HERALD HYDROBIOLOGY

Ученые труды А.И.Набережного

Кормовые запасы Дубоссарского водохранилища и использование их рыбцом (Vimba vimba vimba natiо Pallas)

Кормовые запасы Дубоссарского водохранилища и использование их рыбцом (Vimba vimba vimba natiо Pallas)
Рыбец широко распространен в бассейнах рек Кубани, Дона, Днепра, Буга, Днестра и Дуная. По своим биологическим особенностям это полупроходная рыба, нагуливающаяся в низовьях и лиманах рек. Для нереста поднимается вверх по рекам на участки с промытым каменистогалечным дном.
Многократное зарегулирование рек Черноморского бассейна значительно затруднило нерестовые миграции и воспроизводство рыбца. В результате его уловы катастрофически упали, что сказалось на речном рыбном хозяйстве. Между тем пищевая ценность рыбца не уступает лососевым. К тому же он является и предметом экспорта. Нe случайно в последние годы теории и практике искусcтвенного воспроизводства рыбца уделяется все больше внимания. На Дону построен Аксайско-Донской осетрово-рыбцовый завод, где разрешены многие впросы биотехники искусственного воспроизводства и биологии молоди рыбца, (Алексеева — Потехина, 1960; Алексеева и Ющенко, 1960; Алексеева и Логвинович, 1961).
Что касается Днестра, то он и раньше не был богат рыбцом, а плотина Дубоссарской ГЭС еще больше затруднила его естественное воспроизводство. Возникновение водохранилища обнажило некоторые положительные черты биологической пластичности днестровского рыбца. Оказалось, что физико- химический и биологический режимы водохранилища благотворно подействовали на развитие и темп его роста. Больше того, за сравнительно короткий срок здесь образовалась местная жилая форма рыбца, особи которой в сеголетнем возрасте достигают средней длины 10,2 см; веса — 18,5 г. а к шестому лету — уже 578 г. Явление приспособляемости к изменившимся условиям наблюдается в Цимлянском (Лапицкий, 1965) и Днепровском (Булахов, 1962) водохранилищах. Учитывая это, мы сочли необходимым выяснить трофические условия и их использование рыбцом в водохранилище как одну из биологических основ целесообразности интенсивной его культуры.
Литературные сведения о питании рыбца довольно ограничены и в большинстве случаев носят фрагментарный характер. Встречаются они в работах М.Ф.Ярошенко (1957), Л.К.Опалатенко (1964), В.Л. Булахова (1962), М.К.Тарана (1964), Ф.Д.Великохатько (1940), C.Г.Троицкого (1949, 1960) и некоторых других.
Для разрешения этой задачи нами были собраны и обработаны 245 кишечников рыбца. Сбор материалов проводили посезонно, в основном (210 кишечников) в 1963-1965 гг. в комплексе с гидробиологичеcкими исследованиями. Остальные 35 были собраны в 1957-1959 гг., но так как содержание их не было исключением, мы сочли возможным учесть и их.
Молодь отлавливали неводом в прибрежной зоне, где численность ее составляла от 3 до 8% общего количества вылавливаемой молоди, взрослых рыбцов — ставными сетями, проверяя их через каждые 5-6 часов. Численность рыбца в данном случае составляла 5-6% общей численности выловленных сетями рыб.
Таким образом, из 245 кишечников 78 относятся к сеголетней молоди, а 157 — к старшим, возрастам (2-6 лет). При этом кишечники на месте фиксировали 4%-ным формалином. Обработку их содержимого проводили в лаборатории. Вес содержимого определяли на сантиграммовых весах с точностью до второго знака, а индекс наполнения рассчитывали по Зенкевичу.
Чтобы иметь ясное и правильное представление о характере питания рыбца в водохранилище, считаем необходимым хотя бы в общих чертах осветить биологические условия его окружения. В годы исследования кормовой зоопланктон был представлен 158 формами. Из них к коловраткам относились 97, к веслоногим-24 и к ветвистоусым рачкам 37 форм. Средняя численность его в водохранилище достигала 120-150 тыс.экз.м³ с минимумом (4-17 тыс.) в верхнем и максимумом (163-282 тыс.) в среднем участке. В обоих случаях 60-80% общей численности зоопланктона составляли коловратки, и только в нижнем участке относительное количество их не превышало 40-54%. Поэтому и биомасса зоопланктона в целом по водохранилищу не была больше 0,4 г/м³ с отклонением в верхнем участке до минимума 0,8-0,01 и в среднем до максимума 0,6-0,7 г/м³.
Кормовая донная фауна в водохранилище насчитывала 162 формы. 38 из них относились к олигохетам, 21- к моллюскам, 10 — к поденкам и 62 — к личинкам двукрылых насекомых, главным образом (46 форм) к тендипедидам. Средняя численность донной фауны достигла 5800 экз./м², из которых 76% — олигохеты я 22% — тендипедиды. Средняя кормовая биомасса равна была 42 г/м², иди 420 кг/га, и состояла преимущественно из моллюсков (70%), олигохет (22% и тендипедид (3,5%).
Наиболее скудной донная фауна была в верхнем участке, где составила немногим более 2700 экз./м² весом 16,7 г. Основная масса ее (91% по численности и около 70% по весу) была представлена олигохетами. Около 30% биомассы — моллюски. В нижнем участке она оказалась обильней. Ее средняя численность превышала 6000 экз./м², с биомассой более 68 г, или 680 кг/га. Но и в данном случае преобладали олигохеты (68%), хотя удельный вес их биомассы снизился до 10%, тогда как биомасса моллюсков достигла 86% ее общего веса. Заметное значение в донной фауне нижнего участка (до 30% по численности и 4% по биомассе) имели тендипециды.
Таковы общие контуры кормовой обеспеченности рыбца в водохранилище. При этом пищевой спектр рыбца охватывает все группы окружающей его планктонной и донной кормовой фауны. Как видно из табл.1, в пищевых комках рыбцов обнаружено 76 компонентов кормовой гидрофауны, кроме представителей шести основных групп водорослей и некоторых макрофитов. Другими словами, в состав пищи рыбца входят все гидробионты — от одноклеточных водорослей до рыб включительио, что свидетельствует о его эврифагии и исключительной пищевой пластичности.

Таблица 1

Общий спектр питания рыбца в Дубоссарском водохранилище

Объект питания Зна-
чи-
мость
Объект питания Зна-
чи-
мость
Сине-зеленые водоросли * Theodoxus L
Вольвоксовые L Unio L
Десмидиевые L Pisidium L
Диатомовые + Sphaerium *
Нитчатые + Dreissena polymorpha #
Протококковые L Mysidacea +
Остатки высшей растительности L Gammaridae +
Keratella cochlearis L Odonata L
Colurella sp. L Corduliinae L
Harpacticidae L Ephemeroptera #
Diaphanosoma brachyurum # Potamantus #
Daphnia longispina # Oligoneuriella rhenana L
Фрагменты Daphnia + Baêtis L
Moina dubia * Trichoptera #
Moina rectirostris * Aphelochirus montandoni L
Bosmina longirostris * Diptera L
Ilyocryptus sordidus * Limoniidae #
Leydigia leydigii * Helobia L
Leptodora kindtii и яйца * Eriocera L
Alona quadrangularis # Eristalis #
Pleuroxus sp. # Tabanidae L
Simocephalus vetulus # Tanytarsus gr. lobatifrons #
Эфипиумы cladocera L T. gr. mancus *
Macrocyclops albidus # Cryptochironomus gr. conjugens *
Cyclops sp. * Cr. gr. defectus #
Eucyclops serrulatus # Cr. gr. pararostratus L
Paracyclops fimbriatus # Limnochironomus gr. nervosus +
Acanthocyclops vernalis * Polypedilum *
Копеподитные ст. Copepoda * Paratendipes intermedius L
Фрагменты Cyclops * Glyptotendipes L
Ostracoda L Tendipes + куколки *
Bryozoa L Cricotopus gr. silvestris #
Nematoda L Psectrocladius gr. psilopterus L
Tubificida * Ablabesmyia gr. lentiginosa #
Lumbricidae L Pelopia +
Enchytraeidae L Procladius *
Hirudo medicinalis L Culicoides +
Herpobdella octoculata L Astacus L
Viviparus viviparus L Insecta (воздушные) L
Valvata piscinalis L Муравьи L
Lithoglyphus naticoides L Молодь карповых рыб L

