) + O-B;1,5 пр,пл,ф
Род Lepadella Bory de St. Vincent, 1826
Подрод Lepadella Bory de St. Vincent, 1826
Lepadella (s.str.) costata Wulfert, 1940 + O;1,0 пр,зв,ф
Lepadella (s.str.) quinquecostata (Lucks, 1912) + + O-B;1,5 пр,зв,ф
Lepadella (s.str.) amphitropis   Harring, 1916 + O-B;1,5 пр,зв,ф
Lepadella (s.str.) rhomboides (Gosse, 1886) + O;1,2 пр,б,пл, ф
Lepadella (s.str.) r. rhomboides (Gosse, 1886) + O;1,2 пр,б,пл, ф
Lepadella (s.str.) triptera   Ehrenberg, 1830 + + O1,2 пр, зв
Lepadella (s.str.) quadricarinata (Stenroos, 1898) + + + O-B;1,5 пр, ф

Lepadella (s.str.) q.quadricarinata (Stenroos, 1898)

+ + + + O-B;1,5 пр, ф
Lepadella (s.str.) glossa Wulfert, 1960 + O-B;1,5 пр,зв
Lepadella (s.str.) ovalis (Müller, 1786) + + + + + + + + O-B;1,5 пр, ф
Lepadella (s.str.) patella (Müller, 1773) + + + + + + + + O-B;1,5 эвр, пр, пл
Lepadella (s.str.) p.patella (Müller, 1776) + + + + + + + + O-B;1,5 эвр, пр, пл
Lepadella (s.str.) p. oblonga (Ehrenberg,1834) + O-B;1,5 эвр, пр, пл
Lepadella (s.str.) p. similis (Lucks, 1912) + O-B;1,5 эвр, пр, пл
Подрод Xenolepadella Hauer, 1926
Lepadella (X.) astacicola Hauer, 1926 + O-B;1,5 пр,эп
Lepadella (X.) borealis Harring, 1916 + O-B;1,5 пр,эп

Lepadella (X.) branchicola Hauer, 1926

+ O-B;1,5 пр,эп
Lepadella (X.) lata lata Wiszniewski, 1939 + O-B;1,5 пр,эп

Lepadella (X.) 1. sinuata Wiszniewski, 1939

+ O-B;1,5 пр,эп
Lepadella (X.) 1. ovata Bochko, 1980 + O-B;1,5 пр,эп
Lepadella (X.) prolongata   Naberejni, 1984 + O-B;1,5 пр,эп
Lepadella (X.) raja Wiszniewski, 1939 + O-B;1,5 пр,эп
Lepadella (X.) nana Bochko, 1980 + O-B;1,5 пр,эп
Lepadella (X.) haueri Rodewald, 1935 + O-B;1,5 пр,эп
Подрод Heterolepadella Bartoš, 1955
Lepadella (H.) heterodactyla   Fadeev, 1925 + O;1,0 б,ф
Род Squatinella Bory de St. Vincent, 1826
Squatinella rostrum (Schmarda, 1846) + O;1,0 пр,зв,ф
Squatinella rostrum rostrum (Schmarda, 1846) + O;1,0 пр,зв,ф
Squatinella mutica (Ehrenberg, 1832) + O;1,0 пр,ф,зв
Squatinella tridentata (Fresenius, 1856) + O;1,1 зв,ф
Название организмов Водоем Индекс
сапроб-
ности и
сапробн.
валент-
ность S
Биотоп
Дн Пр мр Дв вр оК Кл п
Примечание: Водоем: Дн — Днестр, Пр — Прут, мр — малые реки, Дв — Дубоссарское водохранилище, вр — водохранилища на малых реках, оК — оз.Кагул, Кл — Кучурганский лиман-охладитель ГРЭС, п — пруды; Индекс сапробности: О — олиго -, В — бета -, А — альфа -, Р — полисапробный индексы; Биотопы: эвр — эвритопный, пр. — прибрежный, ф — фитофильный, п — прикрепленный, эп — эпибионтный, пс — псаммофильный, пл — планктонный, б — пелофильный, пф — в обрастаниях, зв — в заболоченных водоемах.
Семейство Euchlanidae
Род Diplois Gosse, 1886
Diplois daviesiae Gosse, 1886 + A;2,6 пр,ф,зв
Род Tripleuchlanis Myers, 1930
Tripleuchlanis plicata (Levander, 1894) + O-B;1,5 ф,зв
Tripleuchlanis p. plicata (Levander, 1894) + O-B;1,5 зв,ф
Род Euchlanis Ehrenberg, 1832
Euchlanis meneta Myers, 1930 + + O;1,0 пр,ф
Euchlanis contorta (Wulfert, 1939) + + O;1,0 пф
Euchlanis phryne Myers, 1930 + O-B;1,5 пр,пл
Euchlanis incisa Carlin, 1939 + + O-B;1,5 пр,эвр
Euchlanis arenosa Myers, 1936 + + O-B;1,5 пр,пс
Euchlanis parva Rousselet, 1892 + + O-B;1,5 пр,ф
Euchlanis dilatata Ehrenberg, 1832 + + + + + + + + O-B;1,5 пр,пл,ф
Euchlanis d. unisetata Leydig, 1854 + O-B;1,5 пр,пл,ф
Euchlanis d. lucksiana Hauer, 1930 + + + + O-B;1,5 пр,пл,ф
Euchlanis d. macrura Ehremberg,1832 + O-B;1,5 пр,пл,ф
Euchlanis d. dilatata Ehrenberg,1832 + + + + + + + + O-B;1,5 пр,пл,ф
Euchlanis d. ß-larga Kutikova, 1959 + O-B;1,5 пр,пл,ф
Euchlanis calpidia (Myers, 1930) + + + O-B;1,5 пр,зв
Euchlanis deflexa Gosse, 1851 + + + + O-B;1,5 пр,пф,пл
Euchlanis d. deflexa Gosse, 1851 + + + + O-B;1,5 пр,пф,пл
Euchlanis d. larga Kutikova, 1959 + + O-B;1,5 пр,пф,пл
Euchlanis pyriformis Gosse, 1851 + + O-B;1,5 пр,пф,пл
Euchlanis lyra Hudson, 1886 + + O-B;1,5 пр,пф,пл
Euchlanis l. lyra Hudson, 1886 + O-B;1,5 пр,ф
Euchlanis triquetra Ehrenberg, 1838 + + O;1,2 зв,пр,ф
Род Dipleuchlanis

Dipleuchlanis propatula (Gosse, 1886)

+ + B;2,0 пр,зв
Род Eudactylota Manfredi
Eudactylota eudactylota (Gosse, 1886) + + O-B;1,5 пр,зв

Семейство  Brachionidae

Род Brachionus Pallas, 1766
Brachionus quadridentatus Hermann, 1783 + + + + + + + + B;2,0 пл
Brachionus q. zernovi   Voronkov, 1907 + + B;2,0 пл
Brachionus q. melheni Barrois et Daday, 1894 + + + B;2,0 пл,эвр
Brachionus q. quadridentatus   Hermann, 1783 + + + + + + + + B;2,0 пл
Brachionus q. brevispinus Ehrenberg, 1832 + + + + + + + + B;2,0 пл
Brachionus q. ancylognathus   Schmarda, 1859 + + + + + + B;2,0 пл
Brachionus q. rhenanus Lauterborn, 1893 + + + + + B;2,0 пл
Brachionus q. cluniorbicularis Skorikov, 1894 + + + + + + + + B;2,0 пл,эп
Brachionus variabilis Hempel, 1896 + + + + B;2,0 пл
Brachionus leydigii Cohn, 1862 + + + + + + + + B;2,2 пл
Brachionus l. leydigii Cohn, 1862 + + + + + + + + B;2,2 пл
Brachionus l. quadratus Rousselet, 1889 + + + + + + + B;2,2 пл
Brachionus 1. tridentatus Zernov, 1901 + + + + B;2,2 пл
Brachionus l. tr. tripartitus Leissling, 1924 + + B;2,2 пл
Brachionus l. rotundus Rousselet, 1907 + + + + + B;2,2 пл
Brachionus bennini Leissling, 1924 + + + + + + B;2,2 пл,эвр
Brachionus nilsoni Ahlstrom, 1940 + + + + + + + + A;3,0 эвр
Brachionus urceus (Linnaeus, 1758) + + + + + + + + B;2,2 эвр
Brachionus u. urceus (Linnaeus, 1758) + + + + + + + + B;2,2 эвр
Brachionus u. sericus  Rousselet, 1907 + + B;2,2 пл,эвр
Brachionus rubens   Ehrenberg, 1838 + + + + + + + + A;3,2 пл, эвр, эп
Brachionus plicatilis  Müller, 1786 + + + + + + + B;2,0 пр
Brachionus p.  plicatilis Müller, 1786 + + + + + + + B;2,0 пр
Brachionus p.  rotundiformis Tschugunoff,1921 + B;2,0 пр
Brachionus p. longicornis Fadeev, 1925 + + B;2,0 пр
Brachionus falcatus   Zacharias, 1898 + + + B;2,0 пл
Brachionus bidentata Anderson, 1889 + + + + + B;2,0 пл
Brachionus b. bidentata Anderson, 1889 + + + + + B;2,0 пл
Brachionus b. testudinarius   Jakubski, 1912 + B;2,0 пл
Brachionus b. inermis   Rousselet, 1906 + + + B;2,0 пл
Brachionus budapestinensis Daday, 1885 + + + + + + + + B;2,0 пл
Brachionus b. budapestinensis Daday, 1885 + + + + + + + + B;2,0 пл
Brachionus b. lineatus Skorikov, 1896 + + + + + B;2,0 пл
Brachionus diversicornis (Daday, 1883) + + + + + + + + B;2,0 пл,пр
Brachionus d. diversicornis (Daday, 1883) + + + + + + + + B;2,0 пл,пр
Brachionus d. homoceros (Wierzejski, 1891) + + + B;2,0 пл,пр
Brachionus forficula   Wierzejski, 1891 + + + + B;2,0 пл,пр
Brachionus f. forficula Wierzeiski, 1891 + + + + B;2,0 пл,пр
Brachionus f. volgensis Skorikov, 1914 + + + + B;2,0 пл,пр
Brachionus f. divergens   Padeev, 1925 + + B;2,0 пр,пл
Brachionus f. minor  Voronkov, 1913 + + + + B;2,0 пр,пл
Brachionus f. reducta Gosse, 1826 + B;2,0 пр,пл
Brachionus f. semireducta   Rodewald, 1935 + B;2,0 пр,пл
Brachionus calyciflorus   Pallas, 1766 + + + + + + + + B-A;2,5 пр, пл, эвр
Brachionus c. calyciflorus Pallas, 1766 + + + + + + + + B-A;2,5 эвр,пл
Brachionus с. dorcas Gosse, 1851 + + + + + + + + B-A;2,5 эвр,пр
Brachionus c. anuraeiformis Brehm, 1909 + + + + + + + + B-A;2,5 эвр
Brachionus с amphiceros   Ehrenberg, 1838 + + + + + + + + B-A;2,5 эвр
Brachionus c. spinosus Wierzejski, 1891 + + + + + + + + B-A;2,5 эвр
Brachionus angularis Gosse, 1851 + + + + + + + + B-A;2,5 эвр
Brachionus a. angularis Gosse, 1851 + + + + + + + + B-A;2,5 эвр
Brachionus a. bidens Plate, 1886 + + + + + + + + B-A;2,5 эвр
Brachionus a. aestivus   Skorikov, 1914 + + B;1,9 пр,пл
Род Platyias Harring, 1913
Platyias quadricornis (Ehrenberg, 1832) + + + + + + B;1,8 пр,ф
Platyias q. brevispinus (Daday, 1905) + + B;1,8 пр,ф
Platyias q. quadricornis (Ehrenberg, 1832) + + + + + + B;1,8 пр,ф
Platyias patulus patulus (Müller, 1786) + + + B;1,8 пр,ф
Platyias p. balatonicus Varga, 1944 + B;1,8 пр,ф
Platyias p. leopoldi (Oye, 1926) + B;1,8 пр,ф
Род Keratella Bory de St. Vincent, 1822
Keratella cochlearis (Gosse, 1851) + + + + + + + + O-B;1,5 пл,эвр
Keratella c. hispida   (Lauterborn, 1898) + + + + O;1,15 пл,эвр
Keratella c. macracantha (Lauterborn, 1898) + O;1,2 пл,эвр
Keratella c. leptacantha   Lauterborn, 1900 + + + O;1,2 пл,эвр
Keratella c. robusta (Lauterborn, 1900) + + O;1,2 пл,эвр

Keratella c. macracantha forma micracantha, Lauterborn, 1900

+ O;1,2 пл,эвр
Keratella c. cochlearis (Gosse, 1851) + + + + + + + + O;1,2 пл,эвр
Keratella c. tecta (Gosse, 1851) + + + + + + + + O;1,2 пл,эвр
Keratella irregularis (Lauterborn, 1898) + + + + + O;1,15 пл
Keratella i. irregularis (Lauterborn, 1898) + + + + + O;1,15 пл
Keratella i. angulifera (Lauterborn, 1900) + + + + + O;1,15 пл
Keratella i. connectens, Lauterborn,1900 + + + + + O;1,15 пл
Keratella serrulata (Ehrenberg,1838) + O;1,15 пл
Keratella s. serrulata (Ehrenberg,1838) + O;1,15 пл
Keratella ticinensis (Callerio, 1920) + O-B;1,5 пл
Keratella paludosa paludosa (Lucks, 1912) + O;1,0 зв,пл
Keratella paludosa obtusa  Hauer, 1935 + O;1,0 зв,пл
Keratella testudo testudo (Ehrenberg,1832) + + O;1,15 пл
Keratella hiemalis  Carlin, 1943 + + O;1,15 пл,эвр
Keratella quadrata quadrata (Müller, 1786) + + + + + + + + O-B;1,5 пл
Keratella q. frenzeli (Eckstein, 1895) + + + + O-B;1,5 пл,эвр
Keratella q. reticulata  Carlin, 1943 + + + + O-B;1,5 пл,эвр
Keratella q. disperse Carlin, 1943 + + + O-B;1,5 пл,эвр
Keratella valga valga (Ehrenberg, 1834) + + + O;1,4 пл,эвр
Keratella valga heterospina (Klausener, 1834) + + O;1,4 пл
Keratella v. monospina (Klausener, 1908) + + + + + + O;1,4 пл
Keratella valga brehmi (Klausener, 1908) + + + + O;1,4 пл
Keratella tropica (Apstein, 1907) + + + + + + + + O-B;1,8 пл
Keratella tropica tropica (Apstein, 1907) + + + + + + + + O-B;1,8 пл,эвр
Keratella tropica reducta  Fadeev, 1927 + + + + + + + + O-B;1,8 пл
Keratella tropica aspina  Fadeev, 1927 + O-B;1,5 пл
Род Kellicottia Ahlstrom, 1938