Условные обозначения значимости в питании:

* — основное, + — существенное, # — обычное, L — редкое

Несомненно, в пищевых комках сеголетней молоди преобладают мелкие планктические, а у более взрослых его особей бентическне и некро-бентические гидробионты. В первом случае в составе комков нередко встречаются донные гидробионты, чаще тендипедиды, во втором — зоонланктеры. То же можно сказать и в отношении одноклеточных водорослей. Последние, очевидно, заглатываются попутно при захвате планктонных и донных кормовых животных организмов.
Ряд организмов, как видно из той же таблицы, встречается довольно часто. И если иметь в виду, что значительная часть неопределимой пищевой кашицы состоит из этих организмов, то их можно считать основными пищевыми объектами рыбца. Из зоопланктеров учтенное количество циклопов в комках достигало 2-3 тысяч, Bosmina — до 500, Simocephalus — до 6800, Leptodora — до 1100, Moina rectirostris — до 1650, М. dubia — до 22400 экземпляров.
Из донных организмов особенно массовыми были тубифициды. К сожалению, из-за сильной деформации систематическую принадлежность их установить можно было лишь до рода Limnodrilus.
Численность гаммарид в пищевых комках достигала 180 экземпляров, эфемерид — до 200. Из тендипедид численность Tanytarsus gr. mancus составила 113, Cryptochironomus gr. conjugens — 137, Polypedilum — 208, Procladius — 497, а Tendipes — до 737 экземпляров. Из моллюсков интенсивнее других потреблялись Viviparus, Lithoglyphus, Sphaerium и Dreissena. Стало быть, все приведенные гидробионты донной фауны являются основными объектами питания взрослых рыбцов. В пищевых комках наиболее крупных из них встречаются фрагменты речных раков и молоди карповых рыб.
В заключение следует отметить, что судя по экологии гидробионтов, обнаруженных в пищевых комках рыбца, его пастбищами служат самые разнообразные экологические ниши. Наряду с литореофилами Theodoxus, Lithoglyphus naticoides, Viviparus viviparus, Tanytarsus gr. mancus, Oligoneuriella, в комках встречаются псаммореофилы (Sphaerium), пелофилы (Pelopia, Procladius) и даже такие полисапробные формы, как Eristalis. Форма эта не случайна, обнаружена она в 6% пищевых комков численностыо в отдельных.случаях до 10 экземпляров.
Используя для пастбищ различные экологические нищи в водохранилище и в этой связи являясь эврифагом в широком смысле слова, рыбец во всех возрастах вступает в напряженные пищевые взаимоотношения со многими, зкологически различными рыбами. Как было установлено прежними исследованиями (Ярошенко и др., 1960), при сопоставлении пищевого спектра молоди рыбца со спектром молоди пятнадцати других видов рыб, населяющих водохранилище, его СП-коэффициент колебался в пределах 23-67. Только с молодью сазана общность питания оказалась незначительной (СП-17). У взрослых рыбцов также. наблюдается большое пищевое напряжение с большинстом окружающих его рыб. Во всяком случае при сопоставлении спектров питания: рыбца со спектрами питания стерляди, плотвы, жереха, уклеи, леща, белоглазки, сазана, ерша оказалось, что их СП — коэффициент колебался от 20 с жерехом до 49 с лещом и сазаном. Однако обилие и недоиспользование донной фауны не обостряют пищевую конкуренцию.
Что касается количественных показателей cоотношения в пищевых комках рыбца основных групп кормовой гидрофауны, то оно в значительной степени зависит от их соотношения и доступности. Поэтому целесообразно рассмотреть этот вопрос применительно к размерам изучаемых рыбцов, а также к месту и времении потребления ими пищи. Так как двухлетним рыбцам, достигающим среднего размера 17,1 см и веса 91 г, доступны кормовые объекты почти в такой же мере, как и более и взрослым особям, то считаем необходимым характеризовать питание рыбца по двум группам — сеголетних и остальных возрастов. Более того, по своим физико-химическим и биологическим особенностям нижний бьеф водохранилища отличается от верхнего, среднего и нижнего участков верхнего бьефа, и потому важно рассмотреть питание рыбца применительно к этим участкам, в отношенин же сезонных отклонений в его питанин — в целом по водохранилищу.
Сеголетние рыбцы распространены по всему водохранилищу, но в верхнем участке они встречаются в минимальном количестве. Причина тому не только неблагоприятные гидродинамические условия, но и упоминавшаяся скудная кормовая база. В сеголетнем возрасте, наиболее доступным кормом (табл. 2) являются зоопланктеры и личинки тендипедид, которые в верхнем участке представлены минимально. В результате средний индекс наполнения кишечников сеголеток не превышает 58, а коэффициент упитанности немногим больше единицы.

Таблица 2

Локальные особенности характера питания сеголеток
рыбца в Дубоссарском водохранилище (в % по весу)

Компоненты пищи Участки водохранилища
верхний средний нижний
Зоопланктон 33,3 27,3 12,1
Олигохеты 0,3 0,2
Гаммариды и мизиды 2,6 12,9
Тендипедиды 66,7 62,7 66,2
Прочие 0,1 2,5
Пищевая кашица 7,0 6,1
Средний индекс наполнения кишечников по Зенкевичу 58 140 127
Средний коэффициент упитанности по Фультону 1,3 1,5 1,6

Совершенно иная картина в смежном, гидродинамически более спокойном среднем участке водохранилища, где доступная сеголеткам кормовая база не только обильнее, но и разнообразнее. Помимо зоопланктеров и личинок тендипедид, составляющих по весу основную часть пищевых комков, заметную роль в питании сеголеток начинают играть и другие донные гидробионты, особенно гаммариды и мизиды. В результате средний индекс наполнения кишечника сеголеток возрастает до 140, а средний коэффициент упитанности — до 1,5. Между прочим, в этом участке они встречаются наиболее часто и в максимальном количестве.
В нижнем участке водохранилища сеголетки обычны, но в их пищевых комках вес зоопланктона снижается до 12% и значительно, почти до 13% повышается вес гаммарид и мизид. В целом сеголетки проявляют себя здесь бентофагами.
И хотя средний индекс наполнения кишечников ниже, чем в среднем участке, тем не менее коэффициент упитанности оказался высоким, что свидетельствует о более благоприятных условиях их развития и роста.
Изменения в питании сеголеток происходят в течение первого вегетационного периода развития, что объясняется скорее не сезонностью, а их размерами. Экспериментальными исследованиями (Набережный, Владимиров и др., 1966) установлено, что первые полтора месяца жизни рыбец питается только планктонными водорослями, коловратками и рачками. А летом, как видно из таблицы 3, основной пищей служат личинки тендипедид, зоопланктон отходит на второе место. Заметную роль в пищевом рационе начинают играть гаммариды и мизиды. При этом средний индекс наполнения кишечников сеголеток достигает 114, а коэффициент упитанности — 1,6 (табл. 3).

Таблица 3

Характер питания сеголеток рыбца Дубоссарского
водохранилища в летне-осенний период (в % по весу)

Компоненты пищи Сезоны года
лето осень
Зоопланктон 16,4 28,9
Олигохеты 1,8
Гаммариды и мизиды 2,4 27,0
Тендипедиды 77,3 28,7
Прочие 0,7 2,8
Пищевая кашица 1,4 12,6
Средний индекс наполнения кишечников по Зенкевичу 114 168
Средний коэффициент упитанности по Фультону 1,6 1,6

К осени гаммариды и мизиды прочно входят в пищевой рацион сеголеток. Средний индекс повышается до 168 при коэффициенте упитанности 1,6.
Взрослые рыбцы также распространены вдоль всего водохранилища, и в соответствии с условиями, присущими каждому из его участков, характер их пищи разнится (табл. 4). Общим во всех случаях является ограниченность использования ими в пищу зоопланктона и гаммарид с мизидами. Если первое можно объяснить бентофагией взрослых рыбцов, то второе — преимущественным обитанием их вдали от берегов на более глубоких местах, где гаммариды и мизиды, встречаются значительно реже и в несравненно меньшем количестве, чем в прибрежной зоне.

Таблица 4

Локальные особенности характера питания днестровского рыбца старших возрастов (в % по весу)

Компоненты пищи Участки Дубоссарского водохранилища Верхний участок нижнего бьефа Днестра
верхний средний нижний
Зоопланктон 22,3 2,9 1,01
Олигохеты 38,5 4,6 0,1
Моллюски 18,1 7,3 3,2 99,7
Гаммариды и мизиды 52,2 0,8 0,03
Тендипедиды 42,2 6,7 84,7 0,1
Прочие 1,2 5,3 6,3 0,16
Пищевая кашица 1,6 2,0
Средний индекс наполнения кишечников по Зенкевичу 31 47 66 65
Средний коэффициент упитанности по Фультону 1,7 1,7 2,0 2,0

В верхнем участке, где зоопланктон скуден, в пищевых комках он практически отсутствует. Из табл. 4 видно, что основными объектами питания являются тендипедиды, олигохеты и моллюски при весовом соотношении их в составе кормовой донной фауны 1,67 и 30%. И тем не.менее обеспеченность рыбца необходимым кормом не вполне достаточна, так как индекс наполнения его кишечников не превышает 31, хотя средний коэффициент его упитанности не так уж низок.
В среднем участке водохранилища основными объектами питания рыбцов остаются те же группы донной фауны, но процентное соотношение их веса значительно меняется. Во-первых, благодаря увеличению численности зоопланктона его компоненты в пищевом рационе занимают по весу свыше 2%. Во-вторых, в связи с увеличением биомассы тендипедид до 4% общей биомассы кормовой донной фауны, они составляют больше половины веса пищевых комков, тогда как содержание в последних олигохет снижается по весу до 24,6%. Объясняется это затруднениями доступа рыбцов к олигохетам.
Уменьшение содержания в пище моллюсков компенсируется использованием бодее доступных гаммарид и личинок эфемерид и некоторых других обитателей прибрежной зоны водохранилища. В целом кормовые условия рыбцов, судя по среднему индексу наполнения их кишечников, здесь заметно лучше, чем в верхнем участке, хотя средний коэффициент их упитанности остается прежним.
В нижнем участке основными объектами питания становятся личинки тендипедид и некоторых других насекомых. Олигохеты и моллюски, несмотря на то, что по весу в кормовой донной фауне они занимают соответственно 10 и 87%, в пищевом рационе рыбцов не играют существенной роли. Причиной считаем большую доступность тендипедид, личинок других насекомых и даже зоопланктона. Об этом свидетельствует более высокий средний индекс наполнения кишечников рыбца и коэффициент его упитанности. Правильность этих соображений подтверждают и показатели питания рыбца в нижнем бьефе водохранилища. Как явствует из той. же таблицы, моллюски, наиболее доступные рыбцу в речных условиях, в пищевом его рационе составляют по весу 99,7%. Однако это обстоятельство еще не свидетельствует о его недоедании. Во всяком случае средний индекс наполнения кишечников мало чем отличается от среднего индекса наполнения их у рыбца нижнего участка водохранилища, а показатель среднего коэффициента его упитанности также равен 2.
Существенные колебания в составе пищи и интенсивности питания взрослого рыбца наблюдаются на протяжении года (табл. 5). Зимой, например, он питается очень слабо, и средний индекс наполнения его кишечников достигает 14, а коэффициент упитанности снижается до 1,4. Основными объектами являются тендипедиды и олигохеты и cовсем незначительно — другие группы кормовой фауны.

Таблица 5

Сезонные изменения характера питания рыбца старших возрастов (без сеголеток), в % по весу

Компоненты пищи Сезоны года
зима весна лето осень
Зоопланктон 0,1 0,1 0,9 3,0
Олигохеты 41,2 12,3 43,1 5,3
Моллюски 2,6 4,9 22,1 5,7
Гаммариды и мизиды 0,2 3,4 0,1
Тендипедиды 55,8 69,7 25,3 76,0
Прочие 0,1 8,3 0,1 6,7
Пищевая кашица 1,3 8,5 3,2
Средний индекс наполнения кишечников по Зенкевичу 14 66 31 53
Средний коэффициент упитанности по Фультону 1,4 1,8 1,7 1,9

Весной, несмотря на то, что личинки тендипедид в биомассе кормовой донной фауны составляют по весу лишь 10%, в пищевом рационе рыбца на их долю приходится свыше 69%, тогда как олигохег, занимающих в биомассе донной фауны 53%, в пищевых комках немногим более 12%. Второстепенное место, уступая прочим насекомым, отведено моллюскам. Судя по среднему индексу, интенсивность питания рыбца высокая, и его средний коэффициент упитанности повышается до 1,8.
Летом в рационе питания рыбца преобладают олигохеты, хотя в биомассе донной фауны содержится их только 9%. Зато повышается удельный вес молюссков, составляющих в это время 90% биомассы кормовой донной фауны. Тендипедиды же, в связи с резким уменьшением их биомассы в донной фауне, в пищевых комках составляют немногим более 25%, а гаммариды и мизиды практически отсутствуют.
Вместе с тем наблюдается снижение интенсивности питания рыбца по показателю среднего индекса наполнения кишечников до 31 и уменьшение среднего коэффициента упитанности. Однако представление это кажущееся. Уменьшение среднего индекса наполнения летом объясняется не снижением интенсивности питания, а, наоборот, более интенсивным усвоением рыбцом потребляемой пищи при высоких температурах; кажущееся снижение среднего коэффициента упитанности — посленерестовым состоянием рыбца, дополнительный вес половых продуктов которого завышал весной коэффициент упитанности.
К осени интенсивность питания сохраняется на прежнем уровне, но скорость прохождения пищи в кишечнике замедляется, и средний индекс наполнения его поднимаетcя до 53. В пищевых его комках относительный вес зоопланктона увеличивается до 3%, а основную его часть (до 76%) составляют тендипедиды. Заметную роль в питании снова приобретают личинки других насекомых. К этому времени относительный вес гонад увеличивается. В результате средний коэффициент упитанности повышается до 1,9.
Таковы основные особенности обеспечения и питания рыбца в Дубoccapcком водохранилище. В дополнение ко всему необходимо только отметить, что в составе пищевых комков всex возрастов рыбца заметное, хотя количественно и неопределенное мecто занимают водоросли, главным образом сине-зеленые, диатомовые и нитчатые, пищевой значимостью которых не следует пренебрегать.
В заключение можно сделать следующий вывод. Рыбец в сеголетнем возрасте становится бентофагом, вместе с тем он отличается широкой пищевой пластичностью и является эврифаком в полном смысле этого слова. Учитывая эти его пищевые особенности, а также соответствие им наличного количества и разнообразия кормовой гидрофауны в водохранилище, можно считать целесообразной и биологически оправданной рекомендацию интенсивной культуры рыбца в Дубоссарском водохранилище.