Kellicottia longispina (Kellicott, 1879)

+ + + O;1,25 пл
Род Notholca Gовве, 1886
Notholca squamula (Müller, 1786) + + + + + + + O-B;1,5 пл
Hotholca squamula squamula (Müller, 1786) + + + + + + + O-B;1,5 пл
Notholca sq. mülleri Focke, 1961 + + O-B;1,5 пл
Notholca sq. frigida Jaschnov, 1922 + + + O-B;1,5 пл,пр
Notholca foliacea (Ehrenberg,1838) + O;1,2 пл
Notholca lyrata lyrata Tikhomirov, 1927 + O;1,0 пл
Notholca acuminata (Ehrenberg,1838) + + + + + + + + O;1,2 пл
Notholca acuminata acuminata (Ehrenberg,1832) + + + + + + + + O;1,2 пл
Notholca ac. extensa Olofsson, 1918 + + O;1,2 пл
Notholca sq. limnetica Naberejni, 1984 + O-B;1,5 пл
Notholca labis labis Gosse, 1887 + + + + O;1,3 пл
Род Anuraeopsis Lauterborn, 1960
Anuraeopsis fissa (Gosse,1851) + + + + + + + + O;1,2 пл
Anuraeopsis fissa fissa (Gosse, 1851) + + + + + + + + O;1,2 пл
Название организмов Водоем Индекс
сапроб-
ности и
сапробн.
валент-
ность S
Биотоп
Дн Пр мр Дв вр оК Кл п
Примечание: Водоем: Дн — Днестр, Пр — Прут, мр — малые реки, Дв — Дубоссарское водохранилище, вр — водохранилища на малых реках, оК — оз.Кагул, Кл — Кучурганский лиман-охладитель ГРЭС, п — пруды; Индекс сапробности: О — олиго -, В — бета -, А — альфа -, Р — полисапробный индексы; Биотопы: эвр — эвритопный, пр. — прибрежный, ф — фитофильный, п — прикрепленный, эп — эпибионтный, пс — псаммофильный, пл — планктонный, б — пелофильный, пф — в обрастаниях, зв — в заболоченных водоемах.

Надотряд GNESIOTROCHA

Отряд  MONIMOTROCHIDA
Семейство Flosculariidae
Род Floscularia Cuvier, 1798
Floscularia melicerta (Ehrenberg,1832) + B;1,9 пр,п,зв
Floscularia ringens (Linnaeus, 1758) + + B;1,9 пр,п,зв
Род Limnias Schrank, 1803
Limnias ceratophylli Schrank, 1803 + + + O-B;1,5 пр,п,ф
Limnias melicerta Weisse, 1848 + O;1,0 пр,п,ф
Limnias melicerta melicerta Weisse, 1848 + O;1,0 пр,п,ф
Род Ptygura   Ehrenberg, 1832
Ptygura crystallina (Ehrenberg,1834) + + B;1,95 пр,п,ф
Ptygura melicerta Ehrenberg, 1832 + B;2,0 пр,п,ф
Ptygura socialis (Weber, 1888) + B;2,0 пр,п,ф
Ptygura brachiata (Hudson, 1886) + B;3,0 пр,п,ф
Род Beauchampia Harring, 1913
Beauchampia crucigera (Dutrochet, 1812) + B;1,9 пр,п,ф
Род Sinantherina Bory de St. Vincent, 1826
Sinantherina socialis (Linnaeus, 1758) + B;2,0 пр,п,ф
Род Lacinularia Schweigger, 1920
Lacinularia flosculosa (Müller, 1777) + B;2,0 пр,п,ф
Семейство Conochilidae
Род Conochilus Ehrenberg, 1834
Conochilus hippocrepis (Schrank, 1803) + + + + + O;1,15 пл,эвр
Conochilus unicornis Rousselet, 1892 + + + + O;1,3 пл,эвр
Род Conochiloides Hlava, 1904
Conochiloides natans (Seligo, 1900) + + O;1,3 пл,эвр
Conochiloides deltaicus   Rudescu, 1960 + O;1,3 пл
Conochiloides coenobasis Skorikov, 1914 + O;1,3 пл,эвр
Conochiloides dossuarius (Hudson, 1885) + O;1,3 пл,пр
Семейство Testudinellidae
Род Testudinella Bory de St.Vincent, 1826
Testudinella patina   (Hermann, 1783) + + + + + + + + B;1,85 пл,ф
Testudinella patina patina (Hermann, 1783) + + + + + + + + B;1,85 пл,ф
Testudinella patina intermedia (Anderson, 1889) + + + + + + + B;1,85 пл,ф

Testudinella p. trilobata (Anderson et Shephard,1892)

+ + + + B;1,85 пл,ф
Testudinella sculpturata Bartoš, 1951 + O-B;1,5 пл,ф
Testudinella mucronata (Gosse, 1886) + + + + + + + + O;1,2 пл,ф
Testudinella elliptica (Ehrenberg,1834) + + + B;2,0 ф,пл,эп
Testudinella truncata truncata (Gosse, 1886) + O;1,0 пл,зв,эп
Testudinella sphagnicola   Rudescu, 1960 + + o;1,0 пл,зв
Род Pompholyx Gosse, 1851
Pompholyx complanata Gosse, 1851 + + + + + + + + O-B;1,5 пл
Pompholyx sulcata Hudson, 1885 + + + + + + + + B;1,5 пл
Семейство Filinialae
Род Filinia Bory de St. Vincent, 1824
Filinia cornuta (Weisse, 1847) + O;1,0 пл,зв
Filinia c. cornuta (Weisse, 1847) + O;1,0 пл,зв
Filinia brachiata (Rousselet, 1901) + + + + + + O;1,0 пл, зв, эвр
Filinia passa (Müller, 1786) + + + + + + B;1,8 пл
Filinia terminalis (Plate, 1886) + + + + + + + + O-B;1,5 пл
Filinia maior, (Colditz, 1914) + + + B;2,0 пл
Filinia longiseta longiseta (Ehrenberg,1834) + + + + + + + + B-A;2,5 эвр,пл
Filinia l. limnetica (Zacharias,1893) + + + + + + + + B-A;2,5 эвр,пл
Filinia longiseta minor (Evens, 1949) + B;1,8 пл
Род Fadeewella Smirnov, 1928

Fadeewella minuta Smirnov, 1928

+ O-B;1,5 пл
Род Tetramastix Zacharias, 1898
Tetramastix opoliensis   Zacharias, 1898 + + + + O-B;1,5 пл

Tetramastix opoliensis opoliensis Zacharias, 1898

+ + + + O-B;1,5 пл

Tetramastix o. brevispina Ahlstrom, 1932

+ O;1,0 пл
Семейство Hexarthridae
Род Hexarthra Schmarda, 1854
Hexarthra oxyuris (Zernov, 1903) + + + + + + O;1,0 пл
Hexarthra intermedia (Wiszniewski, 1929) + + + O;1,2 пл
Hexarthra mira (Hudson, 1871) + + + + + B;1,8 пл
Hexarthra fennica (Levander, 1892) + + + + B;1,7 пл
Отряд BDELLOIDEA
Семейство Habrotrochidae Bryce, 1910
Род Habrotrocha Bryce, 1910
Habrotrocha a. angusticollis Murray, 1905 + + + + + + + + O;1,0 пр,зв
Habrotrocha lata (Bryce, 1892) + + O;1,0 пр,зв,ф
Habrotrocha bidens (Gosse, 1851) + + + O;1,0 пр,зв, ф, эвр
Habrotrocha constricta (Dujardin,1841) + + O-B;1,5 пр,ф,эп
Habrotrocha collaris (Ehrenberg,1832) + O;1,0 пр, зв, эвр,эп
Семейство Adinetidae Bryce, 1910
Род Adineta Hudson et Gosse, 1886
Adineta barbata Janson, 1893 + O;1,0 пр,зв
Семейство Philodinidae
Род Rotaria Scopoli, 1777

Rotaria neptunia Ehrenberg, 1832)

+ + + + + + + + A-P;3,8 пр, б, зв, пс

Rotaria trisecata (Weber, 1888)

+ O;1,0 пр,ф

Rotaria сitrina (Ehrenberg,1838)

+ + O;0,9 пр,ф

Rotaria elongata (Weber, 1888)

+ + + O-B;1,5 пр,ф,б

Rotaria tardigrada (Ehrenberg,1832)

+ + + + B-P;2,0 пр, ф, б, эп

Rotaria macroceros (Gosse, 1851)

+ + + + O-B;1,5 пр, б, ф, эвр

Rotaria macrura Ehrenberg, 1832 (Schrank, 1803)

O-B;1,5 пр, б, ф, эп
Rotaria rotatoria (Pallas, 1766) + + + + + + + + A;3,25 пр, б, эп, эвр
Rotaria  sordida sordida (Ehrenberg,1832) + + + X-O;1,0 пр,б,ф
Rotaria neptunoida (Ehrenberg,1832) + B-A;2,55 пр,ф
Род Macrotrachela Milne, 1886

Macrotrachela multispinosa multispinosa
(Thompson,1892)

+ O;1,0 пр,ф,эв
Macrotrachela m. brevispinosa  Murray,1908  + O;1,0 пр,ф,зв
Macrotrachela ehrenbergi (Janson, 1893) + O;1,0 пр,ф,зв
Род Philodina Ehrenberg, 1930

Philodina citrina Ehrenberg, 1832

+ O-B;1,0 пр,ф
Philodina roseola Ehrenberg, 1832 + + + + + + + + O-B;1,5 пр,ф,эвр, эп
Philodina brevipes Murray, 1902 + + O-B;1,5 пр,ф
Philodina megalotrocha Ehrenberg, 1832 + + O-B;1,5 пр,ф
Philodina erytrophtalma Ehrenberg, 1832 + + + O-B;1,5 пр,б,ф
Philodina flaviceps Bryce, 1906 + + + O-B;1,0 пр, ф, эп, зв
Род Dissotrocha Bryce, 1910
Dissotrocha ac. aculeata (Ehrenberg,1832) + + + O-B;1,6 пр,зв,ф
Dissotrocha m. macrostyla (Ehrenberg,1838) + O;1,0 пр,зв,ф
Род Pleuretra Bryce, 1910
Pleuretra brycei (Weber, 1898) + + X-O;0,5 пр,ф,зв
Отряд PAEDOTROCHIDA
Семейство Collothecidae Remane, 1933
Род Collotheca Harring, 1913
Collotheca pelagica (Rousselet, 1893) + + + + O;1,0 эвр,пл
Collotheca mutabilis (Hudson, 1885) + + O;1,0 пл,п

Collotheca atrochoides (Wierzeiski,1893)

+ B;1,8 пл
Семейство Atrochidae
Род Atrochus Wierzejski, 1893

Atrochus tentaculatus   Wierzejski, 1893

+ + O-B;1,5 б,ф,эп
Название организмов Водоем Индекс
сапроб-
ности и
сапробн.
валент-
ность S
Биотоп
Дн Пр мр Дв вр оК Кл п
Примечание: Водоем: Дн — Днестр, Пр — Прут, мр — малые реки, Дв — Дубоссарское водохранилище, вр — водохранилища на малых реках, оК — оз.Кагул, Кл — Кучурганский лиман-охладитель ГРЭС, п — пруды; Индекс сапробности: О — олиго -, В — бета -, А — альфа -, Р — полисапробный индексы; Биотопы: эвр — эвритопный, пр. — прибрежный, ф — фитофильный, п — прикрепленный, эп — эпибионтный, пс — псаммофильный, пл — планктонный, б — пелофильный, пф — в обрастаниях, зв — в заболоченных водоемах.

© Авторские права на статью принадлежат А.И.Набережному, (АН Молдовы)
Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

Февраль 15, 2010 Posted by | Rotatoria | , , , , | Оставьте комментарий

Дубоссарское водохранилище. Зоопланктон.

Дубоссаркое водохранилище. Зоопланктон.
Общеизвестно, что состав и обилие зоопланктона водохранилища зависят не только от физико-химического режима водохранилища, определяемого его морфометрическими и гидродинамическими особенностями, а также от количества и разнообразия зоопланктеров, поступающих в них вместе с водой притоков. И естественно, чем относительно больше приток воды в водохранилище и чем богаче она зоопланктоном, тем в большей степени состав его в водохранилище находится под влиянием зоопланктона основных притоков. В Дубоссарском водохранилище полная смена приточной днестровской воды происходит в среднем через каждые 18-20 дней (Ярошенко, 1957), а в отдельных случаях половодья, через 7-8 дней. Таким образом, водохранилище интенсивно пополняется днестровским зоопланктоном, и без учета этих предпосылок нельзя правильно понять закономерностей формирования зоопланктона и его значения как составной части в кормовой базе рыб Дубоссарского водохранилища.
О большом значении такого явления в формировании зоопланктона водохранилищ указывает В. И. Жадин (1940, 1947, 1950), называя его биологической обеспеченностью. Исходя из этого, мы считаем необходимым, хотя бы в самых кратких чертах, коснуться состава и обилия Днестровского речного зоопланктона, а также степени пополнения им водохранилища.
С этой целью исследования зоопланктона на участке Днестра, занятом водохранилищем, были проведены дважды, в 1951 и 1954 гг. В последующие годы (1955-1959) сезонные его исследования проводились непосредственно выше водохранилища на ст. Каменка. Кроме этого, нами использованы некоторые общие сведения о зоопланктоне русловой части Днестра, приведенные в работах М. Ф. Ярошенко (1957) и В. Л. Гримальского (1957). По этим данным, в видовом составе зоопланктона русла Днестра за годы исследований обнаружено 109 видов. Из 99 видов зоопланктеров, отмеченных в 1947 г., коловратки составляли 72,7, веслоногие, включая их личиночные стадии, — 13,9 и ветвистоусые — 13,1%. В 1954 г. с понижением разнообразия зоопланктона в реке до 72 видов значимость коловраток увеличилась до 77,4%. Стало быть, зоопланктон русловой части Днестра по составу и разнообразию форм характеризуется относительно устойчивым, видовым преобладанием ротаторного комплекса.
Преобладание коловраток в зоопланктоне Днестра установлено и стационарными исследованиями. Так, например, по данным исследований Ярошенко (1957), на стационаре г. Бендеры в 1949 г. из 57 видов зоопланктона, обнаруженных в течение года, 60% составляли коловратки. На стационарах с. Каменка в 1954 г., Дубоссары в 1953 г. и г. Бендеры в 1949-1952 видовой состав коловраток, по данным исследований Гримальского (1957), составлял 63,3 — 71,8% общего разнообразия зоопланктона.
Это же подтвердилось нашими исследованиями, проведенными в 1954 г. на участке р. Каменка — Дубоссары перед заполнением его водохранилищем, и сезонными наблюдениями на гидростворе с. Каменка в период 1955-1959 гг.
Несмотря на то, что экологические условия существования зоопланктеров в разное время и на различных участках реки не одинаковы, ocновными доминирующими формами на протяжении всего Днестра были одни и те же виды — Brachionus angularis, Braсhionus capsuliflorus, Brachionus urceolaris, Keratella cochlearis, Anuraeopsis fissa, Polyarthra trigla и Trichocerca rattus из коловраток; Acanthocyclops vernalis и его личиночные стадии из веслоногих рачков; Moina rectirostris, Bosmina longirostris и их молодь из ветвистоусых рачков.
Постоянными компонентами зоопланктона Днестра являются также представители группы Harpacticoidae, из которых наиболее распространенными оказались виды Nitocrella hibernica и Laophonte mohammed. Большинство этих форм осталось ведущими и в зоопланктоне водохранилища.
В количественном отношении зоопланктон Днестра также отличается постоянным преобладанием коловраток. Лишь в нижнем и отчасти в верхнем участках Днестра наблюдается относительное повышение численности ракообразных, обусловленное влиянием близлежащих пойменных водоемов. В результате на гидростворах верхнего участка реки удельный вес рачковых зоопланктеров составляет 2-3,7; на среднем 0,07-0,9 и нижнем 4,3-25,6% к общей численности зоопланктона.
Общая численность зоопланктона в русле Днестра на протяжении от г. Галича (верхний участок) до устья реки колеблется от 77 в нижнем участке до 5480 экз/м³ в среднем участке реки. Такая скудость зоопланктона Днестра вообще и его ракообразных компонентов, в частности, определяется бурным течением и постоянной значительной мутностью воды (Ярошенко, 1957).
В годы с более спокойным течением (1950, 1954) с вытекающими отсюда последствиями значимость рачковых зоопланктеров несколько повышается, главным образом за счет ветвистоусых рачков. Временами на от дельных участках реки численность последних достигала в среднем 40% от общей численности зоопланктона. В отдельных случаях численность одних Bosmina longirostris достигала десятков тысяч экземпляров в 1 м³ воды.
Общая скудность, а также непостоянство разнообразия и численности зоопланктона Днестра, не являются особым исключением. Например, в р. Днепр на гидростворе у с. Переяслава Я. Я. Ролл и Ю. М. Марковским (1955) обнаружены 171 вид и разновидность зоопланктеров, а на участке Орша — Херсон (Марковский, 1949) — всего лишь 87. Далее, в июне 1951 г. средняя численность зоопланктона в низовье Днепра (Марковский, 1953) достигла 34 128 экз/м³ с явным преобладанием коловраток (83,1%). В октябре средняя численность зоопланктона понизилась до 8367 экз/м³ при одновременном снижении значимости коловраток до 40%. По данным Мельникова (1960), среднегодовая численность зоопланктона в Днепре составила 17 625 экз/м³ с максимальными показателями в летний период.
Несравненно большая численность (около 120 тыс.) зоопланктона установлена Мельниковым (1939) в порожистой части Днепра с удельным весом коловраток до 97%.
В условиях равнинной Волги, по данным В. П. Вьюшковой (1962), общее разнообразие зоопланктеров в районе Волгоградского водохранилища не превышало 52 видов, а на участке строительства Горьковской ГЭС (Ромадина, 1959) — 75 видов, с удельным весом коловраток 58,6%.
В более ранних исследованиях Волги (Лебедев, 1909; Дексбах, 1921) приводятся 169 форм зоопланктона и со сравнительно большей значимостью ракообразных форм.
Общая численность зоопланктона Волги в районе Куйбышева в период открытой воды составляла, по данным Ю. П. Рахлядева (1957), в среднем 35,8 тыс. экз/м³ с колебаниями от одной до 185,5 тыс. экз/м³, что в 27 раз меньше численности, приведенной для Волги А. Л. Бенингом (1924).
В зимний период численность зоопланктона Волги имеет минимальные показатели (от 30 до 2,9 тыс. экз.).
Скудость зоопланктона Днестра установлена и нашими наблюдениями в 1954 г. перед перекрытием его плотиной Дубоссарского водохранилища. В частности, на 7 поперечниках участка Днестра Каменка — Дубоссары нами установлен всего лишь 21 вид зоопланктона, свойственный этому участку Днестра и в прошлом. Из них 70% представлены коловратками с численным преобладанием Brachionus angularis, Вгасhonus calicyflоrus, Keratella cochlearis и Filinia terminalis. Рачковый зоопланктон представлен был веслоногими — Acanthocyclops vernalis и его личиночными стадиями, гарпактицидами — Nitocrella hibernica, Laophonte mohammed и кладоцерами — Moina rectirostris и Bosmina longirostris.
Среднее количество зоопланктеров в целом по участку р. Каменка — Дубоссары исчислялось в 1150 экз/м³, но по отдельным станциям оно колебалось от 330 до 1500 экз/м³. Только на ст. Рыбница за счет значительного развития личиночных стадий Acanthocyclops vernalis (2300 экз/м³) между водоотводными дамбами в прибрежной зоне средняя численность зоопланктеров достигала 3000 экз/м³, что не может характеризовать зоопланктон этого участка реки в целом.
По плотности на протяжении всего участка (рис. 40), в отличие от прежних исследований, ведущее место среди зоопланктеров занимали ракообразные, средняя численность которых составляла 850 экз/м³, или 73,9% от общей численности зоопланктеров. Из них веслоногие составляли 60,2, ветвистоусые — 8,2 и гарпактициды — 5,5%.

Рис. 40. Численность основных групп зоопланктона Днестра по станциям в 1954 г. ( 1 — общая; 2 — веслоногие; 3 — коловратки; 4 — гарпактициды; 5 — ветвистоусые)

Однако наблюдаемая нами картина состава зоопланктона в 1954 г. не является типичной для Днестра, о чем свидетельствуют результаты многолетних исследований Ярошенко (1957) и Гримальского (1957). Это подтверждают и сезонные исследования зоопланктона на гидростворе ст. Каменка, расположенном выше водохранилища, в течение 1955-1959 гг.
В частности, из 38 видов зоопланктона, обнаруженных нами здесь за годы наблюдений, на долю коловраток приходилось в среднем 68,4%. В годы с большей многоводностью, более высокими скоростями течения и мутностью воды, как, например, в 1955 г., удельный вес коловраток в зоопланктоне достиг 78,6% общего разнообразия. Доминирующий состав зоопланктеров на гидростворе определялся теми же руководящими формами, которые отмечались и в прошлом. Поэтому не случайно значение зоопланктона в питании рыб Днестра совершенно ничтожно (Куцирий, 1950; Ярошенко, Ганя, Вальковская, Набережный, 1951; Буяновская, Гринбарт, Зайцев и Вовк, 1959; Чернышенко, 1953; Буяновская, 1953; Бурнашев, Чепурнов и Долгий, 1954).
На этом же гидростворе ст. Каменка подтвердилось непостоянство общей численности зоопланктона, но почти с постоянным преобладанием коловраток. Например, в 1955 г. коловратки здесь составляли 80,2% из среднегодовой численности зоопланктеров — 1090, в 1957 г. — 79,7% от 7640, в 1958 г. — 88,3% от 6592, а в 1959 г. (данные за июнь) — 95,4% от 25 290 экз/м³. Исключение составляет лишь 1956 г., когда подпор водохранилища достиг в августе гидроствора ст. Каменка и численность рачков, главным образом Bosmina longirostris, достигла в этот период 7500 экз/м³. или, 86% общей численности зоопланктона. Среднегодовая же численность зоопланктона в 1956 г. была равна 3912 экз/м³, среди которых на долю ракообразных приходилось 71,4%.
Минимальная численность зоопланктона в Днестре отмечена в зимний период и состоит главным образом из коловраток (Ярошенко, 1957; Гримальский, 1957), что подтверждается и нашими исследованиями. В частности, в январе 1958 г. сток зоопланктона на створе ст. Каменка был равен 142 500 экз/сек, что составляет всего лишь 6,1% среднегодового стока и полностью состоит из коловраток.
В апреле с увеличением жидкого стока за счет весеннего паводка увеличивается разнообразие и численность зоопланктеров. В результате сток зоопланктона в апреле 1956 г. был равен 1 309 200, а в 1958 г. — 295 560 экз/сек, из которых коловратки составляли 62-75%.
В июне сток зоопланктона на гидростворе по годам значительно колеблется, что связано с колебаниями уровня и жидкого расхода Днестра.
Например, в 1954 г. сток зоопланктона был равен всего лишь 258 500, в 1955 г. — 323 110, в 1956 г. — 740 800, в 1957 г. — 4 962 440, в 1958 г.- 147 600 и в 1959 г. — 7 207 650 экз/сек. Удельный вес коловраток, за исключением 1954 г., колебался в пределах 70-97,7%.
В августе, в связи с понижением жидкого расхода в реке (исключение 1955 г.) и увеличением численности зоопланктона за счет ракообразных форм, общий его сток колеблется в пределах 856 770 (1957 г.) — 1 541 050 экз/сек (1956 г.). Коловратки лишь в 1958 г. достигали 74,4% общей численности, в остальные годы они не превышали 50%, понижаясь временами (1956 г.) до 10%.
Наконец, в октябре при меженном уровне реки и дальнейшем понижении численности зоопланктона сток его на гидростворе ст. Каменка понижается до нескольких сот тысяч экземпляров с явным преобладанием коловраток. Например, в октябре 1955 г. сток зоопланктона составлял 361 400, в 1956 г. — 155 890 экз/сек. Лишь в октябре 1958 г. с увеличением жидкого расхода и подъема уровня водохранилища до ст. Каменка сток зоопланктона в это время достиг 1 534 550 экз/сек.
Cреднегодовой сток зоопланктона на гидростворе ст. Каменка находится в прямой, хотя и не строгой зависимости от среднегодовой численности зоопланктеров. Например, в 1955 г. при средней плотности 1090 экз/м³ среднегодовой сток зоопланктеров составил 548 000, в 1957 г. при плотности 7640 экз/м³ — 3 647 000, а в 1959 г. при плотности 25 220 экз/м³ — 7 207 650 экз/сек. В соответствии с этим годовой сток его биомассы в водохранилище, за исключением зимних и ранневесенних месяцев, составил в 1955 г. — 99,5, в 1956 г. — 105,7, в 1957 г. — 379,4, в 1958 г. — 111,9 и в 1959 г. (по июню) — 379,4 т.
Из приведенных данных видно, что биологическая обеспеченность формирования, зоопланктона в водохранилище удовлетворительная и имеет существенное значение в определении его состава и биомассы. Вместе с тем, как увидим ниже, его формирование в водохранилище подчиняется закономерностям, несколько отличным от тех, что существуют в Днестре.
Исследования зоопланктона водохранилища мы проводили по сезона 3-4 раза в год, за исключением 1959 г.
Вместе с тем, для выяснения вертикальных перемещений зоопланктеров на пяти станциях среднего и нижнего участков водохранилища мы проводили отбор проб в одной точке, через каждые 2 м от поверхности до придонных слоев. В верхних слоях воды количественные пробы отбирались путем процеживания через планктонную сеть (мельничный шелковый газ № 68) 100 л воды, а по вертикальному разрезу упрощенным планкточерпателем системы В. К. Богорова (1940) из расчета 50 л воды на пробу.
В общей сложности за годы исследований в водохранилище собрано и обработано 1800 количественных проб зоопланктона.
Наибольшее разнообразие зоопланктона (86 форм) было установлено в первом году становления водохранилища, а всего, включая и формы, найденные в пищевых комках рыб, обнаружено 120 форм. В остальные годы оно не превышало 79 форм. Другими словами, с образованием водохранилища разнообразие зоопланктеров на этом участке реки увеличилось в среднем в два с лишним раза. Однако и в зоопланктоне водохранилища сохранилась доминирующая роль за речными коловратками. Например, в 1955 г. в его составе на долю коловраток приходилось 67,5, в 1956 г. — 51,9, в 1957 г. — 60,9, в 1958 г. — 60,2 и в июне 1959 г. — 68,5% общего разнообразия.
Преобладание коловраток в зоопланктоне Дубоссарского водохранилища мы считаем результатом влияния верхнего Днестра. Аналогичная картина наблюдается и в других водохранилищах с иными климатическими и физико-химическими условиями. Например, в Учинском водохранилище (Рылов, 1941) коловратки составляли 57,1% от общего разнообразия зоопланктеров, в Иваньковском (Неизвестнова-Шадина, 1941) — 64,4, в Цымлянском (Дзюбан, 1958) — 55,5, в Куйбышевском (Соколова, 1958) — 54, в водохранилищах канала Волга — Дон (Дзюбан, 1958) — 52,8, Фархадском (Ожегова, 1959) — 52% и т. д.
Наконец, так же, как и в Днестре, руководящие формы зоопланктеров для всего периода исследований Дубоссарского водохранилища были представлены: из коловраток — Brachionus angularis, Keratella cochlearis, Syncheta sp., Polyarthra trigla и Filinia longiseta, из копепод — Acanthocyclops vernalis и его личиночные стадии, из кладоцер — Bosmina longirostris и Moina rectirostris. Однако зоопланктон водохранилища приобрел и некоторые специфические черты. В его составе значительно увеличилось разнообразие и численность ракообразных и вместе с тем, хотя не совсем четко, сузился потамофильный комплекс коловраток.
Уже в первые годы становления водохранилища выпали такие днестровские формы зоопланктона, как Colurella caudata, С. bicuspidata, Lepadella similis, L. triptera, Cephalodella conura, Сeph. caudata, Ceph. grandis, Diurella tenuior, D. weberi, D. inermis, D. brachyura, Trichocerca lunaris, T. gracilis, T. capucinus, T. bicristatus, T. collaris. С другой стороны, в водохранилище (табл.37) получили массовое развитие такие второстепенные формы днестровского зоопланктона, как Asplanchna priodonta, A. sieboldi, Synchaela stylata, Polyarthra trigla, Pompholyx complanata. Больше того, в водохранилище появились такие озерно-прудовые формы, как Macrocyclops albidus, Daphnia cuculata, D. longispina, Leptodora kindtii, Eurycercus lamellatus, Plenroxus uncinatus, которые многолетними исследованиями в Днестре совершенно не были обнаружены. Здесь же некоторые из них заняли доминирующее положение.