ЛИТЕРАТУРА
Алексеева-Потехина Е. В. Материалы по биологии донского рыбца.-Труды АзНИИРХ, вып. 3, 1960.
Алексеева Е. В., Ющенко П. С. Новый метод инкубации икры и выдерживания личинок рыбца. — труды АзНИНРХ, вып/3, 1960.
Алексеева Е, В., Логвинович Д.И. Разведение донского рыбца. М., 1961.
Булахов В. Л. Об экологических условиях развития рыбца в Днепровском водохранилище. — В сб. «Вопросы экологии»» т. V. М., «Высшая школа», 1962.
Великохатько Ф. Д. Рибцi -Vimba vimba Linne Днiпра та Буга, — Науковi записки Нiжинського державного педагогичного ин-та, т. 1, 1940.
Дубоссарское водохранилище. (Монография) Под редакцией М. Ф. Ярошенко.М., «Наука», 1964.
Лапицкий И.И. Проявление внутривидовой биологической дифференциации, связанной с размножением, у рыб Цимлянского водохранилища. — В сб.: Материалы зоологического совещания. Кишинев, 1965.
Набережный А. И., Владимиров М. З., Ротарь А. И. и Максимовва О. Б. Питание днестровского рыбца на ранних этапах постэмбрионального развития. — В сб.: Труды IV конференции молодых ученых Молдавии. Кишинев, 1966.
Опалатенкo Л. К. Рибець Vimba v. v. natio carinata (Pallas) з Верхнього Днiстра. — В сб.: Тваринний свiт захiдних районiв Украiнi. Киiв, 1964. ,
Таран М.К. Питание промысловых рыб Днепровско-Бугского лимана в зависимости от размещения кормовых объектов.-В сб.: «Вопросы ихтиологии», т. 4; вып. 2 (31), 1964.
Троицкий С. К. Биология речного периода, запасы и воспроизводство кубанских рыбца и шемаи. — Труды рыбоводно-биологической лаборатории Азчеррыбвода, вып. 1, 1949.
Троицкий С. К. Материалы по скату и биологии молоди донского рыбца. — Труды АзНИИРХ, вып. 3, I960.
Ярошенко М. Ф. Гидрофауна Днестра. М. Изд-во АН СССР, 1957.
Ярошенко М. Ф., Томнатик Е. Н., Набережный А. И., Вальковская О. И. и Карлов В. И. Пищевые взаимоотношения некоторых видов рыб Дубоссарского водохранилища. — Труды Института биология МФ АН СССР, т.II, вып. 1, 1960.

© 1970. Авторские права на статью принадлежат М.Ф.Ярошенко, А.И.Набережному, М.З.Владимирову, О.И.Вальковской (Институт зоологии АН МССР)
Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

Май 31, 2009 Posted by | fish | , , , , , , , , , , , , , , , , | Оставьте комментарий

Пути повышения эффективности использования кормовых ресурсов озера Кагул

Пути повышения эффективности использования кормовых ресурсов озера Кагул.
Карасево-лещовое озеро Кагул (пл.10 тыс.га) — один из крупных придунайских водоемов комплексного назначения. В перспективе его воды широко будут использованы для орошения сельскохозяйственных угодий Украины и Молдавии. Богатые кормовые ресурсы озера остаются значительно недоиспользованными.
В образовании первичной продукции в озере основную роль играет фитопланктон (91,7% общего ее количества). Суммарная валовая первичная продукция, созидаемая автотрофнымн организмами составляет 5790 ккал/м². Бактериопланктон, продукция которого равна 1704 ккал/м², ассимилирует за вегетационный период около 53% учтенной чистой первичной продукции. Запасы первичной и бактериальной продукции для обеспечения пищевых потребностей зоопланктона, свободноживущих инфузорий, зообентоса и рыб в озере составляют около 3893 ккал/м². Этими трофическими уровнями ассимилируется всего 16% от общей первичной продукции или 728 ккал/м². В результате биотический баланс в озере является положительным и практически остаются неиспользованными 1462 ккал/м² чистой первичной продукции иди 146 ц/га.
В целях эффективного использования этих биологических ресурсов необходимо увеличить удельный вес рыб-типичных фитопланктофагов, в частности, белого толстолобика, прирост ихтиомассы которого можно довести до 50 кг/га. Прирост рыбопродукции за счет более эффективной утилизации зоопланктона может составить 85-90 кг/га, за счет свободноживущих планктонных и донных инфузорий — 19-20 кг/га и за счет зообентоса — 120 -130 кг/га.
Более рациональное использование растительных и животных кормовых ресурсов позволит довести потенциальную рыбопродуктивность озера до 2,5-2,8 ц/га, а фактическое изъятие рыбы промыслом (1,2-1,5 ц/га) увеличить в 4-5 раз по сравнению с настоящим.
В целях повышения рыбохозяйственной значимости озера в соответствии с его потенциальными возможностями необходимо поддерживать оптимальный состав промысловой ихтиофауны, примерно в следующем соотношении: тарань, лещ, карп, серебряный карась – 45%, хищные рыбы – 10%, растительноядные рыбы – 30%, остальные виды – 15%. Для этого целесообразно осуществление следующих рыбоводно-мелиоративных мероприятий: сокращение периода весенне-летнего запрета на один месяц, применение искусственных нерестилищ для судака и леща, увеличение поголовья ценных рыб-малакофагов, а также судака и ограничение его промыслового лова в течение 2-3 лет, ежегодное вселение в озеро не менее 2 млн. сеголеток карпа.
В озере Kагул имеются все условия для интенсивного выращивания растительноядных рыб, плотность посадки которых должна быть 40-50 шт/га для белого амура и пестрого толстолобика и 100-120 шт/га для белого толстолобика. В перспективе целесообразно вселение буффало и канального сомика. Необходимо усилить охрану рыбных запасов, особенно в нерестовый период.

© 1978. Авторские права на статью принадлежат А.И.Набережному, М.З.Владимирову, Ф.П.Чорику, И.К.Тодерашу (Институт зоологии и физиологии АН МССР)
Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

Май 29, 2009 Posted by | Ponds Moldova | , , , , , , | Оставьте комментарий

К экологии зоопланктона Кучурганского лимана

К экологии зоопланктона Кучурганского лимана

Сведения о зоопланктоне Кучурганского лимана, одного из наиболее крупных пойменных водоемов Днестра, интересного по своему генезису и составу гидрофауны, ограничиваются данными Ф. Ф. Егермана (1924), Ю. М. Марковского (1953), А. А. Буяновской (1953) и М. Ф. Ярошенко (1957). Приведенные данные в этих работах основаны, в большинстве случаев, на разовых сборах, приуроченных, как правило, к летнему периоду, и поэтому не могут характеризовать действительное состояние зоопланктона в лимане ни во времени, ни в пространстве.