Таблица 37

Доминирующий состав зоопланктона в Днестре и водохранилище

Вид Днестр Водохра-

нилище

Anuraeopsis fissa + *
Filinia lerminalis + *
Trichocerca rattus + *
Brachionus quadrangularis + +
Brachionus urceolaris + +
Keratella cochlearis + +
Brachionus angularis + +
Acanthocyclops vernalis + +
Bosmina Iongirostris + +
Moina rectirostris + +
Asplanchna priodonta * +
Synchaeta sp. * +
Polyarthra trigla * +
Asplanchna sieboldi * +
Keratella quadrata * +
Pompholyx complanata * +
Daphnia longispina +
Daphnia cucullata +
Mesocyclops crassus *
Leptodora kindtii *
Macrocyclops albidus *

Примечание: «+» обозначено преобладание; » * » наличие; » — » отсутствие

Таким образом, в водохранилище сформировался свой комплекс зоопланктона, в который вошли как днестровские, так и вновь появившиеся озерно-прудовые формы. Вместе с тем, численность его во много раз превысила численность днестровского зоопланктона. Например, в 1955 г. в среднем по водохранилищу она составила 46 260 экз/м³, что более чем в 40 раз превышает его численность, отмеченную в Днестре в 1954 г. Из них на долю коловраток приходилось 27,9, веслоногих — 33,4 и ветвистоусых — 38,7% (рис. 42).
В 1956 г. в связи с более устойчивым гидрологическим режимом средняя численность зоопланктона за вегетационный период, включая и апрельские наблюдения, достигла по водохранилищу 127 246 экз/м³, из которых ракообразные составили 63,7%.
В 1957 г., когда уровенный режим в водохранилище достиг проектной отметки и не испытывал значительных колебаний, средняя численность зоопланктонов в водохранилище достигла 266 203 экз/м³, но удельный вес коловраток повысился до 73,1%.


Рис. 42. Средние показатели численности и биомассы основных групп зоопланктона в Дубоссарском водохранилище по годам ( 1- общая; 2 — веслоногие; 3 — коловратки; 4 — ветвистоусые)

В 1958 г. общая численность зоопланктона несколько понижается (208 330 экз/м³), из них на долю коловраток приходилось 61,9%. Наконец, в июне 1959 г. средняя численность зоопланктона достигает 361 760 экз/м³ (рис. 42), а удельный вес коловраток 83,2%.
Несмотря на относительное снижение численности ракообразных в зоопланктоне, их абсолютное количество за эти годы в водохранилище остается более или менее постоянным. Например, в 1955 г. средняя численность ракообразных в водохранилище составляла 39 400, в 1956 г. она повысилась до 80 960 экз/м³. В последующие три года она колебалась от 71 600 в 1957 г. до 61 500 экз/м³ в июне 1959 г.
Заканчивая анализ разнообразия и численности зоопланктона в целом по водохранилищу, необходимо отметить, что развитие ракообразных в Дубоссарском водохранилище наиболее интенсивно протекает в летние месяцы. Например, в июне 1955 г. средняя численность ракообразных по водохранилищу составляла 48 223, в 1956 г. — 178 500, в 1957 г.- 94 520, в 1958 г. — 223 000 экз/м³.
В этом отношении, как и в отношении распределения зоопланктона но продольному профилю, Дубоссарское водохранилище имеет некоторые общие черты с Днепровским водохранилищем (Мельников, 1955), что объясняется сходством их морфометрии и гидрологического режима.
Значительное влияние водохранилища наблюдается и на составе зоопланктона в его нижнем бьефе. Средняя численность зоопланктона в створе ст. Дубоссары (табл. 38), расположенной в нижнем бьефе, с первого года становления водохранилища (1955 г.) намного выше, чем в створе на ст. Каменка, расположенной непосредственно выше водохранилища. Например, уже в 1955 г. численность зоопланктона на ст. Дубоссары составляла 13 600 экз/м³, что превышает численность его в Днестре на ст. Каменка в 11,3 раза. В 1956 г. средняя его численность здесь составляла 213 500 против 3800 экз/м³ на ст. Каменка, т.е. в 56,2 раза больше. В 1957 г. количество зоопланктона, сбрасываемого через плотину, достигло в среднем 321 000 экз/м³ и превышало численность его на ст. Каменка в 38,4 раза. В последующие два года (1958-1959) эти исследования проводились лишь в июне, но и в данном случае соотношения между поступающей и сбрасываемой численностью составляют 1:9 — 1:16.

Таблица 38

Численность зоопланктона (по группам) (в тыс.экз/м³) в Днестре выше, на ст. Каменка, и ниже водохранилища, на ст. Дубоссары (1955 — 1959 гг.)

Месяц

сбора

Каменка
1955 г. 1956 г. 1957 г. 1958 г. 1959 г.
коловратки апрель 3,0
июнь 0,6 3,0 13,0 9,6 24,1
август 0,5 0,8 3,3 7,0
октябрь 1,4 0,9 2,0 6,2
среднее за

вегетационный
период

0,8 1,2 6,1 8,4 24,1
веслоногие апрель 1,0 1,3
июнь 0,3 0,6 0,5
август 0,5 0,3 0,3 0,6
октябрь 0,3 0,3
среднее за

вегетационный

период

0,4 0,3 0,4 5,5 0,5
ветвистоусые апрель 1,0 0,5
июнь 0,3 0,2 0,6
август 7,5 3,3 0,3
октябрь 0,3 0,3
среднее за

вегетационный

период

2,3 1,8 0,3 0,6
Всего 1,2 3,8 8,3 14,2 25,2

Продолжение

Месяц

сбора

Дубоссары
1955 г. 1956 г. 1957 г. 1958 г. 1959 г.
коловратки апрель
июнь 1,0 4,7 121,3 9,3 96,7
август 0,8 51,3
октябрь 18,0 148,2
среднее за

вегетационный

период

0,9 24,7 134,7 9,3 96,7
веслоногие апрель
июнь 20,7 170,0 206,0 32,0 286,7
август 1,8 182,7
октябрь 55,0 94,0
среднее за

вегетационный

период

11,2 135,9 150,0 32,0 286,7
ветвистоусые апрель
июнь 2,7 25,7 59,3 47,0 20,6
август 0,2 61,3
октябрь 71,7 15,3
среднее за

вегетационный

период

1,5 52,9 37,3 47,0 20,6
Всего 13,6 213,6 321,0 88,3 404,0

Из общего количества зоопланктеров, постоянно сбрасываемых через плотину, большую часть их составляли ракообразные, что с рыбохозяйственной точки зрения очень ценно для нижнего бьефа. Например, за годы существования водохранилища в составе зоопланктона по створу ст. Дубоссары удельный вес ракообразных колебался в пределах 58-93%, тогда как в створе ст. Каменка удельный вес ракообразных лишь в 1956 г. достиг 69%, обычно же он колеблется в пределах от 2 до 25% к общей численности зоопланктона. При этом сток его на ст. Дубоссары в 1957 г. составил 20 тыс. т., тогда как в створе ст. Каменка, выше водохранилища, за это же время он не превысил 380 т, т.е. в 50 с лишним раз меньше.
Для водохранилищ вообще, а для проточно-русловых типа Дубоссарского тем более, характерно неравномерное распределение разнообразия и численности зоопланктона по продольному профилю. В литературе этот вопрос пока не нашел еще достаточно полного освещения. Более или менее полно изложены причины различия состава и численности зоопланктона по продольному профилю Днепровского водохранилища (Мельников, 1939, 1953, 1955, 1958). Некоторые данные по этому вопросу имеются в работах Б. М. Себенцова, Д. И. Биск и Е. В. Мейснер (1940), Е. С. Неизвестновой-Жадиной (1941) — по Иваньковскому водохранилищу; В. М. Рылова (1941) — по Учинскому водохранилищу; Б. М. Себенцова, Е. В. Мейснера и П. В. Михеева (1953) — по Яхромскому водохранилищу; Н. А. Дзюбана (1958) — по Цымлянскому; Я. В. Ролла, Я. Я. Цееба, К. К. Зерова и др. (1959) — по Каховскому водохранилищу и Н. М. Ворониной (1955) по Рыбинскому водохранилищу. Например, Цымлянское водохранилище по характеру зоопланктона Н. М. Лившиц (1954) и Н. А. Дзюбан (1958) разделяют на три района, которые совпадают с районами, выделенными И. Б. Барановым (1954) на основании физико-химических показателей.
Наименьшее количество зоопланктона наблюдалось в том районе Цимлянского водохранилища, где сохранились типично речные условия, тогда как наибольшее — в приплотинном плесе. Промежуточное положение по численности зоопланктона занимал средний плес. Е. С. Неизвестнова-Жадина (1941), следуя Д. А. Ласточкину (1939), подразделяет Иваньковское водохранилище по его геоморфологическим и биологическим особенностям также на три плеса, которые разнятся между собой и по составу зоопланктона, что аналогично состоянию, указанному для Цимлянского водохранилища.
В Дубоссарском водохранилище по гидрологическим признакам также выделяют три участка: верхний, средний и нижний. Такому делению водохранилища по гидрологическим признакам вполне соответствует распределение разнообразия и количественного развития гидрофауны вообще (Ярошенко, 1957а; Ярошенко и Набережный, 1959) и зоопланктона, в частности (Набережный, 1957).
Верхний участок Дубоссарского водохранилища на протяжении всех лет исследований по своим гидрологическим особенностям приближался к речному режиму, в связи с чем состав зоопланктического ценоза за эти годы сохранил в нем общие черты с речным, с преобладанием ротаторного комплекса, вплоть до общности многих доминирующих форм. Такими общими формами коловраток для зоопланктона верхнего участка водохранилища и Днестра за 1955-1959 гг. оказались Callidina sp., Philodina roseola, Brachionus angularis, Br. urceolaris, Br. capsuliflorus var. brevispinus, Trichotria curta, Keratella cochlearis, Keratella quadrata, Synchaeta sp., Trichocerca rattus, Monostyla lunaris, Anuraeopsis fissa, Cephalodella gibba, Mytilina brevispina и ряд других.
Рачковые зоопланктеры в верхнем участке представлены довольно скудно. Из ветвистоусых наиболее обычной оказалась Bosmina longirostris, обнаруженная на протяжении всех лет исследований. Второстепенными, а иногда единичными, были Daphnia longispina, Leydigia leydigii, Macrоthrix laticornis, Ilyocryptus sordidus, а в зарослях заводи Молокиш — Sidа cristalina. Из веслоногих рачков единично встречались Acanthocyclops vernalis, Paracyclops fimbriatus и Mesocyclops crassus. Таким образом, состав зоопланктона в верхнем участке водохранилища незначительно отличается от его состава здесь до образования водохранилища. Колебания гидрологических условий в верхнем участке водохранилища за 1955—1959 гг. (табл.39) мало сказались на общей численности рачковых зоопланктеров, которая в значительной мере зависит от их поступления из верхнего участка Днестра.

Таблица 39

Численность зоопланктона (по группам)(в тыс.экз/м³) в верхнем участке водохранилища в 1955-1959 гг.

  Месяц

сбора
1955 г. 1956 г. 1957 г.
чис-
лен-
ность
% чис-
лен-
ность
% чис-
лен-
ность
%
Коловратки апрель     1,3      
июнь 1,0   12,0   35,7  
август     1,3   7,6  
сентябрь 1,9   2,0   1,3  
Среднее за вегетационный

период
  1,4 83,9 4,4 76,2 14,8 99,3
Веслоногие апрель     1,3      
июнь 0,5       0,03  
август         0,2  
сентябрь         0,2  
Среднее за вегетационный
период
  0,2 11,9 0,4 17,2 0,1 0,6
Ветвистоусые апрель     0,3      
июнь 0,07   2,7   0,3  
август     0,3      
сентябрь 0,03   0,5      
Среднее за вегетационный
период
  0,05 42 1,0 6,6 0,01 0,1
Всего:   1,8   5,8   14,9  

продолжение

  Месяц
сбора
1958 г. 1959 г.
чис-
лен-
ность
% чис-
лен-
ность
%
Коловратки апрель 7,9      
июнь 6,3   4,6 82,1
август 22,7      
сентябрь 1,9      
Среднее за вегетационный
период
  9,7 87,7    
Веслоногие апрель 2,7      
июнь 0,4   0,7 12,5
август 0,3      
сентябрь 0,1      
Среднее за вегетационный
период
  1,5 12,9    
Ветвистоусые апрель 0,2      
июнь 0,3   0,3 5,4
август 1,0      
сентябрь 0,2      
Среднее за вегетационный
период
  0,4 3,4    
Всего:   11,6   5,6  

 

Аналогичная картина была выявлена Г. Б. Мельниковым (1955) в верхнем участке Днепровского водохранилища. По этим данным, например, численный состав зоопланктона в верхнем участке Днепровского водохранилища во время 4-летних исследований (1947-1950) определялся главным образом массовым развитием коловраток, численность которых колебалась в пределах 91,8-97,4% от общей численности зоопланктона. Но в отличие от Дубоссарского, в Днепровском водохранилище абсолютная численность коловраток была несравненно выше. Во всяком случае, в летние периоды средняя численность коловраток колебалась там в пределах 30-265 тыс. экз/м³, тогда как в верхнем участке Дубоссарского водохранилища максимальная их численность не превышала 35700 экз/м³ (июнь 1957 г.).
В среднем участке водохранилища происходит дальнейшее увеличение не только общего разнообразия зоопланктеров, но и их численности, среди которых существенную, а в 1956 г. основную, роль играли рачковые зоопланктеры.
Причиной этих изменений мы считаем не только относительное уменьшение влияния речного гидрологического режима, но и морфометрические отличия среднего участка. Если в верхнем участке водохранилище почти не выходит из пределов русла реки, то здесь оно представляет собой довольно широкий водоем (800-1000 м) с пространными плесами и мелководными заводями, покрытыми подчас зарослями подводной растительности. И в результате этого зоопланктон среднего участка водохранилища в какой-то мере является уже автохтонным и по своим особенностям занимает промежуточное положение между речными и озерно-прудовыми типами зоопланктона. Другими словами, на этом участке водохранилища начинается формирование новых планктических ценозов с преобладанием озерно-прудового комплекса, свойственного зоопланктону водохранилищ. Но эта картина, как увидим ниже, не всегда четко выражена и связана не только с состоянием гидрологических условий, которые и здесь находятся в пределах больших колебаний, но и с другими, очевидно, местными факторами. В первом, 1955, году становления водохранилища на этом участке установлено 37 форм зоопланктона, в 1956 г. — 31, в 1957 г.- 35, в 1958 г. — 48 и в 1959 г. — 26. За исключением 1956 г. основу разнообразия (68,5 — 73,0%) зоопланктона на этом участке составляют коловратки.
Постоянным ядром коловратного комплекса зоопланктона этого участка водохранилища были Callidina sp., Brachionus angularis, Br. calycifloris f. amphiceros, Br. capsuliflorus cluniorbicularis, Keratella cochlearis, K. valga tropica, Anuraeopsis fissa, Asplanchna priodonta, Aspl. sieboldi, Synchaeta sp., Polyarthra trigla, Trichocerca rattus, Filinia longiseta и Ponipholyx complanata. Такое явление объясняется отчасти дошедшим сюда влиянием реки, а отчасти повышенным загрязнением этого участка водохранилища, что подтверждено гидрохимическими и бактериальными показателями у городов Рыбница и Резина. Однако н в этих условиях из ветвистоусых зоопланктеров становятся обычными Daphnia longispina, Daphnia cucullata, Diaphanosoma brachyurum, Moina rectirostris, из веслоногих — Mesocyclops crassus и их придонные формы Macrocyclops albidus, Cyclops serulatus и Еucyclops macruroides.
Численное обилие зоопланктона в среднем участке оказалось во много раз (в 1955 г. в 8, а в 1958 г. в 27 раз) большим, чем в верхнем. Особенно резко увеличилась здесь абсолютная численность ракообразных. Например, уже в первом году становления водохранилища численность рачковых зоопланктеров в среднем участке была больше, чем в верхнем, в 50 раз в 1956 г. — в 44 раза, в 1957 г. — в 567 раз, в 1958 г. — в 21 раз и в июне 1959 г. — в 15,7 раза. Из них наибольшее числовое значение имели Воsmina longirostris, Moina rectirostris, Daphnia cucullata с ее разновидностью berolinensis, Daphnia longispina. Acanthocyclops vernalis и его личиночные стадии.
Эти формы, как выяснилось (Набережный, 1957; Ярошенко, Томнатик, Набережный, Вальковская, Карлов, 1960), имели первостепенное значение в питании основных видов рыб водохранилища.
Как видно из табл. 40, максимальная численность зоопланктона вообще, и ракообразных в частности, падает на летние месяцы, что несомненно связано с температурным режимом и вытекающими отсюда биохимическими процессами.

Таблица 40

Численность зоопланктона (по группам)(в тыс.экз/м³) в среднем участке водохранилища в 1955-1959 гг.

  Месяц
сбора
1955 г. 1956 г. 1957 г.
чис-
лен-
ность
% чис-
лен-
ность
% чис-
лен-
ность
%
Коловратки апрель     1,5      
июнь 1,1   23,3   114,9  
август 1,5   11,0   57,5  
сентябрь 33,0   29,9   148,2  
Среднее за вегетационный
период
  10,8 87,8 17,4 24,5 106,8 63,1
Веслоногие апрель     4,5      
июнь 1,0   101,1   22,7  
август 2,4   26,2   33,5  
сентябрь 0,4   5,0   2,7  
Среднее за вегетационный
период
  1,2 9,8 43,4 61,0 19,6 11,6
Ветвистоусые апрель     0,1      
июнь 0,6   9,4   87,6  
август 0,06   43,1   39,5  
сентябрь 0,09   0,9   0,5  
Среднее за вегетационный
период
  0,3 2,4 10,3 14,5 42,8 25,3
Всего:   12,3   71,1   169,2  

продолжение

  Месяц
сбора
1958 г. 1959 г.
чис-
лен-
ность
% чис-
лен-
ность
%
Коловратки апрель 7,8      
июнь 413,5   26,7 62,9
август 635,0      
сентябрь 54,6      
Среднее за вегетационный
период
  277,7 87,4    
Веслоногие апрель 1,5      
июнь 31,6   11,2 26,4
август 37,0      
сентябрь 6,8      
Среднее за вегетационный
период
  19,2 6,1    
Ветвистоусые апрель        
июнь 74,1   4,5 10,7
август 8,6      
сентябрь 0,7      
Среднее за вегетационный
период
  20,8 6,5    
Всего:   317,7   42,4  

 

Развитие зоопланктона в нижнем участке приобретает еще большие отличия, соответствующие его физико-химическим особенностям. Численность рачковых зоопланктеров, особенно ветвистоусых, достигает в нижнем участке водохранилища величин, свойственных стоячим водоемам эвтрофного типа, хотя и здесь удельный вес коловраток колеблется обычно в пределах 52-65%. Лишь в 1956 г. в видовом составе зоопланктона нижнего участка водохранилища преобладали ракообразные, что очевидно объясняется влиянием вновь залитых в этот год значительных площадей суходола.
Аналогичная картина была отмечена в ряде уже существующих водохранилищ (Мельников, 1955; Лившиц, 1954; Неизвестнова-Жадина, 1941; Рылов, 1941; Себенцов, Мейснер и Михеев 1953). Исключение в этом представляет лишь Рыбинское водохранилище (Воронина, 1955; Мордухай — Болтовская, 1955), но там имеются свои специфические причины.
Вместе с тем следует отметить, что и в нижнем участке относительное и абсолютное повышение разнообразия зоопланктона за счет коловраток происходит обычно в осенний период. Например, в августе 1957 г. на ст. Кучиеры на долю коловраток приходилось лишь 37,7, в июне 1958 г.- 38,8% общего разнообразия. На ст. Цыбулевка в июне 1958 г. коловратки и ракообразные были представлены одинаковым числом видов, а в октябре только на долю коловраток приходилось 86,3% общего разнообразия. Вообще эта особенность свойственна и предыдущим двум участкам, что является результатом избыточного к осени загрязнения водохранилища органическими веществами.
Наряду с этим в нижнем участке водохранилища наблюдается увеличение доминирующих форм, главным образом за счет видов ракообразных зоопланктеров. Некоторые из них, как дафнии, мойна, лептодора а в 1955г. и в нижнем участке встречались спорадически или же совсем не были обнаружены, тогда как в nocледующие годы они оказались здесь массово развивающимися формами. Однако большинство доминирующих форм и в зоопланктоне нижнего участка водохранилища те же, что в зоопланктоне предыдущих его участков и Днестра до образования водохранилища.
Из обычных в среднем участке не встречаемых форм в составе зоопланктона нижнего участка водохранилища в течение вегетационных периодов 1955-1959 гг. заслуживают внимания Brachionus calycifloris, Br. calycifloris f. amphiceros, Br. capsulifloris var. brevispinus, Br. budapestinensis, Synchaeta oblonga, Synchaeta stylata, Polyarthra trigla, Mesocyclops crassus, Daphnia cucullata и др.
Кроме того, в нижнем участке водохранилища спорадически появляются Brachionus falcatus, Brach. nilsoni, Platyias patulus, Mytilina mucronata, Lecane luna, Tetramastix opoliensis, Diaptomus graciloides, Diaptomus sp., Paradiaptomus alluaudi, Ceriodaphnia reticulata, Alona rectangula. а также зарослевые формы Simocephalus vetulus, Macrothrix laticornis и Sida crystalina, которые раньше не встречались.
Существенное различие за эти годы наблюдали и в численном составе зоопланктона нижнего участка. Как видно из табл. 41, средняя численность зоопланктона в нижнем участке за вегетационный период 1955 г. составляла 31 300 экз/м3, из которых на долю коловраток приходилось 52,4%, хотя большую часть времени преобладали ракообразные. Лишь в октябре наблюдаем повышение средних показателей численности коловраток за счет развития Synchaeta sp., что привело к повышению их значимости в среднем за вегетационный период. Из ракообразных ведущее место занимали веслоногие рачки.

Таблица 41

Численность зоопланктона (по группам)(в тыс.экз/м³) в нижнем участке водохранилища в 1955-1959 гг.

  Месяц
сбора
1955 г. 1956 г. 1957 г.
чис-
лен-
ность
% чис-
лен-
ность
% чис-
лен-
ность
%
Коловратки апрель   0,9    
июнь 1,5   15,6   510,4  
август 1,0   35,6   163,1  
сентябрь 46,4   51,8   712,9  
Среднее за вегетационный
период
  16,4 52,4 37,2 12,2 462,1 75,2
Веслоногие апрель   1,5    
июнь 10,8   356,8   147,1  
август 3,3   203,7   103,4  
сентябрь 2,5   72,5   35,0  
Среднее за вегетационный
период
  9,8 31,3 187,7 61,6 95,2 15,5
Ветвистоусые апрель   0,3    
июнь 1,6   65,4   26,1  
август 0,3   16,9   142,3  
сентябрь 17,7   171,0   3,3  
Среднее за вегетационный
период
  5,1 16,3 80,0 26,2 57,2 9,3
Всего:   31,3   304,9   614,5  

продолжение

  Месяц
сбора
1958 г. 1959 г.
чис-
лен-
ность
% чис-
лен-
ность
%
Коловратки апрель 4,4    
июнь 48,4   1107,2 86,4
август 124,0    
сентябрь 184,0    
Среднее за вегетационный
период
  90,2 30,5    
Веслоногие апрель 1,5    
июнь 203,1   146,4 11,4
август 144,8    
сентябрь 81,3    
Среднее за вегетационный
период
  107,2 36,3    
Ветвистоусые апрель    
июнь 395,5   28,4 2,2
август 28,9    
сентябрь 5,0    
Среднее за вегетационный
период
  98,3 33,2    
Всего:   295,7   1282,0  

 