Постановка таких исследований не только зоопланктона, но и всей гидрофауны и гидрофлоры лимана обусловлена предстоящими изменениями в нем физико-химического и биологического режимов в связи с вводом в эксплуатацию с 1965 г. одной из крупнейших на западе СССР, Молдавской ГРЭС, сооружаемой на правом берегу лимана.

Поднятие уровня воды в лимане примерно на 2,20 м и ожидаемое повышение, под воздействием ГРЭС, термического режима несомненно приведут к значительным изменениям в составе, распределении и численном развитии зоопланктона. В связи с этим было небезынтересно выяснить состояние зоопланктона лимана до пуска в эксплуатацию ГРЭС. Тем более, что оно при создавшемся положении вряд ли повторится. Кроме того, полученные нами данные могут быть использованы для прогнозирования гидробиологического режима и разработки биологических основ рационального рыбохозяйственного использования лимана.

Учитывая все это, мы провели систематические сезонные исследования зоопланктона лимана на протяжении 1960-1964 гг., из них в 1962-1963 гг. — ежемесячно. Сбор проб зоопланктона проводили на 3 постоянных поперечниках, охватывающих в одинаковой мере типичные участки верховья, среднюю часть и низовья лимана. Всего за указанный период собрано и обработано 460 качественных и количественных проб зоопланктона.

Подробное описание генезиса, морфометрии и гидрографии, некоторых элементов гидрологии и водной растительности лимана приводятся в работах Ф. Ф. Егермана (1924), М. Ф. Ярошенко (1957, 1950, 1950а) и Ю. М. Марковского (1953). Поэтому здесь мы коснемся их лишь в общих чертах для понимания условий обитания зоопланктона.

Кучурганский лиман представляет собой водоем подпорного типа, образовавшийся в долине устьевого участка, одноименного с лиманом притока Днестра. Своим основанием он упирается в приподнятую пойму Днестра и сообщается с ним лишь во время половодья. Площадь лимана сильно варьирует от 1500 га — в период среднего меженного уровня, до 2500 га — во время половодья, с максимальной глубиной 5 м. Верховье лимана, сплошь заросшее тростником и отчасти рогозом, имеет ширину примерно 200-300 м. Наибольшая ширина — 3-3,5 км — находится в его низовье. В связи с небольшими глубинами и частыми продольными ветрами лиман хорошо прогревается, причем особой разницы в температуре поверхностных и придонных слоев воды не наблюдается.

Содержание растворенного кислорода, в связи с постоянным перемешиванием воды, всегда находится в пределах нормы. Некоторое исключение наблюдается в летние периоды при «цветении» сине-зеленых водорослей, когда содержание кислорода в воде в дневные часы достигает 150-180%, понижаясь к утренним часам до 50-60% от нормы.

По химическому составу вода лимана, по неопубликованным данным С. Е. Бызгу, относится к смешанному гидрокарбонатно-сульфатному и сульфатно-гидрокарбонатному классу с общей минерализацией в пределах 400-1100 мг/л.

Среди мягкой водной растительности, почти сплошь покрывающей большую часть дна лимана, выделяются Ceratophyllum demersum, Potamogeton pectinatus.

Как уже отмечалось нами выше, одним из первых, кто исследовал зоопланктон Кучурганского лимана, был Ф. Ф. Егерман (1924). В приведенном им списке насчитывается всего 27 видов зоопланктона, среди которых 18 видов коловраток, 7 — ветвистоусых и 2 — веслоногих. Примерно такое же разнообразие установлено и А. А. Буяновской (1953), с той лишь разницей, что 60% из обнаруженных видов приводятся только до рода. Сомнение вызывает нахождение автором в лимане северного выходца Bosmina coregoni, которая ни нами, ни другими исследователями не была обнаружена не только в Кучурганском лимане, но и в других водоемах Молдавии.

Довольно ограниченным, всего 20 видов, является и список зоопланктеров, приведенный Ю. М. Марковским (1953). Среди них наиболее многочисленными, как по разнообразию (60%), так и по численности (70,7% от 273 тыс. экз./куб. м) оказались коловратки, с ведущей ролью Filinia longiseta и Polyarthra euryptera.

К сожалению, мы не смогли использовать материалы по зоопланктону лимана, приведенные в работе М. Ф. Ярошенко (1957), которые даются под общей графой «пойменные водоемы».

В результате проведенных нами исследований в составе зоопланктона Кучурганского лимана было установлено 173 вида и разновидности (табл. 1).