В 1956 г., когда уровенный режим водохранилища пришел к норме средняя численность зоопланктона в его нижнем участке увеличилась, по сравнению с 1955 г., почти в десять раз и достигла 304900экз/м³. Численное преобладание ракообразных наблюдали весь вегетационный период и в среднем они составили 68%. По сравнению с 1955 г., общая численность ракообразньх в 1956 г. увеличилась в 18,5 раза, из них численность веслоногих — в 19,1, а ветвистоусых — в 15,9 раза. Максимального развит ракообразные достигли в июнe — 422 100 экз/м³, среди которых ведущая роль принадлежит веслоногим рачкам.
В 1957 г. наблюдается дальнейшее увеличение численности зоопланктона в нижнем участке до 614 500 экз/м³, т. е. по сравнению с 1956 г. более чем в 2 раза, а по отношению к 1955 г. более чем в 20 раз. В среднем за вегетационный период на долю ракообразных приходилось лишь 24,8% общей численности, а большую часть составляли коловратки. Массовыми видами, определяющими высокую численность коловраток в 1957 г., были Keratella cochlearis, Synchaeta stylata, Synchaeta sp. и Pompholyx comlanata. Ракообразные, как видно из табл. 41, превалировали над коловратками лишь в августе, достигнув средней численности 245 700 экз/м3 или 40% общей численности, главным образом за счет молоди Асаntoсусlops vernalis, Daphnia cucullata berolinensis, Moina rectirostris. В среднем за вегетационный период численность ракообразных на этом участке достигла 152 400 экз/м³, что на 100 тыс. экз. уступает наиболее урожайному 1956 г.
В следующем, 1958, году (табл. 41) обилие зоопланктона значительно понижается исключительно за счет резкого снижения численности коловраток, тогда как численность ракообразных в этом году увеличилась до 205 500 экз/м³. Максимальная их численность — 562 600 экз /м³ наблюдалась в июне и определялась массовым развитием Daphnia cuculata, Moina rectirostris и Bosmina longirostris. В августе ведущая роль в численности зоопланктона принадлежала веслоногим рачкам — 144 800 экз/м³. Наиболее устойчивыми из них были науплиальные и копеподитные стадии Copepoda. Следовательно, и в 1958 г. нижний участок по зоопланктону в кормовом отношении вполне был удовлетворительным.
Наконец, в 1959 г., по по данным июньских исследований, здесь отмечена наиболее высокая численность зоопланктона — 1 282 000 экз/м³. Но в отличие от предыдущих лет, основную его массу (86,3%) составляли коловратки. Однако и в данном случае абсолютная численность ракообразных достигала 172 800 экз/м³, т.е. находилась на уровне средней численности последних трех лет.
Что касается зоопланктона Ягорлыкской заводи, то динамика его развития несколько отличается. Как установлено многочисленными исследованиями речных водохранилищ, развитие рачкового планктона в их заводях протекает интенсивнее, чем в открытой части водохранилища, что объясняется более устойчивым состоянием физико-химических и биологических условий среды. Эта особенность обнаружена и для заводи Ягорлык, расположенной на левом берегу нижнего участка Дубоссарского водохранилища занимающей около 300 га. Зоопланктон заводи по разнообразию и количественному развитию ракообразных уже в первом году становления водохранилища (1955) почти достиг уровня, свойственного нижнему, наиболее богатому его участку, в 1956 г. Например, в нижнем участке разнообразие ракообразных за годы исследований водохранилища не превышало 46,3% от общего видового состава зоопланктеров. В заводи уже в 1955 г. они составляли 38,5, в 1956 г. — 53,1, а в 1957 г. — 62,2% от общего состава зоопланктеров. Только в 1958 и 1959 гг. (данные за июнь) их удельный вес понизился соответственно до 38,4 и 34,4% к общему разнообразию зоопланктона. Мы полагаем, что и в последующие годы колебание относительной численности ракообразных зоопланктеров в заводи будет не ниже указанных пределов.
Значительно большие различия наблюдались в общей численности зоопланктона заводи и открытой части водохранилища. Например, в 1956 г. средняя численность зоопланктона в заводи составила 285 925 экз/м³ при удельном весе ракообразных 89,7%, что в 2,2 раза превышает показатели численности открытой части водохранилища. В 1957 г. численность зоопланктона в заводи повысилась до 419 900 экз/м³, но относительный показатель ракообразных понизился до 43,1%, что характерно и для водохранилища в целом. В 1958 г. численность зоопланктона в заводи повысилась дальше до 692 200 экз/м³ с удельным весом ракообразных 21,7%. Наконец, в 1959 г., по июньским наблюдениям, численность зоопланктона здесь повысилась до 1 282 000 экз/м³ с дальнейшим падением значимости ракообразных до 13,6%. Если обратиться к абсолютным показателям численности ракообразных в заводи, то она находилась на уровне 174,8 (1959) — 256,3 тыс. (1956).
Из приведенных данных видно, что в кормовом отношении зоопланктон заводи Ягорлык более ценный, чем в водохранилище. Отсюда заводь является прекрасным пастбищем особенно для молоди рыб.
В видовом составе зоопланктона заводи за время ее исследования выявлено 67 форм, включая личиночные стадии и молодь ракообразных.
В первый год (1955) становления водохранилища разнообразие зоопланктеров в заводи составляло всего лишь 27 форм. Среди ракообразных ведущими была Bosmina longirostris, средняя численность которой в течение вегетационного периода колебалась от 10 000 до 158 900, копеподитные стадии Copepoda со средней численностью от 59 000 до 90 000 экз/м³ и ³с численностью от 6800 до 38 000 экз/м³. В отдельных августовских пробах численность Bоsmina longirostris достигала 384 000, а в сентябре — 584 000 экз/м³.
Из коловраток наиболее устойчивыми формами (табл. 42) в течение вегетационного периода 1955 г. были Brachionus angularis, Keratella cochlearis, Asplanchna sieboldi, численность которых не превышала 15 000 экз/м³. В 1956 г. разнообразие зоопланктона заводи увеличилось до 32 форм, главным образом за счет таких ценных в кормовом отношении ракообразных зоопланктеров, как Sida crystalina, Daphnia cuсullata и ее разновидностей beroliensis и kahlbergensis, Leptodra кindtii, Сyclops vicinus, Mesocyclops crassus.

Таблица 42

Среднегодовая численность доминирующих форм зоопланктона в 1 м³ воды в заводи Ягорлык в 1955 — 1959 гг.

Вид 1955 г. 1956 г. 1957 г. 1958 г. 1959 г.

(июнь)

Brachionus angularis 600 6160 11000 5330 265000
Keratella cochlearis 1030 6800 30800 489210 160800
Asplanchna sieboldi 6720 6930 1330 13100 63200
Polyarthra trigla 100 3760 52500 25760 75600
Synchaeta sp. един. един. 135660 21000 84400
Nauplii Copepoda 11550 68010 83830 74830 102400
Копеподитные стадии Copepoda 71020 202300 83300 25200 24800
Acanthocyclops vernalis 17560 17332 9330 2000 6400
Daphnia cucullata 2460 20130 12570 22606 176000
Bosmina longirostris 94300 22720 1330 22900 4400

Как и в предыдущем году, доминирующими формами из ракообразных были Bosmina longirostris с колебаниями численности в течение вегетационного периода от 19 500 до 28 000; Acanthocyclops vernalis с численностью до 40 000 и копеподитные стадии Copepoda соответственно до 470 000 экз/м³.
Из коловраток наиболее устойчивыми и массовыми были Keratella cochlearis со средней плотностью 6800, Asplanchna sieboldi 6930 и Polyarthrа trigla 3760 экз/м³. Наибольшего развития коловратки достигли в октябре, когда их общая численность дошла до 46 600 экз/м³, или 43% общей численности зоопланктона в этот период. Минимальное их развитие (2,8% общей численности) наблюдалось в августе, что отражено и стационарными исследованиями зоопланктона в самом водохранилище (Набережный, 1957).
В 1957 г. наравне с увеличением разнообразия зоопланктеров до 37 форм за счет ракообразных — Diaptomus gracilis, Canthocampus staphylinus и их молоди, Daphnia hyalina, Alonopsis elongata и Ceriodaphnia pulchella — увеличилась и средняя численность зоопланктеров до 419 900 экз/м³. Однако относительная значимость ракообразных понизилась до 43,1%, хотя абсолютная численность их достигала 182 100 экз/м³. В остальное время вегетационного периода относительная численность ракоообразных была выше численности коловраток. В июне, например, она составляла 52,7%, а в августе достигала 80,2% от общей численности зоопланктона. Следовательно, и в 1957 г. обеспеченность ихтиофауны ценными кормовыми зоопланктерами в заводи была достаточной.
Наиболее массовыми из веслоногих были nauplii Copepoda с колебаниями численности в течение вегетационного периода от 44 500 до 131 500, Cyclops vicinus — 500-67 000 и копеподитные стадии Copepoda — 16000-57 000 экз/м³. Из ветвистоусых наибольшей численностью выделялась, Daphnia cucullata с колебаниями от 7500 до 13 250 экз/м³.
Из коловраток преобладающее значение имели Synchaeta sp. с колебаниями численности от 500 до 402 000; Polyarthra trigla — 7500-54 500 и Keratella cochlearis — 16 000-44 000 экз/м³.
Исследованиями 1958 г. было установлено дальнейшее увеличение разнообразия зоопланктона в заводи до 52 форм, а его средней численности — до 692 200 экз/м³. По разнообразию на протяжении всего вегетационного периода господствуют коловратки. Кроме обычных для заводи видов коловраток, здесь впервые были обнаружены Platyias patulus, Monostyla quadridentata, Scaridium longicaudum и Trichocerca grandis. Состав ракообразных почти не изменился, за исключением вновь появившегося рачка Pleuroxus uncinatus. Больше, чем в предыдущие годы, в зоопланктоне заводи 1958 г. выделяется группа Calanoida, представленная Diaptomus gracilis и его личиночными стадиями, общая численность которых иногда (в октябре) достигает 47 400 экз/м³. Из веслоногих ведущая роль сохраняется за Acanthocyclops vernalis, науплиальными и копеподитными стадиями Copepoda. Наряду с ними, обычным для зоопланктона заводи этого периода стал Mesocyclops crassus средняя численность которого в августе достигает 43 300 экз/м³.
Что касается ветвистоусых рачков, то максимальной численности они достигают в июне (67 760) и особенно в августе (90 310), главным образом за счет развития особей Daphnia cucullata и ее разновидностей berolinensis, Diaphanosоma brachyurum и Bosmina longirostris. Наконец, в июне 1959 г., в период сильного спада уровенного режима в водохранилище, общее разнообразие зоопланктеров снижается до 32 форм, среди которых на долю коловраток приходилось 65,6%. Наиболее массовыми были Brachionus angularis со средней численностью 26 500, Keratella cochlearis — 1 608 000 и Synchaeta stylata — 304 400 экз/м³.
Из ракообразных, как и в прежние годы, выделялись Nauplii Copepoda (102 400), копеподитные стадии Copepoda (24 800) и Daphnia cucullata berolinensis (17 600) (см. табл. 42).
Средняя же численность зоопланктона достигала 1 282 000.экз/м³.
Исследованиями зоопланктона заводи в зимний период (1956-1957-1958 гг.) выявлено всего лишь 16 видов, среди которых коловратки в 1956 г. составляли 55,5, в 1957 г. — 72,7 и в 1958 г. — 55,5% общего разнообразия зоопланктеров. Преобладающими среди коловраток были Keratella quadrata, Polyarthra trigla, Notholca squamula и Synchaeta sp. Из ракообразных зоопланктеров обычными для этого периода являются Cyclops vicinus и Bosmina longirostris. Последняя нередко встречается с зародышами и в зимних условиях.
Ход сезонных изменений зоопланктона заводи за годы исследований имеет некоторые общие черты для всех лет. В зимний (январь) и весенний (апрель) периоды как по разнообразию, так и по массовости особей первое место занимают коловратки. В зимний период общая численность зоопланктона минимальная и колеблется от 10 290 в 1957 г. и 102 000 экз/м³ в 1956 г., а в апреле от 42 200 в 1956 г. до 190 500 экз/м³ в 1958 г.
К июню параллельно с увеличением общей численности зоопланктона (максимум в 1959 г. — 1 282 000 экз/м³) заметно увеличивается значимость веслоногих рачков (от 57 100 в 1958 г. до 186 000 экз/м³ в 1956 г.) и в меньшей мере ветвистоусых (от 13 300 в 1956 до 67 700 экз/м³ в 1958 г.).
В августе численное зоопланктона резко увеличивается. В 1955,1956,1957 г. это увеличение происходит за счет рачков, в 1958 г. — коловраток. Из рачков, за исключением 1955 г., по-прежнему преобладают веслоногие (от 65 600 в 1956 г. до 175 500 экз/м³ в 1957 г.).
Заметно увеличивается в августе и удельный вес ветвистоусых рачков (от 42 700 в 1957 г. до 118 300 экз/м³ в 1955 г.). Мы не располагаем сентябрьскими данными за все годы, однако данные 1955 г., а также и стационарные исследования зоопланктона в самом водохранилище (Набережный, 1957) показывают, что в этот период ветвистоусые достигают максимальной численности, образуя осенний пик в развитии зоопланктона.
В октябре с понижением температуры, как правило, численность ракообразных заметно понижается, а численность коловраток резко увеличивается, что наглядно представлено на.
Проводя исследования зоопланктона водохранилища, мы сочли необходимым коснуться и его вертикальных миграций с целью уточнить кормность водохранилища по зоопланктону в течение вегетационного периода и выяснить особенности доминирующего комплекса зоопланктеров к основным факторам среды.
Исследования этого направления были начаты с 1955 г., т.е. с первого года становления водохранилища и продолжены в течение 4-х лет по 1958 г. включительно. В результате собрано и обраотано свыше 500 количественных проб зоопланктона.
Для регулярных наблюдений из пяти станций исследования были выбраны три, расположенные в нижнем участке водохранилища на небольшом расстоянии (25 км) одна от другой, но различающиеся между собой главным образом по характеру проточности.
Первая из них, ст. Цыбулевка, расположена на суженном створе границы среднего и нижнего участков водохранилища, соединяющем два широких (1,5-2 км) плеса. В связи с этим проточность здесь постоянная, охватывающая все слои воды, и в большие половодья может достигать временами сравнительно высоких величин. Разница температуры и растворенного кислорода верхних и придонных слоев воды большую часть вегетационного периода незначительная. Максимальная глубина 14 м.
Вторая станция наблюдений — Кучиеры — расположена на широком плесе (до 2 км) приплотинного участка с максимальной глубиной 17,5 м. Проточность здесь практически или отсутствует или она незначительная. Максимальные скорости течения — 20-22 см/сек отмечены здесь в 1955 г., обычно же они колебались в пределах 2-10 см/сек.
Эти различия в проточности водохранилища накладывают существенный отпечаток не только на степень прозрачности воды (Ярошенко, 1957 а), обилие бактериальной флоры (Дымчишина, 1959), общее разнообразие и численность фито- и зоопланктона (Шаларь, 1960; Набережный, 1957), но и на вертикальное распределение зоопланктеров в толще воды.
Мы не отрицаем влияния комплекса других факторов (состояние метеорологических условий, света, температуры, газового режима, пищевых миграций, защитных реакций) на распределение зоопланктеров по вертикали и их суточные миграции, но в данном случае определяющая роль принадлежит степени проточности водохранилища.
Последняя отличается крайним непостоянством в течение вегетационного периода и в целом зависит от водного режима Днестра, обладающего некоторыми горными чертами (Ярошенко, 1957). Например, в первом году (1955) становления водохранилища при неполном его заполнении и гидрологических условиях, близких к речным, зоопланктон распределялся почти равномерно во всей толще воды на протяжении всего водохранилища. Даже в самом приплотинном участке, где проточность по отношению к остальным участкам водохранилища была несравненно меньше, вертикальное распределение зоопланктеров в толще воды было аналогично его распределению на ст. Цыбулевка. Естественно, что в связи с перемешиванием всех слоев воды и различия в суточных миграциях основных групп зоопланктеров почти не наблюдались. Лишь в первой половине октября, при некотором относительном постоянстве водного режима, повлекшего уменьшение проточности на этом участке водохранилища, наблюдалась кратковременная тенденция к концентрации зоопланктона в верхнем 6-метровом слое воды. Совершенно другая картина наблюдалась в это время в вертикальном распределении зоопланктона Ягорлыкской заводи, где с первого года становления водохранилища отсутствовала проточность и более или менее заметно обнаружилась температурная и кислородная стратификации. Здесь с первого года существования водохранилища основная масса зоопланктона концентрировалась в слое воды до глубины 4-6 м. Другими словами, здесь наблюдалась типичная картина, свойственная стоячим водоемам.
С 1956 г. в связи с заполнением Дубоссарского водохранилища до проектного уровня оно приобрело особенности проточно-руслового водоема с неустойчивым гидрологическим режимом (Ярошенко, 1962). В результате можно считать более или менее определившимися состав и численность зоопланктона по продольному его профилю и вертикальное его размещение в толще воды, включая суточные миграции.
На ст. Цыбулевка, например, в связи с сохранившейся здесь хотя и пониженной (10-20 см), но постоянной проточностыо, численность лимнофильного комплекса зоопланктеров была всегда ниже их численности, установленной на последующих станциях нижнего участка, в частности, на ст. Кучиеры, а распределение зоопланктона было равномерным во всей толще воды. Даже при понижении здесь скоростей течения общая закономерность распределения зоопланктеров в толще воды редко нарушалась.
Особенности вертикального распределения зоопланктеров, установленные на ст. Цыбулевка, являются специфичными и для среднего участка в целом и тем более для верхнего участка водохранилища. Этому способствует более интенсивное перемешивание толщи воды в связи с большей их проточностью.
С практической точки зрения такое распределение зоопланктона нужно считать положительным, так как оно способствует лучшему освоению его составом ихтиофауны всех слоев воды.
Косвенным подтверждением этого могут служить данные исследований по питанию основного состава рыб водохранилища (Ярошенко, Томнатик, Набережный и др., 1960). Этими исследованиями установлено, что в пищевом спектре не только признанных планктофагов, но и бентофагов и даже мелких хищных рыб, зоопланктон имеет существенное значение.
В плесе приплотинного участке, начиная с 1956 г., замедление скоростей течения до минимума привело как видно из предыдущих глав, к некоторой разнице в содержании биогенных веществ, температуры, О2, С02 и величины рН верхних и донных слоев воды. Эти различия возрастали, но не достигали критического уровня даже в штилевые дни летних месяцев и в период ледостава.
Более существенные различия наблюдались здесь в распределении бактериальной флоры и фитопланктона. Максимальные концентрации бактериальной флоры, как выше отмечено, наблюдались на глубине 8 м и в придонных слоях воды. Очевидно, это связано с процессом погружения отмирающего обильного фитопланктона, основная масса которого концентрируется до глубины 5-6 м. Мы склонны считать, что с этими явлениями тесно сопряжено и вертикальное распределение зоопланктеров на этом участке водохранилища. В июне, например, зоопланктон здесь также распределяется во всей толще воды, но основная масса его концентрируется в более верхних слоях до 5-6-метровой глубины, что является характерным и для всего вегетационного периода, исключая зиму. Эта особенность более отчетливо выступает при анализе наблюдений за суточными миграциями зоопланктеров.
Не случайным является увеличение численности зоопланктона на глубине 8 м и в придонных слоях. Если сосредоточение его в толще до глубины 5-6 м можно объяснить оптимальными условиями, oтвечающими жизненным потребностям (прозрачностью, насыщеностью О2, обилием фитопланктона), то концентрацию в придонных слоях следует искать только в трофических связях, обусловленных увеличением oбилия бактериальной флоры. Иногда (июнь 1956 г.) численность веслоногих (в основном копеподитных стадий) в придонных слоях воды превышала суммарную численность зоопланктона в верхних слоях. Аналогичную картину наблюдал В. Гурвич (1961) при исследовании микробентоса в Каховском водохранилище
Кроме того, кривую распределения зоопланктеров по вертикали как на этом участке водохранилища, так и на ст. Цыбулевка определяли те его группы, которые характеризовали и тип зоопланктона в данный период исследований.
Например, в 1956 г. доминирующими здесь были веслоногие рачки, главным образом Acanthocyclops vernalis и его личиночные стадии. Они сохранили свое доминирующее положение во всей толще. Ветвистоусые рачки, как правило, рассеяны по всей вертикали, но с явной концентрацией до глубины 4 м.
В августе 1957 г., что в этом году характерно и для всего вегетационного периода, определяющими кривую суммарной численности по вертикали были коловратки. Они занимали доминирующее положение и в зоопланктоне водохранилища в течение всего вегетационного периода, составляя в среднем 67% от 234 603 экз/м³. В отличие от 1956 и 1958 гг. численность коловраток хотя и понижается к придонным слоям, но она всегда выше численности ветвистоусых и веслоногих рачков вместе взятых. Летом среди них преобладали Pompholix complanata, Synchaeta sp. и Polyarthra trigla; осенью — Synchaeta stylata, Synchaeta sp. и Keratella cochlearis.
Что касается различия в интенсивности перемещения всех групп зоопланктеров в течение суток в толще воды, отчетливой закономерности нельзя уловить. Существуют лишь сезонные различия. С другой стороны, многочисленные наблюдения над суточными миграциями зоопланктона убедительно подтверждают постоянно большую концентрацию его в верхних слоях. Эти наблюдения позволили нам определить также суммарную численность и биомассу зоопланктона под 1 м² в различные сезоны года. Например, в 1956 г. суммарная численность зоопланктона под 1 м² (в среднем за сутки) колебалась от 967 тыс. экз. в октябре до 3 686 тыс. в июне, с общей биомассой 21,3-64 г. и удельным весом коловраток 19,6-1,6%.
В 1957 г. суммарная численность зоопланктона под 1 м² заметно возросла за счет развития коловраток в водохранилище. В июне, например, численность зоопланктона под 1 м³ составляла (в среднем за сутки) 3 799,6 тыс., а в октябре 4360 тыс. экз. с общей биомассой соответственно 24,5-15 г. Численность коловраток в июне не превышала 58,5%, а в октябре достигала 83,4% к суммарной численности зоопланктона.
Известно, что закономерности развития гидробиологических процессов вообще и развития зоопланктона, в частности, находятся в прямой зависимости не только от физико-химических и биологических особенностей данного водоема, но и от времени года.
Это проявляется еще в большей мере в водоемах типа водохранилищ, где колебания качественного состава гидрофауны в течение вегетационного периода связаны, помимо других факторов, и с сезонным изменением гидрологического режима.
Учитывая это, Лаборатория гидробиологии Института биологии Молдавского филиала Академии наук СССР со времени возникновения Дубоссарского водохранилища, кроме сезонных разовых исследований гидробиологического режима в течение вегетационного периода, организовала стационарные наблюдения на ст. Цыбулевка. В 1955 и 1956 гг. здесь проводились ежедекадные наблюдения, в первом случае — с июня по декабрь во втором — с мая по декабрь. В последующие годы (1957-1959) проводились ежемесячные наблюдения с января — февраля и по октябрь — ноябрь включительно. Учитывая сравнительно небольшую ширину водохранилища на этом участке (450-500 м), пробы зоопланктона отбирали лишь в трех точках: две прибрежные примерно 30 м от правого и левого берегов и одна на середине. Всего собрано и обработано 186 количественных проб зоопланктона.
В первом году становления водохранилища (1955 г.), при гидрологическом режиме, близком к речному, среднемесячная численность зоопланктеров, за исключением сентября, не превышала 3200 экз/м³, из которых коловратки составляли 81,8%.
В сентябре же, в связи с наступлением относительно устойчивого уровня и замедлением течения воды в водохранилище, среднемесячная численность зоопланктеров повысилась до 227 800 экз/м³. Характерным для этого периода является повышение значимости рачковых зоопланктеров до 51 000 экз/м³, или 23,4% обшей численности. Отдельные особи ветвистоусых, как, например, Bosmina longirostris и Moina rectirostris, достигли численности 20-28 тыс. экз/м³, что является максимальным для 1955 г. Средняя остаточная биомасса зоопланктона за вегетационный период 1955 г. составила 0,94 г/м³.
Иная картина сложилась в 1956 г. при относительно благоприятных гидрологических условиях для развития зоопланктона. Например, средняя численность зоопланктеров с мая по декабрь составила 231 230 экз/м³, с биомассой 2,5 г. среди которых на долю коловраток приходилось лишь 24,7%. Наибольшая его численность отмечена в июне (485 400) и в сентябре (502 000), т.е. в периоды максимального развития рачков. Наиболее низкая численность зоопланктеров наблюдалась в мае и октябре, но и в данном случае она не опускалась ниже 124-138 тыс. экз/м³ с доминирующей ролью коловраток (92-73% общей численности).
Из рачков обычными для водохранилища этого периода стали Daphnia longispina, D. cucullaba и Leptodora kindtii, которые прочно вошли в пищевой рацион не только молоди, но и более старших возрастов рыб (Набережный, 1957; Ярошенко, Томнатик, Набережный, Вальковская и Карлов, 1960).
За вегетационный период 1958 г. средняя численность зоопланктона на стационаре повысилась до 279 115 экз/м³, с биомассой 3,4 г. среди которых коловратки составляли 62,9%. Однако средний удельный вес коловраток в данном случае несколько завышен за счет массового развития их в осенний период.
Наконец, в 1959 г. средняя численность зоопланктона находилась в уровне предыдущих 2 лет и составила 240 060 экз/м³, а по биомассе 1,5 г/м
Из них 49,9% были коловратки.
В период стационарных исследований (1955-1959 гг.) здесь установлено 73 формы зоопланктона, что почти в 2 раза больше, чем было выявлено здесь за те же годы сезонными разовыми исследованиями. Наибольшее разнообразие зоопланктеров было установлено в первом году становленияводохранилища (54 формы). Основной доминирующий состав зоопланктеров, по материалам стационарных исследовании, представлен Вгасhionus angularis, Br. calycifloris amphiceros, Keratella cochlearis, K. quadratа, Asplanchna sieboldi, Synchaeta sp., Polyarthra trigla — из коловраток, Acanthocvclops vernalis и его личиночные стадии — из веслоногих; Воsminа longirostris и Моina rесtirostris — из ветвистоусых рачков. Эти же формы, за некоторым исключением, преобладали в период исследования в составе зоопланктона водохранилища в целом. При этом характерно что большинство из них занимало доминирующее положение на этом участке Днестра и до создания водохранилища (Ярошенко, 1957).
Из этого следует, что постоянный приток зоопланктона с верхнего участка Днестра имеет в данном случае исключительно большое влияние на его формирование в водохранилище. В течение вегетационного период состав зоопланктеров значительно колеблется, но во всех случаях на neрвом месте стоят коловратки. Особенно увеличивается их разнообразие к осени, что, по-видимому, связано с увеличением органического загрязнения водохранилища. В ноябре разнообразие зоопланктона вообще резко снижается и к зимнему периоду достигает предельного минимума с npeoбладанием коловраток. Что касается численности коловраток, то, в зависимости от года исследований она колеблется в больших пределах.
В 1955 г. с весны до половины августа, т.е. в период больших скоростей течения воды, численность коловраток была незначительной (800-8950 экз/м³), что составляло не более 37% от общей численности зоопланктона. С понижением скорости течения до минимума и относительном посто янстве уровня воды в сентябре численность коловраток увеличивается и 309 900 экз/м³.
В 1956 г. в развитии коловраток наблюдаются 2 пика.
Первый, весенний, обусловленный прошедшим паводком, после чего начинается спад численности коловраток до половины августа. Во второй половине августа произошел, хотя и небольшой (до 1 м), но резкий подъем воды, что, повлекло новый подъем численности коловраток. Однако в обоих случаях (май и октябрь) численность коловраток не превышает 120 000 экз/м³.
В 1958 г. в численности коловраток наблюдается неуклонный подъем с мая по сентябрь, когда ее средние показатели достигли 845 000 экз/м³.
Наконец, в 1959 г. пики численности коловраток (в июне и октябре) произошли после прошедших весеннего и летнего паводков.
В отличие от коловраток, разнообразие веслоногих рачков на стационаре было представлено очень скудно. Наиболее постоянным из них был Acanthocyclops vernalis и его личиночные стадии. Однако уже в 1955 г. веслоногие рачки являлись доминантами в зоопланктоне, составляя в летний период 50-76% от общей его численности. В сентябре, наравне с увеличением общей численности зоопланктона, численность веслоногих достигла 309 000 экз/м³, но в связи с одновременным увеличением численности коловраток в это время относительные показатели их понизились до 13%. Но с третьей декады октября удельный вес веслоногих рачков снова повышается, не превышая 16-27% общей численности.
В следующем, 1956 г. при более благоприятных гидрологических условиях численность веслоногих по отношению к 1955 г. возросла в среднем в 11,6 раза, что отразилось и на общей биомассе зоопланктона.
В отличие от 1955 г. веслоногие образуют максимум уже во второй декаде июня, достигая 558 000 экз/м³, а в среднем за июнь — 372 000 экз/м³.
В июле одновременно с падением общей численности зоопланктона плотность веслоногих снижается в среднем до 66 100 экз/м³, или 31% от общей численности.
С августа по первую декаду сентября численность веслоногих несколько повышается, после чего следует постепенное понижение ее до ноября.
Аналогичная картина в распределении численности веслоногих наблюдается в 1958-1959 гг. В 1958 г. кривая их численности почти следует за кривой в 1956 г., в 1959 г. пик развития, достигающий 831 000 экз/м³, сместился после июньского паводка на июль. Во время сильного августовского паводка численность веслоногих снижается на стационаре до 4660, но в сентябре снова повышается до 14 660 экз/м³.
Разнообразие ветвистоусых на стационаре колеблется от 1-2 в ранневесенний и зимний периоды до 6-9 форм в летне-осенний период. Среди них наиболее обычными являются Bоsminа longirostris, Moina rectirostris, Diaphanosoma brachyurum и Daphnia cucullata.
В динамике численности ветвистоусых (рис. 51) в 1955-1956 гг. наблюдалось непрерывное нарастание ее с весны до сентября. Например, в мае 1956 г. плотность ветвистоусых едва достигала 200 экз/м³, или 1,2% от общей численности зоопланктона; в июне она повышается до 29 000 экз/м³ или 7 %; в июле 75 000 экз/м³, или 36%, а в августе 214 000 экз/м³, или 58%.