Таблица 1

Видовой состав зоопланктона в Кучурганском лимане

Наименование видов Днестр ниже г.Бендеры Зима Весна Лето Осень Сапроб-
ность
Rotatoria
Bdeloidea sp + + 0
Rotaria neptunia Ehrenberg 0 0
Philodina roseola Ehrenberg 0 0 + 0 β-αm
Philodina sp. 0 + 0
Epiphanes senta O. F. Müller 0 + 0 αm-P
Trichotria pocillum O. F. Müller 0 0
Tr. curta Skoricow + 0
Platyas patulus O. F. Müller 0
Platyas quadricornis Ehrenberg 0 0 0 βm
Brachionus quadridentatus Herman 0 0 β-αm
Br. quadridentatus var. cluniorbicularis Skor 0 0
Br. quadridentatus var. brevispinus Ehrenberg + 0 0
Br. quadridentatus var. melheni Barrois et Dad 0
Br. calyciflorus Pallas + 0 βm
Br. calyciflorus var. amphiceros Ehrb. + + 0 + β-αm
Br. calyciflorus var. anuraeiformis Brehm + 0 0 0 βm
Br. calyciflorus var. dorcas Gosse 0 0 * + + βm
Br. forficula Wierzejski 0
Br.  leydigii Cohn 0 0 0 0 0 β-αm
Br. leydigii var. rotundus Rousselet 0
Br. leydigii var. quadratus Rousselet 0 + 0
Br. leydigii var. tridentatus Zernov 0
Br. bennini Leissling 0 0
Br. urceolaris O. F. Müller + 0 α-βm
Br. plicatilis O. F. Müller 0 0 P
Br. rubens Ehrenberg + 0 βm-P
Br. budapestinensis var. punctatus Hempel 0 0 βm
Br. diversicornis Daday 0 0 βm
Br. diversicornis var. homoceros Wierzejski 0
Br. angularis Gosse + 0 0 0 α-βm
Br. angularis var. bidens Plate + * * 0 α-βm
Br. nilsoni Ahlstrom 0
Mytilina mucronata O. F. Müller 0 0 0 0
Wolga spinifera Western 0 0
Lophocharis salpina Ehrenberg 0
Euchlanis lyra Hudson 0
E. parva Rousselet 0 0
E. dilatata var. luxsiana Nauer 0
E. dilatata Ehrenberg + 0 0 + 0 βm-O
E. deflexa Gosse + 0
Anuraeopsis fissa Gosse + + 0 βm-O
Keratella cochlearis Gosse + 0 * + βm-O
K. cochlearis var. tecta Gosse + + * 0 βm-O
K. irregularis Apstein 0
K. valga Ehrenberg + + + + βm-O
K. tropica Apstein 0 0 0 0
K. tropica var. reducta Fadeew 0 + 0 0
K. quadrata var. platel Jargerskiold 0 0 0
K. quadrata var. divergens Voigt 0 +
K. quadrata var. frenzeli Eckstein 0
K. quadrata f. quadrata Carlln + + * + + βm-O
Notholca striata O. F. Müller + 0 βm
N. squammula O. F. Müller + * 0 O-βm
N. labis Gosse 0 + 0 βm
N. acuminata Ehrenberg 0 + 0 O-βm
Argonotholca foliacea Ehrenberg 0
Lepadella patella O. F. Müller 0 0
L. ovalis О. F. Müller 0 0 βm-O
L. quadricarinata Stenroos 0
Colurella adriatica Ehrenberg 0 0
C. colurus Ehrenberg 0 0 0
Lecane luna O. F. Müller + 0 + + βm-O
L. tenuiseta Harring 0
L. lunaris Ehrenberg + 0 βm-O
L. hamata Stokes + 0 0
L. quadridentata Ehrb. 0 0
L. closterocerca (Schmarda) 0 0
L. bulla Gosse + 0 βm-O
L. stenroosi Meissner + 0
Lecane sp. 0 0 0
Cephalodella sp. 0 0
Ceph. mlsgurnus Wiilfert 0
Ceph. glbba Wulfert + 0 0 βm-O
Ceph. catelina О.F. Müller 0 0 0 βm
Ceph. catelina var. botezati Rodewald 0
Notomata sp. 0
Trichocerca tenulor Gosse 0
Tr. similis Wierzejski + 0
Tr. rattus O. F. Müller 0 0 0 O-βm
Tr. stylata Gosse 0
Tr. dixon-nuttali Jennings 0 0
Tr. uncinata Voigt +
Tr. birostris Minklewicz + 0
Tr. pusilla Jenings 0 O-βm
Chromogaster ovalis Bergendal 0
Dicranophorus caudatus Ehrenberg 0
Dicr. epicharis Hars und Myers 0 0
Dicranophorus sp. +
Asplanchna priodonta henrieta Langhans 0 + + 0 βm
Asp. priodonta helvetica lmhof + + βm
Asp. sieboldi Leydig 0 + + +
Asp. girodi de Guerne +
Polyarthra major Burckhardt 0 0 + βm-O
P. vulgaris Carlin 0 βm
P. dolichoptera ldelson + + + + + βm-O
P. remata Skorikow + + + + O-βm
P. proloba Wulfert 0 0 0 + βm
P. pseudoproloba Albertova 0 0 0 0 βm
Synchaeta stylata Wierzejski + 0 + + +
S. tremula O. F. Müller 0 + βm
S. oblonga Ehrenberg 0 0 0 + O-αm
S. pectinata Ehrenberg 0 0 0 0 α-βm
Bipalpus hundsoni lmhof + + + +
Testudinella patina Herman + + 0 α-βm
T. mucronata Gosse 0 0 βm-O
Pompholyx complanata Gosse + + 0 0 + 0
Hexarthra fenica Levander + βm
H. fenica var. oxyuris Zernow 0 0 +
Filinia longiseta Ehrenberg + 0 + + + βm
F. limnetica Zach. 0 0
F. brachiata Rousselet 0 0 + 0
F. terminalls Piate + + + +

Продолжение

Наименование видов Днестр ниже г.Бендеры Зима Весна Лето Осень Сапроб-
ность
Cladocera
Sida crystalina O.F. Müller + 0 O-βm
Diaphanosoma brachyurum frontosa Lilljeborg + + + O
Daphnia longispina tenuitesta Sars 0 + + αm
D. cucullata apicata Kurz + + 0 O-βm
D. cucullata berolinensis Schodler + + 0
D. cucullata kahlbergensis Schodler 0
Ceriodaphnia pulchella Sars 0 + 0
C. quadrangula O.F. Müller + 0
С. laticaudata P. Е. Müller 0 + βm
С. reticulata (Jurine) 0 0 βm-O
Moina micrura Guerne et Richard 0 + 0
Scapholeberis mucronata O. F. Müller 0 0 0
S. kingi Sars 0 0
S. mucronata fronte laevi P. E. Müller 0 0
S. mucronata cornuta (Schodler) 0 0 0
Simocephalus vetulus (O. F. Müller) 0 + 0 βm-O
Bosmina longirostris brevicornis Hellich + + 0
B. longirostris typica O. F. Müller + 0 + * βm-O
B. longirostris similis (Lilljeborg) 0 0 * +
B. longirostris pellucida Stingelln +
B. longirostris cornuta (Jurine) 0 * 0
B. longirostris curvirostris Fischer +
Ilyocryptus sordidus (Liévin) 0 0 βm
Macrothrix laticornis (Jurine) 0 0 0 0 O-βm
Eurycercus lamellatus (O. F. Müller) 0 0
Camptocercus rectirostris Schodler 0 0 O-βm
Acroperus harpae harpae Baird 0 0 0 0 O-βm
Graptoleberis testudinaria (Fischer) 0 0 0 0
Alonopsis elongata (Sars) 0 0
Rhynchotalona rostrata (Koch) 0 0 0 O-βm
Plesuroxus aduncus (Jurine) 0 0 0
Pl. striatus Schodler 0
PI. trigonellus (O. F. Müller) 0 0 βm
Alona rectangula Sars 0 0 βm-O
Alona rectangula élegans (Kurtz) 0 βm-O
Alona quadrangularis (O. F. Müller) 0
Alona guittata Sars + 0
Chydorus sphaericus (O. F. Müller) + 0 0 0 α-βmO
Ch. globosus Bard 0
Ch. latus Sars 0 O-βm
Ch. ovalls Kurtz 0 0 0 +
Leplodora kindtii (Focke) 0 0 0 O-βm

Продолжение

Наименование видов Днестр ниже г.Бендеры Зима Весна Лето Осень Сапроб-
ность
Copepoda
Eucyclops serulatus (Fisch) 0 0 0
E. serulatus var. proxlmus Llll + + 0
E. serulatus var. speratus L. U. 0
Paracyclops flmbriatus (Fisch) 0 0 0 0 α-βm
P. poppei (Rehb) 0 0 0
Cyclops vicinus Uljan + 0 0 0 0
Acanthocyclops viridis (Jur.) 0 0 0 0 O
A. vernalis (Fisch) + 0 + * + O
Acanthocyclops bicuspidatus (Claus) 0 0 + + + O
Mesocyclops leuckarti (Claus) 0 + + + β
Calanipeda aquae-dulcis Kritsh + 0
Diaptomus gracilis Sars 0 0 O
Eurytemora velox (Lill) + + O
Heterocope caspia Sars 0 + + 0
Nitocrella hibernica (Brady) + + +
Bryocamptus minutus (Claus) 0 O
Laophonte mohammed Blanchard et Richard + +
Canthocamptus staphylinus (Jurine) 0 0 0 0 α-βm
Limnocletodes behningi Borutzky 0 0

«*» масса, «+» много, «0» единично, » -» отсутствие

Господствующей группой по числу видов являются коловратки, на долю которых приходится 64,8% общего числа форм. Второе место занимают ветвистоусые 24,3% и третье — веслоногие рачки — 10,9%. Такое относительно большое разнообразие зоопланктона в лимане объясняется в первую очередь многообразием в нем экологических условий. С другой стороны, существенную роль в обогащении состава зоопланктона в лимане оказывает во время паводков р. Днестр. Достаточно напомнить, что даже при сравнительно невысоких весенних паводках (до 2 м) в лиман поступает не менее 50 млн. куб. м воды. Чем выше уровень паводков, тем значительнее влияние Днестра на состояние зоопланктона в лимане. Поэтому не случайно, что примерно 43% форм зоопланктона лимана являются общими и для участка Днестра ниже г. Бендеры. При последующем понижении уровня воды в лимане последняя, стекая в р. Днестр, оказывает такое же положительное влияние на формирование зоопланктона русловой части реки, что в свое время отмечалось М. Ф. Ярошенко (1957) и В. Л. Гримальским (1950).