Рис. 51. Сезонная динамика численности ветвистоусых рачков на ст. Цыбулевка за 1955-1959 гг.: ( 1955) — 1; 1956 (2); 1958 (3); 1959 (4).
Наконец, в сентябре средняя их численность достигает 322 000 экз/м³ или 64% от общего количества зоопланктеров. Иначе говоря, к сентябрю зоопланктон становится преимущественно рачковым. Такое состоят в развитии ветвистоусых вполне обуславливается влиянием относительно больших площадей вновь залитого суходола в 1956 г.
Совершенно противоположная картина наблюдалась в 1958 г.: наиболее высокая численность ветвистоусых рачков на стационаре отмечена в июне — 305 610 экз/м³, или 42,9% общей численности зоопланктеров этого периода. В последующие месяцы вплоть до ноября численность ветвистоусых неуклонно понижается.
В 1959 г. численность ветвистоусых вообще низкая на протяжении всего вегетационного периода (максимальная в июле — 36 660 экз/м³) образует в течение его два небольших пика — в июле и сентябре. В обоих случаях они возникают после прошедших паводков в июне и августе.
В соответствии с качественным и количественным распределена зоопланктона в Дубоссарском водохранилище в первые 5 лет изменяют и показатели его общей остаточной биомассы.
В первом году становления водохранилища (1955 г.), с присущими eму гидрологическими особенностями, средняя биомасса зоопланктона вегетационный период составляла всего лишь 1,6 г/м³ (см. рис. 42). Минимальная биомасса наблюдалась в верхнем участке водохранилища — 0,042; в среднем участке она повысилась до 0,5 и в нижнем участке, включая заводь Ягорлык, до 2,6 г/м³.
В 1956 г. с увеличением общей плотности зоопланктона, главным образом ракообразных, средняя его биомасса за вегетационный период cocтавляла 3,2 г/м³. Если биомасса в верхнем участке остается на прежнем уровне — 0,06, то в среднем достигает 2,3, а в нижнем — 4,3 г/м³. Также, как и в 1955 г., максимум ее отмечен в июне и декабре.
Касаясь распределения массы зоопланктона водохранилиза в целом за 1956 г., следует принять во внимание, что нами не учтены скудные апрельские сборы, так как обычно в этот период температура воды редко превышает 8-9° и интенсивность питания рыб минимальная. Однако и сучетом апрельских показателей средняя остаточная биомасса зоопланктона за вегетационный период составляет 2,4 г/м³.
В 1957 г., ка видно из рис. 42, средняя остаточная масса зоопланктона составляет 2,8 г/м³. В верхнем участке она повышается до 0,12, в среднем до 4, а в нижнем 3,4 г/м³.
Средняя биомасса зоопланктона в 1958 г.. включая апрельские сборы,составила всего лишь 1,3 г/м³. Если пренебречь апрельскими сборами, то биомасса составит в среднем за вегетационный период 2,6 г/м³.
Наконец, в 1959 г.. пр данным июньских исследований, средняя остаточная биомасса по водохранилищу достигала 3,2 г/м³. В целом по водохранилищу средняя биомасса за полные 4 года исследований (1955-1958 гг.), включая и апрельские сборы зоопланктона, составит 2г/м³.
Как отмечалось нами выше, зоопланктон водохранилища заселяет всю толщу воды, однако наибольшая и более или менее равномерная его концентрация раблюдается в слое воды до глубины 5-6 м. С вертикальным распределением зоопланктона вполне согласуется и распределение остаточной биомассы, которая также концентрируется в основном в толще воды до 5-6 м и может быть принята за 2 г/м³, т.е.е за среднюю многолетнюю биомассу зоопланктона по водохранилищу.
Если принять среднемеженную площадь водохранилища за 5000 га, при соответствующей ей средней глубине 5 м (учитавая колебания уровня в пределах до 2,5 м), то средняя остаточная биомасса зоопланктона под 1 м² составит 10г, или 100 кг/га, сто несколько меньше прогнозируемого обилия биомассы М.Ф.Ярошенко (1967).
Сравнивая полученные нами данные по средней биомассе зоопланктона в водохранилище со средними ее показателями на этом участке Днестра до его затопления (3-15 мг/м³), можно видеть, сто биомасса зоопланктона в водохранилище увеличилась в общей сложности в 670-3300 раз на единицу площади.
Если исходить из принятого нами коэффициента рабочей продуктивности зоопланктона (Ярошенко, Набережный, 1955), то его кормовая биопродукция в водохранилище должна составить за вегетационный период не менее 45 ц/га.
Иначе говоря, зоопланктонных кормовых ресурсов в Дубоссарском водохранилище достаточно не только для удовлетворения кормовой потребности молоди, но и потребности планктоноядных рыб более старших возрастов. К сожалению, до сего времени еще не найдены способы практического использования этих возможностей не только в Дубоссарском водохранилище, но и целом для такого типа водоемов.
Вопросу питания рыб Дубоссарского водохранилища и их пищевых взаимоотношений посвящена специальная работа (Ярошенко, Томнатик, Набережный, Вальковская, Карлов, 1960). Поэтому здесь ограничимся общими сведениями по использованию ихтиофауной водохранилища кормовой биомассы зооапланктона.
Несмотря на имеющиеся различия в видовом и возрастном составах исследуемых рыб водохранилища, состав зоопланктонных рачков в их пищевом спектре был довольно однообразный. Чаще всего преобладали: Acanthocyclops vernalis, Daphnia longispina, D. cucullata, Moina rectiristris, Leptodora kindtii, Bosmina longirostris и их молодь, т.е. формы, которые по своему удельному весу занимали ведущую роль и в зоопланктоне водохранилища. Определенную роль в питании рыб играли придонные формы, как-то Eucyclops serrulаtus, Simocephalus vetulus, Jlyocryptus sordidus и Macrothrix laticornis, которые в гидробиологических cбopax были представлены очень бедно.
Коловратки, несмотря на их массовость, за некоторым исключением, используются в пищу рыбами всех возрастов незначительно.
Наименее разнообразный состав поедаемого зоопланктона (3-4 формы) установлен в верхнем участке водохранилища. По мере приближения к нижнему участку разнообразие зоопланктеров в пищевом рационе возрастает до 18-19 форм. Такую же закономерность наблюдали и по количеству потребляемого зоопланктона, что соответствует, как мы видели выше, распределению состава и численности зоопланктеров вдоль водохранилища по направлению к плотине.
Для более ясного представления о кормовом значении зоопланктона весь состав рыб водохранилища был подразделен по их размеру на две группы: группу рыб длиной до 10 см, куда вошло большинство сеголетней молоди, и группу рыб длиной свыше 10 см, куда входит большинство взрослых особей. Как видно из табл. 43, где приведены средние данные за пять лет по весу зоопланктона в пищевых комках исследуемых рыб, зоопланктон водохранилища используется в пищу не только молодью, что вполне естественно, но и значительным числом бентофагов и даже хищными рыбами более старших возрастов.

Таблица 43

Удельный вес зоопланктона в пище рыб (в % к общему весу пищевого комка)

Вид рыб Возрастная группа
у молоди
до 10 см
у рыб
старших
возрастов
плотва 11,8 9,4
вырезуб 39,8 3,0
голавль 22,7 3,2
жерех 0,7 1,5
подуст + +
пескари 7,3 2,5
уклея 38,3 15,3
лещ 78,5 9,9
белоглазка 53,3 1,2
рыбец 45,6 5,3
чехонь 27,2 21,2
сазан 14,2 0,6
судак 51,6 0,1
окунь 5,0 17,9
ерши 0,3 +
бычки 1,8

Примечание: " + " наличие зоопланктона; " — " отсутствие зоопланктона

Среди молоди рыб, наиболее интенсивно потребляющей зоопланктон, выделяется комплекс промысловых рыб — вырезуб, голавль, лещ, рыбец, сазан, белоглазка, чехонь и судак.
Более высокие показатели потребления зоопланктона отмечены у молоди вырезуба, голавля, леща, белоглазки, рыбца, чехони и сазана, у которых вес зоопланктона составлял 27,2-78,5% от общего веса пищевого комка.
В питании молоди малоценных и «сорных» рыб — уклеи, окуня, пескарей, красноперки, ершей и бычков зоопланктон играет менее существенную роль (0,3-38,3% по весу).
Снижение интенсивности потребления зоопланктона в пищу старшими возрастами рыб объясняется, с одной стороны, самой биологической особенностью этих рыб, а с другой — обилием кормовой донной фауны, биомасса которой в среднем за пять лет по водохранилищу, по данным Ярошенко (1962), составляет 380 кг/га.
Резюмируя вышеизложенное, можно сделать следующие выводы.
1. Биологическая обеспеченность формирования зоопланктона в водохранилище удовлетворительная. Каждую секунду в среднем из Днестра поступало около 1,6 млн. зоопланктеров, которые накладывают определенный отпечаток на зоопланктон водохранилища в целом. Из них в водохранилище сохраняют доминирующее положение среди коловраток Brachionus annularis, Keratella cochlearis, Synchaeta sp., Polyarthra trigla, среди веслоногих — Acanthocyclops vernalis и его личиночные стадии и среди ветвистоусых — Bosmina longirostris и Moina rectirostris.
2. В видовом составе зоопланктона за первые пять лет становления водохранилища обнаружено 120 форм, что в два раза превышает разнообразие зоопланктеров, установленное в Днестре без его низовья до образования водохранилища, и соотношение групп в условиях водохранилища несколько изменяется.
Наряду с приведенными формами зоопланктеров, в одинаковой мере являющимися доминантами в Днестре и водохранилище, здесь впервые были обнаружены Sida cristalina, Daphnia cucullata с ее разновидностями berolinensis и kahlbergensis, Pleuroxus uncinatus, Eurycercus lamellatus, Simocephalus vetulus и Leptodofa kindtii — из ветвистоусых рачков; Eucyclops macruroides и Mesocyclops crassus — из веслоногих; Diantomus Graciloides, D. coeruleus и Paradiaptomus alluadi — из каляноид; Rotaria neptunia, Brachionus falcatus, Br. budapestinensis, Br. nilsoni, Trichotria tetractis, Platyias patulus, Asplanchna sieboldi, Scaridium longicaudum и Pedalia oxyure — из коловраток.
Некоторые из них стали не только обычными, но и доминирующими компонентами зоопланктона водохранилища.
3. Значительно большие изменения произошли в численности зоопланктеров. Если до образования водохранилища здесь средняя численность зоопланктона едва достигала 1150 экз/м³, то в течение первых пяти лет становления водохранилища она достигала в нем в среднем 216 тыс. экз/м³, или увеличилась в 188 раз. Средняя же численность рачковых зоопланктеров за этот период времени составляла по водохранилищу 74 050 экз/м³ с колебаниями от 37 020 (1955 г.) до 105 316 экз/м³ (1956 г.) против 964 экз/м³ в Днестре, у Каменки.
4. В связи с резко выраженной периодической проточностью и перемешиванием воды в водохранилище вся ее толща заселена зоопланктоном с наибольшей концентрацией его в верхнем до глубины 5-6 м и придонном слоях воды.
5. Средняя остаточная биомасса зоопланктона в водохранилище составляет 2 г/м³, или 100 кг/га, что по меньшей мере в 650-700 раз больше на единицу площади, чем наблюдали на этом участке до образования водохранилища.
6. Изменение состава зоопланктона в водохранилище положительно сказалось на его состоянии и в нижнем бьефе, где его численность оказалась в 11,3-56,2 раза, а биомасса в 350 раз больше, чем на ст. Каменка, расположенной выше водохранилища. В результате удельный вес зоопланктона в пище леща, плотвы, рыбца и чехони достигает 5,3-21,2%, а у некоторых хищников, как судак, жерех и окунь, — 0,1-17,9% к общему весу пищевых комков.
7. Приведенное состояние зоопланктона в водохранилище, очевидно, сохранится и в последующие годы.

© 1964. Авторские права на статью — принадлежат А.И.Набережному, (в монографии «Дубоссарское водохранилище» под редакцией М.Ф.Ярошенко), (Ин-т зоологии АН МССР).
Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

Январь 31, 2010 Posted by | Dubossari Reservoir | , , , , , , , , , , , | Оставьте комментарий