Как видно из приведенной таблицы, подавляющая часть зоопланктеров лимана представлена эвритерным и теплолюбивым озерно-прудовым комплексом, и широко распространена в северном полушарии. Исключение представляет лишь рачок Scapholeberis kingi, обитатель водоемов ориентальной, австралийской и южной части палеарктической областей. В СССР до недавнего времени был известен только для Узбекистана (Мануйлова, 1964, Мухамедиев, 1960, 1965). В Молдавии S. kingi впервые был обнаружен нами (1964) в р. Реут.

Из числа типичных потамобионтов можно назвать лишь Wolga spinifera, Anuraeopsis fissa, Filinia terminalis, Brachionus bennini и др., которые населяют самые разнообразные водоемы республики (Ярошенко, 1952, 1956, 1957; Гримальский, 1957, 1962; Набережный, 1957, 1964, 1965).

В отличие от большинства водоемов в образовании комплексов зоопланктона в лимане принимают участие три генетически разнородные группы. Наиболее многочисленным — 161 форма — является пресноводный комплекс, состоящий из эвригалинных форм.

Во вторую группу входят представители каспийской фауны — Calanipeda aquae-dulcis, Heterocopa caspia и Limnocletodes behningi. Первый из них в составе зоопланктона лимана был отмечен в единичных экземплярах лишь в летний период. Два последних рачка, среди которых Limnocletodes behningi отмечается впервые для бассейна Днестра, являются постоянными компонентами зоопланктона, но численность их обычно не превышает 2-4 тыс. экз./куб. м. Все они, по свидетельству В. М. Рылова (1930) и Е. В.Боруцкого (1952), широко распространены в Понто-Каспийском бассейне и являются типичными пресноводно-стеногалинными рачками.

Третью группу составляют представители солоноватоводных водоемов Brachionus plicatilis, Lophocharis salpina, Colurella, adriatica, Hexarthra fenica var. oxyuris, Bipalpus hudsoni, Eurytemora velox, Laophonte mohammed и др. В лимане, за исключением Bipalpus hudsoni, они встречаются эпизодически и никогда не достигают массового развития. Что касается В. hudsoni, то он является постоянным обитателем зоопланктона, достигая в летний период 10-12 тыс. экз/куб. м.

Примерно такой же состав комплексов характеризует зоопланктон придунайских лиманов (Пидгайко, 1957, 1961), по своему генезису сходных с Кучурганским лиманом (Марковский, 1953).

Доминирующую группу зоопланктона в исследуемом нами лимане определяют 16 форм, или 9,2% от общего разнообразия зоопланктона (табл. 1), в том числе 10 коловраток, 5 ветвистоусых и одна из веслоногих рачков. Все они занимают ведущую роль и в зоопланктоне большинства водоемов республики. Среди них в условиях лимана наибольшую среднегодовую численность — 164,6 тыс. экз./куб. м — достигает лишь Bosmina longirostris. Численность остальных доминирующих форм за тот же промежуток времени была несравненно ниже и колебалась от 0,4 до 31,0 тыс. экз./куб. м.

Естественно, что судить о численности развития даже доминирующих форм только по среднегодовым данным, куда включены и зимние наблюдедния, было бы неправильно, так как они так же, как и основная масса зоопланктеров, наиболее пышно развиваются в летний период.

В большей мере это касается ветвистоусых рачков, что довольно наглядно видно из табл.2. Некоторые же из них, как например Daphnia cucullata со своей разновидностью berolinensis, в июле 1962 года в отдельных пробах достигала численности 316 тыс. экз./куб. м. весом более 14 г. а Bosmina longirostris — 2208 тыс. и весом около 40 г.

Несравненно скуднее здесь, чем в других водоемах республики, численное развитие веслоногих рачков. Несмотря на относительно большое их разнообразие в лимане в доминирующую группу можно было отнести лишь эврибионта Acanthocyclops vernalis, численность которого в исключительных случаях достигала 272 тыс. экз./куб. м. Большую же часть времени года она колебалась в пределах 0,7-55,0 тыс. экз./куб. м.

Таблица 2

Сезонная динамика численности (тыс.экз./куб.м) и биомассы зоопланктона (г/куб.м) в Кучурганском лимане

1962 г.

группы Май Июнь Июль
кол-во % кол-во % кол-во %
Коловратки 12,8 56,1 8,9 3,7 42,7 5,5
Ветвистоусые 4,8 21,1 210,9 89,0 622,3 84,3
Веслоногие 5,3 22,8 17,3 7,3 75,9 10,2
Всего 22,8 237,1 740,9
Биомасса, г 0,26 5,7 17,5

продожение

группы август октябрь средняя за год
кол-во % кол-во % кол-во %
Коловратки 124,0 56,0 4,8 16,0 38,6
Ветвистоусые 75,2 34,4 3,1 10,5 183,3
Веслоногие 19,3 8,9 21,9 73,5 27,9
Всего 218,5 29,8 249,6
Биомасса, г 2,4 0,6 5,3

1964 г.

группы Апрель Июль
кол-во % кол-во %
Коловратки 12o,4 72,8 420,4 60,6
Ветвистоусые + + 193,2 27,8
Веслоногие 45,0 27,2 80,8 11,6
Всего 165,4 604,4
Биомасса, г 1,2 7,0

продолжение

группы октябрь средняя за год
кол-во % кол-во %
Коловратки 136,4 82,0 225,7 66,4
Ветвистоусые 7,5 8,5 66,9 19,9
Веслоногие 15,1 9,5 46,9 13,7
Всего 159,0 339,1
Биомасса, г 0,6 2,9

Неодинаково распределяется зоопланктон и по продольному профилю лимана. По обилию качественного состава, например, выделяется мелководный и хорошо прогреваемый верхний участок с хорошо развитой разнокачественной цветковой растительностью. Общее разнообразие форм здесь достигает 127 против 102 в среднем и 77 в нижнем участках. Большая часть обнаруженных в этом районе лимана дополнительных форм зоопланктона представлена придонными и зарослевыми эпизодически встречающимися формами: Eucyclops serulatus var. proximus, Paracyciops flmbriatus, P. poppei, Sida crystalina, Ilyocryptus sordidus, Brachionus leydigii var. tridentatus и др. Все они включаются в состав зоопланктона, как правило, в летнюю межень.

Эупланктонный комплекс зооплактеров более полно представлен в среднем и нижнем участках лимана. Среди последних определенный интерес представляют новые для фауны коловраток СССР Роlуагthга ргоloba и Polyarthra pseudoproloba, характерные для водоемов западной Европы, а также редкие в СССР Asplanchna girodi и Asp. priodonta var. helvetica. Первая из них в условиях лимана встречалась круглогодично (71% по частоте встречаемости) и наибольшей массовости — до 56 тыс. экз./куб. м в летний период. Вторая P. pseudoproloba является более редкой (19% по частоте встречаемости), и численность ее как исключение достигает 8 тыс. экз./куб. м. Asplanchna girodi, по нашим наблюдениям, отмечена лишь летом (13% по частоте встречаемости) при численности 2,9 тыс. экз./куб. м. Более часто (55% по частоте. встречаемости) и в значительных количествах (135 тыс. экз./куб. м) встречается Asplanchna priodonta var. helvetica. К этой группе следует отнести также Diaptomus gracilis, считавшегося обитателем водоемов северной и средней полосы (Рылов, 1930).

В распределении численности зоопланктона по продольной оси лимана наблюдается неуклонное ее увеличение по направлению к нижнему участку. Характерно, что это увеличение обусловливается главным образом за счет численного развития ракообразных, в то время как коловратки более или менее равномерно распределяются по всей акватории лимана. Ветвистоусые рачки, например, в среднем за вегетационный период 1964 года достигали в нижнем участке 144,5. тыс. экз./куб. м, в среднем — 45 тыс., а в верхнем только 9,3 тыс. экз./куб м. Такая приуроченность ветвистоусых к нижнему участку лимана объясняется не только несравненно большей здесь прозрачностью воды, но и сравнительно лучшей обеспеченностью их трофических потребностей протококковыми водорослями (Шаларь, 1966). Примерно такое же распределение наблюдается и у веслоногих, численность которых соответственно составляла 51,5; 61,7 и 27,3 тыс. экз./куб. м.

Что касается отношения по крайней мере основного состава зоопланктона к степени загрязнения воды, то, согласно данным Колвица и Марсона (Kolkwitz and Marsson, 1909), Г.И.Долгова и Я.Я.Никитинского (1927), В.И.Жадина и А. Г. Родиной (1950), Л. Ганушки (Hanuska, 1956), В. Сладечека и А. Сладечковой (Sládecek and Sládeceková, 1962) и В. Сладечека (V. Sládecek, 1963), его можно отнести к ß-мезосапробному типу. Косвенным подтверждением этому могут служить данные Г. Г. Горбатенького по бихроматной окисляемости. Согласно им, количество растворенных органических веществ в воде лимана содержится в пределах 60-120 мг/л.

Кормовая биопродукция зоопланктона в лимане, составленная по расчетным данным (Ярошенко и Набережный, 1956), колебалась за исследуемый нами период от 27 (1964 г.) до 47 (1962 г.) ц/га и определялась главным образом развитием ракообразных.

Выводы
1.Зоопланктон Кучурганского лимана до ввода в эксплуатацию ГРЭС отличается большим разнообразием — 173 вида и разновидности, среди которых выделяется 3 генетически разнородные группы: пресноводная, реликтовая и солоноватоводная. Наиболее многочисленной является пресноводная группа — 161 форма.
2.В экологическом отношении подавляющая часть зоопланктеров лимана представлена эвритермным и теплолюбивым озерно-прудовыми комплексами, широко распространенными в самых разнообразных водоемах республики.
3.Наибольшим разнообразием форм отличается мелководный верхний участок лимана, а по численному развитию — более глубоководный нижний участок. В определении кормовой биопродукции зоопланктона, составляющей по расчетным данным 27-47 ц/га, ведущую роль играют ракообразные.

ЛИТЕРАТУРА
Боруцкий Е. В. Harpacticada пресных вод. Фауна СССР, т. III, в. 4, М. 1952.
Буяновская А. А. Зоопланктон Днестровского лимана и нижнего течения Днестра. Матер. по гидроб. и рыбол. лиманов сев.-зап. Причерноморья, в. 2, Одесск, гос. унив., 1953.
Гримальский В. Л. Гидробиологические исследования в Молдавии, их цель и задачи. Научные записки Молдавского филиала АН СССР, т. 3, 1950.
Гримальский В. Л. Планктон реки Днестра, Тр. Кишин. сельхоз. ин-та им. М. В. Фрунзе, т. XII. Кишинев, 1957.
Гримальский В. Л. Водоемы бассейна р. Реута, их гидробиологический режим и перспективы рыбохозяйственного использования. Тр. КСХИ им. Фрунзе, т. XXIX,
1962.
Долгов Г. И. и Никитинский Я. Я. Гидробиологические методы исследований. Стандартные методы исследований питьевых вод. М., 1927.
Егерман Ф. Ф. Материалы по планктону Кучурганского лимана бассейна реки Днестра, Тр. Бугчанпос, т. 1, 1924.
Жадин В. И. и Родина А. Г. Биологические основы водоснабжения и очистки вод. Жизнь пресных вод СССР, т. III, 1950.
Мануйлова Е. Ф. Ветвистоусые рачки фауны СССР. Издательство «Наука». М.-Л., 1964.
Марковский Ю. М. Фауна беспозвоночных низовьев рек Украины, условия ее существования и пути использования. Часть I, Водоемы дельты Днестра и Днестровский лиман, АН УССР, Киев, 1953.
Мухамедиев А. В. Материалы к гидробиологии рисовых полей Ферганской долины. Уч. зап. Ферганского гос. пед. ин-та им. Улугбека, сер. биол., в. 6, 1960.
Мухамедиев А. В. Об изучении способов расселения и генезиса фауны ветвистоусых рачков. Вопросы гидробиол., 1965.
Набережный А. И. Зоопланктон и его кормовое значение для рыб в первые годы становления Дубоссарского водохранилища. Изв. Молд. филиала АН СССР № 8 (41), 1957.
Набережный А. И. Зоопланктон малых водохранилищ Молдавии. Биологические ресурсы водоемов Молдавии, в. 2, 1964.
Набережный А. И. и Ротарь А. И. Фауна коловраток реки Прута. Биологич. ресурсы водоемов Молдавии, в. III, 1965.
Пидгайко М. Л. О формировании зоопланктона придунайских водоемов. Дунай и придунайские водоемы в пределах СССР, Киев, 1961.
Рылов В. М. Пресноводные Calandoida СССР. Определители организмов пресных вод СССР, в. I. Л., 1930.
Шаларь В, М. и Н. И. Яловицкая. Фитопланктон Кучурганского лимана. Биологические ресурсы водоемов Молдавии, в. IV, 1966.
Ярошенко М. Ф. Генезис и развитие Днестровской поймы. Научн. зап. Молд. филиала АН СССР, т. 3, 1950.
Ярошенко М. Ф. Рыбохозяйственное значение пойменных водоемов Днестра и мероприятия по их улучшению. Научн. зап. Молд. филиала АН СССР, т. 3, 1950а.
Ярошенко М. Ф. Гидробиологический режим и рыбохозяйственные возможности некоторых прудов Молдавии. Изв. Молд. филиала АН СССР № 4-5 (7-8), 1952.
Ярошенко М. Ф. Биотические условия жизни карпа в прудах Молдавии. Изв. Молд. филиала АН СССР, № 5 (32), 1956.
Ярошенко М. Ф. Гидрофауна Днестра. Изд. АН СССР. М., 1957.

© 1966. Авторские права на статью принадлежат А.И.Набережному, О.Т.Кривцовой, А.И.Ротарю (Ин-т зоологии АН Молд.ССР). Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

Май 28, 2009 Posted by | Kuchurgan reservoir | , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , | Оставьте комментарий